Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каких перемен в политическом курсе Белого дома можно ожидать после появления в нем нового хозяина




Владимир Кара-Мурза: Сегодня Барак Обама принял присягу на верность конституции и стране и стал 44 президентом США. В своей инаугурационной речи президент новый президент призвал к восстановлению позиции США в мире, заметив, что США все еще остается самой процветающей и сильной нацией на земле. По словам Обамы, «в условиях тяжелого экономического кризиса американская нация должна предпочесть надежду страху и целеустремленность конфликтам и разногласиям. Сегодня испытания, с которыми мы сталкиваемся, реальны, они серьезны и их много, их не решить просто или за короткий период времени. Но знай, Америка, мы их решим», - сказал Барак Обама в первом обращении к нации в качестве действующего президента. Каких перемен в политическом курсе Белого дома можно ожидать после появления в нем нового хозяина, об этом мы беседуем с Сергеем Роговым, директором Института США и Канады Российской Академии наук. Что необычного обратило на себя ваше внимание в ходе сегодняшней инаугурационной церемонии?



Сергей Рогов: Прежде всего сам персонаж главный сегодняшней церемонии. Впервые президентом США стал афроамериканец, и Обама действительно афроамериканец, поскольку его отец выходец из Африки, а мать белая американка. И у него в роду не было рабов. Но тем не менее, чернокожий президент – это что-то совершенно новое, что еще несколько десятилетий назад невозможно было представить. Я помню, когда аспирантом приезжал первый раз в Штаты, еще видел в том же Вашингтоне таблички «только для белых», «только для черных». И вот теперь человек с черной кожей, жена которого имеет среди своих предков рабов, стал президентом в тот момент, когда Соединенные Штаты испытывают самый серьезный кризис, наверное, со времен Великой депрессии. Конечно, это событие чрезвычайно важное. Хотя меня, честно говоря, речь Обамы не слишком впечатлила, он блестящий оратор, но сегодняшняя речь вряд ли войдет в список лучших инаугурационных выступлений американских президентов. Были просто комические эпизоды, когда председатель Верховного суда, произнося слова президентской клятвы, и сам Обама запутались в порядке слов. Но это неважно. Важно, что в истории Америки начинается новая эпоха.



Владимир Кара-Мурза: Вячеслав Никонов, исполнительный директор фонда «Русский мир», член Общественной палаты, не услышал реалистических обещаний.



Вячеслав Никонов: Обама унаследовал экономическую ситуацию, с которой придется иметь дело на протяжении ближайших месяцев. И откровенно говоря, каких-то прорывных идей из его уст, уст представителей его команды не прозвучало. То же самое можно сказать о внешней политике. Да, Обама пообещал в течение первых часов своего президентства закрыть базу в Гуантанамо, хотя непонятно, куда будут деваться заключенные. Да, Обама обещал начать вывод войск из Ирака, но очевидно, что это тоже произойдет не завтра, и что войска, если будут выводиться, то скорее всего в Афганистан. Поэтому, мне кажется, что элементов преемственности будет гораздо больше, чем элементов разрыва с той внешнеполитической, внутриполитической линией, которую проводил президент Буш. Возможны нюансы, в том числе в российско-американских отношениях. Обама достаточно скептически настроен в отношении системы ПРО, которая размещается в Польше и Чехии, но не потому, что считает ее ненужной, а потому что считает технически несовершенной.



Владимир Кара-Мурза: Насколько реалистичны были обещания, данные сегодня в ходе инаугурационной речи?



Сергей Рогов: Вообще-то обещаний было не так много. Обама, согласно правилам риторики, говорил много хороших слов об американской нации, американской демократии, необходимости единства. И что интересно, в первых словах выразив глубочайшее признание своему предшественнику Джорджу Бушу-младшему и, поблагодарив его, он довольно жестко прошелся по его политике. И тут я не совсем согласен со Славой. Да, конечно, преемственность будет, но в инаугурационном выступлении Обама давал понять, что произойдут перемены. Но, здесь я согласен с Вячеславом, он практически не конкретизировал эти перемены. Я думаю, о переменах нам предстоит узнать куда больше в ближайшие дни и недели. А что касается закрытия концентрационного лагеря в Гуантанамо, то это перемена, и что касается вывода войск из Ирака, а завтра должно состояться совещание нового президента с министром обороны и военными руководителями Пентагона, они будут обсуждать планы вывода войск в течение 16 месяцев. Получится, не получится, как это будет затягиваться – другой вопрос. Но факт такой, что, как говорится, процесс пойдет. Пойдет выход Соединенных Штатов из Ирака. Как долго, как болезненно, мы не знаем, но это тоже перемена.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», связывает с фигурой нового президента большие ожидания.



