Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убийцу дагестанского «яблочника» посадили на 16 лет


Сеферали Сефимирзоева (справа) присяжные оправдали

Сеферали Сефимирзоева (справа) присяжные оправдали

Верховный суд Дагестана в четверг приговорил Расила Мамедризаева к 16 годам колонии строгого режима за убийство лидера дагестанского отделения партии «Яблоко» Фарида Бабаева. Обвинительный вердикт присяжных Расилу Мамедрезаеву был вынесен во вторник. Обвинявшийся в соучастии в убийстве Сеферали Сефимирзоев присяжными оправдан полностью, его соучастие в убийстве сочли недоказанным. Гособвинитель попросил для Мамедризаева, которого присяжные признали виновным, 16 лет лишения свободы в колонии строгого режима.


Еще до вынесения приговора было ясно, что он не устроит ни сторону обвинения, ни родственников Фарида Бабаева, ни адвокатов Расила Мамедрезаева. Во вторник присяжные вынесли противоречивый вердикт по делу, который может быть опротестован в суде высшей инстанции. Они оправдали одного из подсудимых - Сеферали Сефимирзоева, которого обвиняли в соучастии в убийстве. Коллегия присяжных посчитала доказанным, что стрелял в Фарида Бабаева именно Расил Мамедрезаев. И в то же время по факту приобретения, хранения и ношения им пистолета, из которого были произведены выстрелы, присяжные обвиняемого оправдали.


Сторона обвинения потребовала вернуть вердикт на устранение этого противоречия. «Топором зарубил, что ли?!» - возмущался гособвинитель. Однако адвокаты подсудимых заявили, что раз вердикт оглашен полностью, он должен быть утвержден и приобщен к материалам дела. Иначе судья должен распустить коллегию присяжных и объявить о начале нового рассмотрения дела с другими заседателями. Судья Ибрам Гарунов склонился к первому варианту.


В среду гособвинитель потребовал для Расила Мамедрезаева 16 лет заключения с учетом условного срока в четыре года и семь месяцев, к которому он был приговорен в октябре прошлого года за незаконное хранение оружия. Защита попросила о снисхождении при определении меры наказания.



Лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин, наблюдавший за ходом процесса, заявил РС, что не удовлетворен необъективным вердиктом присяжных:


- Понятно, что есть противоречия. Признали, что Мамедрезаев убивал, убивал именно из пистолета, но в то же время оправдали по статье «хранение, ношение оружия». Непонятно, как совместить эти две версии. Что касается Сефимирзоева, то мы категорически не согласны с его оправданием, потому что этот человек менял свои показания, как перчатки. Сначала он говорил, что был в одном месте в момент убийства, потом в другом месте. И никак не обосновано было ни защитой, ни им самим, почему он вдруг менял эти показания. Кроме того, обвинение говорило о том, что именно он купил автомобиль, на котором он привез Мамедрезаева в Махачкалу, и никак эти данные не были опровергнуты ни защитой, ни им самим. То есть почему его оправдали, совершенно непонятно, тем более что все-таки признали, что имела место организованная группа. Если организованная, то кто же в ней тогда участвовал, поскольку Сефимирзоев оправдан?


- Вы заявляли накануне, что вердикт присяжных мог быть вынесен под давлением.
- Да, на разных стадиях процесса действительно оказывалось... не знаю, как его назвать, то ли косвенное, то ли прямое давление. Адвокат подсудимых говорил свидетелям о том, что у них есть родственники: «Мы знаем, где они живут, подумайте о том, подумайте о своих показаниях». Поскольку это все говорилось в присутствии присяжных, то они могли отнести это и на свой счет тоже. Судья, председательствующий на заседании, Гарунов, не сделал ему соответствующих замечаний. Мы расцениваем это как давление, потому что это Кавказ, там такие слова значат намного больше, чем в других регионах России.


- Насколько сложно работать партии в Дагестане? Поступали угрозы другим членам дагестанского отделения «Яблоко»?
- Конечно, партии очень тяжело в таких условиях работать. Смерть Фарида Бабаева поставила наше отделение в Махачкале в очень сложное положение. Тем не менее, мы сейчас провели новые выборы, избран новый председатель дагестанского отделения. Надеюсь, что все-таки мы сумеем там сохранить организацию, тем более что авторитет Фарида Бабаева очень высок. Кстати, это отмечали и обвинение, и защита. Никаких обвинений в его адрес, что он мог заниматься какими-то нехорошими делами, как это часто бывает в подобных случаях, не было. И защита, и обвинение говорили о том, что это был кристально честный человек, самоотверженный, смелый, ничего не боялся, очень жестко критиковал власть, за что, скорее всего, и поплатился. И этот авторитет позволяет нам сегодня надеяться на сохранение наших позиций в республике Дагестан.


XS
SM
MD
LG