Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Таганский суд Москвы отказал в удовлетворении иска Марии Гайдар о незаконности самоликвидации СПС


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович и Вероника Боде.



Кирилл Кобрин: Партия "Правое дело", созданная на базе самораспустившихся "Союза правых сил", "Гражданской силы" и Демократической партии России, подала в Министерство юстиции документы на регистрацию. Сообщается о 56 тысячах человек, вступивших в "Правое дело", при минимуме в 50 тысяч членов. Решение о регистрации должно быть принято в течение месяца.



Данила Гальперович: Несмотря на то, что на подаче документов партии "Правое дело" в Министерстве юстиции не присутствовал ни один из ее лидеров, все они имеют полное основание надеяться на благополучный результат этого шага. Создавали организацию люди, не раздражающие российскую власть настолько, чтобы она блокировала всю их политическую деятельность. Напротив, "Правое дело" не обошлось без тех, кто в свое время по указаниям Кремля образовывал как бы демократические партии для прямых кампания против "Яблока" и "Союза правых сил". Некоторые бывшие члены СПС вошли в "Правое дело", скрепя сердце, но они надеются, что из проекта вырастет что-нибудь путное. Один из таких политиков - член федерального политсовета партии "Правое дело" Борис Надеждин.



Борис Надеждин: Собственно говоря, партия рождается тогда, когда она получает лицензию на участие в выборах или, как сейчас говорят, регистрируется. Это, знаете, как ребенок - можно рассуждать о том, что из него вырастет, только при условии, что он вообще родился и может учиться ходить, есть разговаривать и так далее. Так и с партиями, то есть пока партия не зарегистрирована, он существует как вещь в себе, а когда она зарегистрирована, она начинает участвовать в выборах, а, собственно говоря, выборы - это и есть то, ради чего партия регистрируется. И вот первые выборы серьезные в этом году будут у нас в октябре у партии "Правое дело". В частности, в парламенты ряда российских регионов, в том числе в Московскую городскую Думу. И вот после этого я, например, смогу уже сделать какие-то более конкретные выводы. Думаю, что шансы и перспективы у нас есть, потому что получилось в свое время, в 1999 году, с "Союзом правых сил", с тех пор, что называется, за одного битого двух небитых дают, так что будем пытаться.



Данила Гальперович: Однако многие наблюдатели полагают, что резоны у тех, кто до "Правого дела" состоял в "Союзе правых сил", или, например, в Демократической партии России, чисто практические. Эксперты Московского центра Карнеги Николай Петров, в частности, уверен, что региональные партийные структуры этих организаций - это налаженная годами социально-политическая сеть, которой не хотелось лишаться.



Николай Петров: Я думаю, что ничего серьезного из этого проекта в результате получиться не может. Другое дело, что когда какая-то часть либеральных партий соглашалась входить в этот проект, то они исходили прежде всего из того, чтобы сохранить свою региональную инфраструктуру, - и вот эту задачу они, в принципе, решают. То есть если в Москве ты всегда можешь найти уйму самых разных возможностей, помимо чисто партийной работы, то для многих регионов, если только партийный проект закрывается, то инфраструктура исчезает. Поэтому я понимаю поступок вождей СПС, которые согласились войти в этот кремлевский проект, как желание сохранить до лучших времен свою партийную инфраструктуру. А возможно, что через полгода ситуация будет совсем не такой, как она выглядит сейчас, и тогда, сохранив эту инфраструктуру, они окажутся на коне.



Данила Гальперович: С кем будет сотрудничать партия "Правое дело", уже обозначил один из ее лидеров - председатель бизнес-ассоциации "Деловая Россия" Борис Титов. На прошлой неделе он написал второму человеку в "Единой России", спикеру Госдумы Борису Грызлову письмо с приглашением создать межпартийную группу по борьбе с экономическим кризисом.