Александр Проханов: На Обаму Америка и весь мир смотрит как на чудо, как на мессию. Потому что он пришел в момент, когда на мир обрушился кризис. В этом смысле Обама аккумулирует в себе гигантские ожидания. Я думаю, что прежде всего Обама постарается радикально изменить отношения американцев с исламским миром. Он попытается в тех условиях, когда конфликт Америки и исламского мира кончается поражением Америки, он попытается установить новые отношения с Ираном, новые отношения с Пакистаном, новые отношения с Афганистаном и Ираком. Но для этого он либо должен будет отказаться от поддержки Израиля, что практически невозможно, ибо он окружен представителями израильского лобби, либо его отношения с исламом будут половинчатые. Мне почему-то кажется, что кризис, в недрах которого родился Обама, он не будет укрощен, он будет трансформирован в систему войн, может быть очень страшных, может быть разрушительных может быть, говоря с оговорками, ядерных.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Теймураза Александровича.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, я слушаю и вспоминаю, когда у нас прошли президентские выборы, не могу вспомнить. Американские я помню - 4 ноября. И то, что сегодня Барак Обама, я не знаю, какие перемены будут, но, думаю, хуже не будет. Но самое главное, что Путин все сделал для того, чтобы мы вообще не помнили президентских выборов, так он еще придумал на два года вперед, шесть лет прибавил. Поэтому я только горд за Америку, что там настоящая демократия, настоящие выборы.



Владимир Кара-Мурза: В чем отличается суть инаугурации в России и в Америке?



Сергей Рогов: Две совершенно разных политические системы. Я тут в отличие от слушателя, который только что высказывал свое мнение, не стал бы измерять то, что происходит, в таких категориях как гордость. Я два дня назад прилетел из Вашингтона, улетал, когда шли приготовления к инаугурации. Да, для многих американцев, для большинства американцев нынешнее событие, естественно, воспринимается как историческое событие. И тут я даже почти готов согласиться с господином Прохановым, что делаю очень редко. Но, вы знаете, сегодня в своей инаугурационной речи Обама, я уже сказал, что мне не показалась эта речь выдающаяся, у него были куда более запоминающиеся выступления, но он сегодня вдруг процитировал слова Джорджа Вашингтона, сказанные в один из самых тяжелых моментов борьбы американцев за независимость, когда по существу американская армия была разбита англичанами и в панике спасалась бегством, переправа через реку на Рождество, снег, дождь, ужасная ситуация. И Вашингтон обратился к своим солдатам с оптимистическим призывом. Вы знаете, почему Обама сегодня вспоминает такой исторический эпизод и использует такие слова? Потому что я никогда, а я занимаюсь изучением Штатов 42 года, я никогда не помню, чтобы в Америке было так мало оптимизма. Нынешний финансовый экономический кризис, плюс изнуряющая война в Афганистане, в Иране, где победы, конечно, нет, а речь идет о том, как избежать поражение и сгладить его последствия. И просто ощущение истощения сил в Америке. Они очень сильно подорвали, если хотите, веру американца в светлое будущее. То, что Обама пытается сделать, он и в сегодняшнем выступлении, он хочет призвать своих сограждан верить в это светлое будущее. Для нас, россиян, такого рода слова звучат, мягко говоря, не очень вдохновляюще, поскольку мы помним недавнее прошлое и давнее прошлое. Обаме надо восстановить единство нации. Обаме предстоит провести очень серьезное отступление после провала стратегии однополярного мира с Соединенными Штатами в качестве единственной сверхдержавы, отступление таким образом, чтобы не превратилось в паническое бегство. Превратить это отступление в перегруппировку. И конечно, Обама будет стараться сделать так, чтобы все равно даже в многополярном мире Соединенные Штаты оставались лидирующими, использовали другие методы, больший упор делали на мягкую силу, а не на военную силу, восстановили свою экономику. Это очень сложная задача. И многие американцы сегодня смотрят на Обаму и ждут чуда: вот приедет барин, и барин нас спасет. Получится ли это у него, сказать трудно, но то, что сегодня в Америке очень многие надеются, что Обама сможет как Вашингтон после поражения от англичан добиться, пусть не сразу, но все-таки добиться выхода из безвыходной ситуации, вот это, на мой взгляд, куда более важное психологическое ощущение, чем ощущение гордости для американцев.



Владимир Кара-Мурза: Ефим Фиштейн, международный обозреватель Радио Свобода, исключает радикальный поворот политического курса.



Ефим Фиштейн: Обама пришел к власти со словом, магическим словом – надежда, перемены, над Америкой ветер перемен. Само это слово лишено всякого лингвистического смысла, оно может означать, что угодно, что угодно может стать переменой. И в этом основная проблема Обамы. Он пока решал все ситуации крайне, я бы сказал, соломоновым образом, казуистическим. Он брал своих соратников из одного лагеря и из другого, сейчас достаточно дружелюбно отзывается о Маккейне, более того, что он даже заявил, что согласно совету Дика Чейни он должен сначала присмотреться к достижениям Буша прежде, чем их демонтировать. В моих глазах это главная надежда, которую я связываю с Обамой, что он не реализует своих слишком радикальных планов, с которыми он выступал в ходе предвыборной программы, а сначала озаботится тем, чтобы подбить итоги, чтобы понять, что хорошо, что плохо и лишь потом начнет что-то менять в системе.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Как известно, у нас администрация Ельцина в свое время занималась поиском национальной идеи для России. Вопрос гостю, два вопроса. Первое: считаете ли вы актуальным для Америки или у них есть уже идея? Если актуальная, то какая, на ваш взгляд, могла быть эта идея. И второй вопрос: не секрет, что Америка из Великой депрессии во многом вышла благодаря войне и на экономических заказах этой войны. Не считаете ли вы, что существует опасность, что нынешняя администрация тоже увидит выход в какой-то эскалации, глобальной напряженности в мире?



Сергей Рогов: Что касается идеи, такая идея есть, появилась она задолго до Обамы. Это идея американского мессианизма, Америка сияющий град на холме, пример для всего мира, светоч демократии и свободы. И Обама так или иначе все время повторяет эту мысль и прямо или косвенно дает понять, что он сам, его биография – это подтверждение американской идеи. И в конце концов, негр стал президентом США. Папа его из Кении, родители тоже отнюдь не были богачами, правда, не были бедняками. Но кто мог представить себе, что афроамериканец станет президентом США. Правда, лет десять, если не больше, в голливудовских в фильмах нередко мы видим президентом чернокожего американца, но это казалось отдаленной перспективой. А Обама лично своей биографией эту идею воплощает. Это очень серьезный идеологический посыл. И вообще-то Америка при всем американском прагматизме крайне идеологизированная страна, куда больше, чем сегодняшняя Россия. Вот эта идея Америка светоча для мира, она глубоко укоренена в умах американцев, и Обама не отличается от своих сограждан. А что касается войны, тут слушатель выдвинул тот же тезис, что и господин Проханов. Я думаю, это глубоко ошибочное мнение. Америка не всемогуща. Война в Ираке, война в Афганистане, 7 лет войны привели к истощению американских вооруженных сил. И в общем-то если внимательно почитать выступление Обама, то, что ощущается между строк в этих выступлениях, Америка не готова к новой войне. Да, побомбить кого-нибудь Америка может, скажем, побомбить Иран. Но мы видим, как Израиль бомбил, обстреливал Газу, и к чему это привело. Я думаю, что военная угроза при Обаме не будет возрастать. Собственно говоря, как после поражения во Вьетнаме был вьетнамский синдром, вот сейчас скорее всего в Америке возникнет иракский синдром. Это не значит, что Америка будет проводить полностью пацифистскую политику, но куда больше будет делаться упор на мягкую силу, то есть на невоенные инструменты влияния, какими Америка обладает. И неслучайно одним из приоритетов Обамы во время избирательной кампании и, я думаю, приоритеты будут осуществляться, это упор на возобновлением контроля над вооружениями. Если Буш семь лет назад похоронил контроль над вооружениями, то при Обаме контроль над вооружениями получит новую жизнь. И по моим впечатлениям и беседам в Вашингтоне на прошлой неделе, я встречался с очень многими видными американскими экспертами, политическими деятелями, сенаторами, конгрессменами и государственными чиновниками будущими и бывшими, большие шансы, что до конца года Россия и США заключат новый обязательный юридический договор, который будет продолжать договор СНВ-1, истекающий в декабре. Может быть не в полной мере, речь идет о мерах проверки, верификации. Более того, это даст возможность в случае, если мы договоримся по этому вопросу, такому, как правила расчета, как вести проверку, ввести в строй, осуществить московский договор, который Буш и Путин подписали в 2002 году, предусматривающий более глубокие сокращения до 2200 боеголовок, даже 1700 боеголовок и в дальнейшем может быть еще более радикальные сокращения до полутора тысяч и тысячи боеголовок. Будет Обама куда более активно проводить линию на укрепление режима нераспространения ядерного оружия и весьма вероятно, что наконец-то Соединенные Штаты ратифицируют договор о всеобщем и полном запрещении ядерного. Это одна из причин, по которой контроль над вооружениями и нераспространением зашел в тупик. Еще раз скажу, я вовсе не могу исключать и применение военной силы Соединенными Штатами и не окончена пока война ни в Ираке, ни война в Афганистане. Но начинается выход из этих войн и на ближайшие годы скорее всего американцы будут прибегать меньше к военной силе.