Кирилл Кобрин: Сегодня Таганский суд Москвы отказал в удовлетворении иска бывшего члена президиума федерального политсовета «Союза правых сил» Марии Гайдар и московского отделения партии, которые оспаривали законность решения съезда партии о самоликвидации СПС.



Вероника Боде: Мария Гайдар и ее коллеги из Московского отделения СПС уверены, что съезд 15 ноября был нелегитимен, готовился и проводился с многочисленными нарушениями закона. Незаконным считают они и вмешательство российских властей в процесс ликвидации партии. Однако суд не счел их доводы достаточно вескими, несмотря на то, что в ходе слушаний выступили свидетели, показавшие, что протоколы некоторых региональных конференций были подделаны, что ставит под сомнение легитимность делегатов, а также что наблюдались нарушения в ходе голосования. Суду были представлены и данные, заставляющие сомневаться в подлинности подписей на документах съезда. Но в проведении почерковедческой экспертизы, равно как и в вызове в суд других свидетелей, и в затребовании документов из регионов суд отказал истцам, что, по их мнению, свидетельствует о нежелании суда разобраться в этих вопросах.


Вот как оценивает решение суда адвокат Марии Гайдар Вадим Прохоров.



Вадим Прохоров: Мне кажется, оно абсолютно необоснованным, поскольку оно вынесено без истребования и изучения всех необходимых доказательств. Без решения вопроса об изучении протоколов местных отделений никакого правосудного решения по данному делу вынесено быть не могло, это было ясно с самого начала. Никем не выяснено, насколько легитимны были региональные конференции и, соответственно, федеральный съезд. Я думаю, что это неспроста, суду действительно невыгодно было по тем или иным причинам это истребовать.



Вероника Боде: Мария Гайдар также считает решение суда необоснованным. По ее мнению, ликвидационный съезд не выражал воли членов партии «Союз правых сил».



Мария Гайдар: Обидно, оскорбительно, когда этот вопрос о ликвидации СПС представляется таким мнением большинства. Люди, которых я представляла, избиратели, которые голосовали за СПС в Москве, никто не поддерживал это решение.



Вероника Боде: А теперь давайте послушаем мнение другой стороны. Говорит Андрей Дунаев, адвокат ответчика, - он одновременно является председателем исполнительного комитета партии «Правое дело», созданной на основе СПС по инициативе властей на следующий день после ликвидационного съезда.



Андрей Дунаев: Я считаю, что решение суда было законным, обоснованным. Действительно, те доказательства, которые представлялись истцами, они недостаточны для судопроизводства. Более того, видеозаписи, которые были представлены, не подтверждали ни в чем доводы истцов. То есть создается абсолютное впечатление, что это было нужно исключительно для личного публичного освещения конкретных персоналий.



Вероника Боде: А вот мнение Сергея Городилина, исполнительного директора Московского отделения СПС.



Сергей Городилин: Есть то, что в Советском Союзе называлось "есть мнение". Вот ликвидация "Союза правых сил", она шла именно в таком режиме. Все ссылались на власть, председатели региональных отделений неофициально, но, тем не менее, многие из них говорят, что им звонили представители губернатора, представители полпредства президента и говорили, что есть четкая установка: СПС надо ликвидировать. То, как шел съезд, то, как шла подготовка к съезду, позволяет четко сказать: это не выяснение мнения партии, это выполнение определенного заказа. Люди отдали сами в руки власти ту лицензию на политическую деятельность, которая у них была. Кто-то из них что-то получит взамен, кого-то обманут, но в любом случае мы, московское отделение "Союза правых сил", с достаточной уверенностью говорим: решение о ликвидации СПС не было мнением большинства членов партии. Нынешний суд, на мой взгляд, это убедительно доказал.



Вероника Боде: Адвокаты Марии Гайдар и Московского отделения СПС будут обжаловать решение Таганского суда в вышестоящих инстанциях.


XS
SM
MD
LG