Владимир Кара-Мурза: Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», не завидует новой администрации США.



Федор Лукьянов: Обаме досталось очень тяжелое наследие и ему придется заниматься всем одновременно. Но поскольку это невозможно, то среди всего обилия задач для начала необходимо будет выделить приоритеты. Понятно, что финансовый кризис, все его многообразные последствия будут первичны. В число этих приоритетов, безусловно, Россия не попадет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Некоторые источники массовой информации поговаривают, что группировка Белого дома во главе с Обамой предпримет усилия по сближению с Китаем во всех отношениях, вплоть до военного, дабы управлять миром. Стоит ли России опасаться такого союза и что должны предпринять наши власти в этом случае? Стоит ли хранить наши деньги Соединенных Штатах или вести трубу в Китай?



Сергей Рогов: Я так понимаю, слушатель предлагает перевести деньги с долларовых сбережений и евро в юани. Но если говорить серьезно, между Америкой и Китаем складываются очень специфические отношения. Именно Китай своими колоссальными темпами экономического роста и огромными размерами угрожает американцам превратиться в равную по силам державу. Как в годы холодной войны было две сверхдержавы - США и СССР, сегодня Россия не сверхдержава, Америка попыталась быть единственной сверхдержавой, но что-то не очень получается, а вот Китай через 15-20 лет по размерам валового внутреннего продукта сравняется с Америкой. Более того, сложилась очень серьезная экономическая взаимозависимость между Китаем и Америкой. У нас с американцами торговля и инвестиции на мизерном уровне, а там сотни миллиардов долларов. И скажем, сегодня, когда американское правительство при Буше и дальше при Обаме будет огромные средства вкладывать в программу выхода из финансово-экономического кризиса, а в общей сложности речь идет о почти двух триллионах долларов ассигнований, не считая государственных обязательств, гарантий. Ведь американское казначейство не просто печатает деньги, оно берет эти деньги взаймы, а эти деньги можно взять только у Китая, немножко у Японии, кое-что, кстати, у нас. Мы до сих пор, наше министерство финансов покупает финансовые обязательств, казначейские обязательства в министерстве финансов США. В общем получается в определенной степени Америка больше зависима от Китая, чем Китай от Америки. И в этих условиях очень хочется учить Китай демократии, правам человека, критиковать Китай по Тибету, по Тайваню. А что, если Китай перестанет давать деньги Соединенным Штатам взаймы. Поэтому действительно американо-китайские отношения самый главный вопрос. Но я не думаю, что дело дойдет до американо-китайского союза. Соединенные Штаты никого не хотят признавать равными себе. Не хотели признавать Советский Союз, а тем более Китай, Индию, Англию, Францию, Германию и далее по списку. А что касается России, я не совсем согласен с Федором. Россия не главный приоритет для администрации Обамы, но если говорить о вопросах контроля над вооружениями, нераспространения оружия массового поражения, то если не договориться с нами, то вообще просто ничего не получится. И поэтому тут могут произойти серьезные подвижки и об этом мы сегодня говорили. А скорее всего в долгий ящик будет отложено развертывание противоракетной обороны в Польше, формально не произойдет отказа от этой идеи, но замотают, что называется. То же самое и с принятием Украины и Грузии в НАТО. Шансы сегодня на то, что администрация Обамы как Буш будет пытаться любой ценой протащить Украину и Грузию в НАТО, близки нулю. Так что не только Китай, но и Россия, и другие центры силы, администрации Обамы придется заниматься ими.



Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, бывший первый заместитель министра иностранных дел России, не ожидает перемен политического курса.



Федор Шелов-Коведяев: Американцев прежде всего, конечно, интересуют их внутренние дела, они ждут от Обамы, что он довольно быстро справится с теми кризисными явлениями, которые сейчас наблюдаются в экономике Америки, с тем кризисом, который поразил многие системообразующие сферы жизни Америки. Что касается внешней политики, в частности, американо-русских отношений, то в своей инаугурационной речи Обама дал ясно понять, что в построении отношений с миром Америка не отойдет от своих принципов, от своих идеалов, от своих каких-то традиций. Поэтому чудес здесь тоже ожидать не приходится. Хотя, думаю, новый взгляд в начале будет предложен. И было бы интересно работать над какими-то проблемами вместе России и Америке, хотя бы, чтобы ни одна из сторон шанса не упустила, поскольку от того, как развиваются наши отношения, в частности, и наши отношения с Европой, отношения Америки с Европой, зависит на самом деле в ближайшем будущем стабильность в мире.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Сегодня в Америке праздник. Показали по телевизору, там такое представление, люди любят Барака Обаму. Но, как говорится, от любви до ненависти один шаг. У меня такой вопрос: из Ирака обещал Барак Обама обещал вывести войска, как Буш говорил, этого делать нельзя. Получается так, что еще Иран - это один шаг до ядерного оружия. Если Америка за нераспространение ядерного оружия, то с Ираном надо что-то делать. Миром с ними договариваться нельзя. Как вы думаете, что будет он делать?



Сергей Рогов: Я говорил о том, что произошло перенапряжение сил США, консолидируют статус в качестве единственной сверхдержавы. И задача выбраться из Ирака и из Афганистана, а не начинать новую наземную войну против Ирана, у американцев сегодня сил для этого нет. Вы помните, после Вьетнама 15 или 20 лет до «Бури в пустыне» Америка воздерживалась от крупных войн. Я думаю, что скорее всего и в отношении Ирана, Обама много об этом говорил, будет предпринята попытка мирной договоренности. Получится она или нет, пока непонятно. Буш фактически отказывался вести переговоры, требовал, чтобы Иран в одностороннем порядке выполнил все американские требования, а потом Штаты подумают, будут они чего-нибудь давать взамен. В дипломатии все идет по принципу: я – тебе, ты – мне. Если Обама предложит Ирану условия, на которых можно сторговаться, то не исключена договоренность. Но нынешнее руководство Ирана, конечно, очень тяжелый клиент. Когда будут президентские выборы в Иране, может быть оно сменится, но это не очень вероятно. Так вот, если будет, конечно, попытка дипломатически договориться и тут будут американцы пытаться привлечь Россию на свою сторону. Но если эта попытка провалится, возможна бомбардировка ядерных объектов. Но я думаю, этот сценарий может осуществиться не раньше конца нынешнего года, а то и в 2010 году. Вообще-то Иран когда-то был главным клиентом Соединенных Штатов в Персидском заливе и имел фактически при шахе карт-бланш. Можно ли договориться с нынешним исламским руководством Ирана о том, что оно принимает американские правила игры, а взамен получает определенную возможность доминировать в регионе, сейчас сказать трудно, но и такой вариант не исключен.



Владимир Кара-Мурза: Владимир Шлепентох, профессор социологии университета штата Мичиган, ценит исключительные качества Барака Обамы.



Владимир Шлепентох: Обама совершил ряд действий беспрецедентных в истории Америки. Ни один президент, по крайней мере, за последние 50 лет не относился так дружелюбно к побежденным им, как Обама. Обама пригласил в свой кабинет Хиллари Клинтон, которая над ним буквально издевалась во время избирательной кампании. Он поддерживает дружественные отношения с Маккейном. Более того, он регулярно консультирует Маккейна и его советников. Такой попытки объединения страны, объединения разных интеллектуальных сил Америка, пожалуй, не знала в своей истории. И это очень обнадеживающее обстоятельство для всех нас, живущих в Америке.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.



Слушатель: Добрый вечер господа. Во-первых, мне хотелось бы выразить искреннюю благодарность господину Бушу за проявленную решимость в решении сложных проблем. И пожелать ему успехов в дальнейшей жизни, все, что он хотел бы, и здоровья. А теперь по Бараку Обаме. Прежде всего кризис ничего страшного, не первый кризис. Я думаю, это повод для того, чтобы Америка мобилизовала свои мозги, свой интеллект. И люди те, кто раньше не мог реализовать свои способности, ничего страшного, с кризисом справятся. Как вы думаете, господин Зубов?



Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете состав новой администрации президента Обамы?



Сергей Рогов: Тут я согласен с Владимиром Шлепентохом в первую очередь. Если посмотреть на состав администрации Обамы, она напоминает то, чего в Америке не бывает - правительство национального единства. В его состав вошли не только представители леволиберального крыла Демократической партии, а именно оттуда вышел Обама, но как раз они составляют меньшинство, там есть и центристы, и представители консервативного крыла Демократической партии, и республиканцы. Достаточно назвать министра обороны. Это отражение понимания Обамой той тяжелой ситуации, в которой оказалась Америка, и стремление как бы создать, если не двухпартийное правительство, то надпартийное правительство. И неслучайно сейчас опросы показывают, что американцы это ценят и его поддерживают чуть ли не 75%, хотя голосовало за него чуть больше 50%. Но что касается Буша-младшего, конечно, можно его благодарить за то, что он ушел, но он ушел как один из самых провальных американских президентов и входит в пятерку, как считают американцы, наиболее плохих президентов. В последние месяцы Америка просто не могла дождаться, когда же Буш уйдет. У Обамы сегодня в этом смысле достаточно хорошие позиции, поскольку у него есть кредит доверия и чрезвычайно высокие ожидания. Это хорошо, потому что в первые сто дней у него есть карт-бланш. Но если ожидания не оправдаются, то тогда последует очень жесткая реакция и не только со стороны республиканцев, но и со стороны консервативного крыла демократов, которых именуют, не буду рассказывать эту историю, но название забавное – «синие собаки». Так вот, придется ему тогда очень тяжело. Чудо вряд ли произойдет в ближайшие сто дней. Главное, что ждут от него американцы, что он остановит кризис, полностью парализовавший американскую финансовую систему и сделает что-то, чтобы остановить экономическую рецессию, экономический спад. Но экономическую рецессию точно остановить сразу не удастся, она будет продолжаться до конца нынешнего года, а то и в 2010 году. А на Уолл-Стрите деньги, сколько ни кидай, как в России, где огромные деньги даются банкам, а результатов не видно. И если не произойдет чуда и Обаме не удастся в эти ближайшие сто дней сделать то, что удалось сделать Франклину Рузвельту в 33 году, когда в период Великой депрессии в первые сто дней ему удалось остановить развал банковской системы. И хотя депрессия продолжалась, тем не менее, Рузвельт смог избраться на должность президента еще три раза. Сейчас можно только гадать, те экономические рецепты, которые подготавливала команда Обамы, сработают или нет. Это очень сомнительно. А если не сработают, то нынешний энтузиазм в отношении Обамы может смениться другой реакцией. Я говорю, что Америка никогда на моей памяти не была настроена так пессимистично. Никогда вера в светлое будущее не находилась в чахлом состоянии, как в сегодняшних Штатах.



Владимир Кара-Мурза: Константин Боровой, бывший главный редактор журнала «Америка», не видит оснований для потепления между Москвой и Вашингтоном.



Константин Боровой: Изменений радикальных во внешней политике Соединенных Штатов в связи с приходом нового президента не будет. То, на что рассчитывает нынешняя команда у власти, которая в России, на то, что с новой командой президента Соединенных Штатов будет легче, я думаю, нет никаких оснований, потому что по-прежнему будут защищаться ценности демократии свободы, которые, к сожалению, сегодня неприемлемы нынешней команды, вокруг Путина которая сформирована. Это означает, что, к сожалению, будет продолжаться противостояние, правда, в условиях, когда амбиции путинской команды не подтверждены высокими ценами на нефть. Но я надеюсь, что какие-то разумные силы будут приходить к власти не только в Соединенных Штатах, но и в России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостю Владимира. Если верить Путину, то российский кризис является следствием американского. Следуя этой логике, и пути выхода из этого кризиса должны быть одинаковы. Однако Обама основные средства сейчас кинул на образование, хотя оно там и так прекрасное, на медицину, Россия может только завидовать этому, на модернизацию инфраструктуры и на создание новых технологий. Правительство Путина основные средства кинуло, обкорнав при этом и так нищее образование, и так нищую медицину, и нищую инфраструктуру, это автопрому, который абсолютно неконкурентоспособен, самолетостроение, которое такое же, и нефтегазовым монополиям, которые являются как раз тормозом развития страны. Почему пути выхода из кризиса такие разные?



Владимир Кара-Мурза: Применимы ли в России меры, пригодные для США?



Сергей Рогов: Российская экономика, американская экономика – это очень разные вещи. Мы ведь с вами являемся страной нефтяного экспорта, и уже многие годы, даже десятилетия наше благополучие зависит от конъюнктурных колебаний цены на нефть. Сейчас в третий раз, это было в начале 90, это было в 98, это сейчас, цена на нефть упала, и мы оказываемся в тяжелейшем положении. У Америки такой ситуации нет. Но слушатель во многом прав, потому что программа выхода из кризиса, она, я имею виду обамовскую программу, рассчитана на повышение внутреннего спроса, на укрепление социальной системы, на поддержку мелкого бизнеса, образования, здравоохранения, борьбу с бедностью. У нас действительно об этом говорят, но делают очень мало. Но я не могу и полностью согласиться со слушателем. Он говорит: наша автомобильная промышленность неконкурентоспособна. Конечно, «Жигули», мы все знаем, что это такое. Но ведь и детройтская тройка не в состоянии конкурировать с японцами, корейцами. Сейчас китайцы начали активно продавать свои машины на американском рынке не просто потому, что они дешевле, а потому что американские машины зачастую хуже, жрут куда больше бензина и так далее. И Буш начал спасать американскую автомобильную промышленность, а Обама, конечно, не позволит рухнуть Детройту, все-таки не зря его поддерживали профсоюзы, а профсоюз работников автопромышленности наиболее сильный. И нам, конечно, не стоит отказываться от нашей автомобильной промышленности и авиапромышленности, надо просто подумать, каким образом разумно реформировать и сделать конкурентоспособными, а не закрывать от конкуренции, не вводить протекционистские меры, в результате чего технология 30-летней давности опять нам дается как единственно возможная, да еще по инфляционной цене. А в общем этот кризис, он на самом деле показывает проверку не только мощности экономики, но того, что называется социальной системы страховки. Потому что идут увольнения, идет безработица. И в Штатах, в Европе создана достаточно эффективная система такой социальной страховки, социального обеспечения. И Обама еще больше средств на эти цели направит. Это позволит пережить тяжелые моменты. У нас же социальная система, несмотря на провозглашение несколько лет назад национальных приоритетов - и здравоохранение, и медицина, и пенсионная система, все мы знаем, находится, мягко говоря. И вот то обстоятельство, что антикризисные меры, которые осуществляет наше правительство, практически не уделяет внимания социальным вопросам, а речь идет о спасении крупных компаний, банков, это, честно говоря, вселяет тревогу.



Владимир Кара-Мурза: Не секрет, что в прежние годы многое зависело от личных отношений Ельцина и Клинтона, Путина и Буша. Вероятно ли подобное сближение Дмитрия Медведева и Барака Обамы?



Сергей Рогов: Вы знаете, личные отношения между руководителями – это очень важно. Если два руководителя не могут, два президента видеть друг друга, не переносят друг друга на дух – это очень плохо. Но плохо, если у них отношения личные прекрасные, а отношения между двумя странами из рук вон плохо. Буш-старший обнимался с Ельциным, помните - друг Билл, друг Борис, потом Буш глядел Путину в глаза, а в отношении партнерства ничего не получалось. Я думаю, что Обама и Медведев как люди одного поколения могут найти общий язык. Но куда важнее, чем личные отношения между двумя президентами строительство механизмов, создание механизмов, создание юридической базы отношений между двумя странами. К сожалению, ничего этого между Россией и США сегодня нет. Поэтому если будут подписаны соглашения новые по контролю над вооружениями, как бы пессимистично ни звучал господин Боровой, то ситуация нормализуется и тогда возникнет перспектива развития серьезных экономических отношений, может быть вступит в строй договоренность по ядерной энергетике. И появятся у российско-американских отношений экономическая подпорка, как у китайско-американских отношений.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG