Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Митрохин: Надеюсь, что мы сумеем сохранить дагестанское отделение "Яблока"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин.



Михаил Саленков: Сейчас на прямой связи с московской студией "Свободы" по телефону из Дагестана лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин.


Какого приговора обвиняемому сегодня ждете вы? Насколько я знаю, вердиктом присяжных вы не полностью удовлетворены.



Сергей Митрохин: Трудно считать этот вердикт объективным. Понятно, что есть противоречия. Признали, что он убивал, убивал именно из оружия, из пистолета, но в то же время оправдали по статье "хранение, ношение оружия". Не понятно тогда, как совместить эти две версии. Что касается Сефимерзоева, то мы категорически не согласны с его оправданием, потому что этот человек менял свои показания, как перчатки. Сначала он говорил, что был в одном месте в момент убийства, потом в другом месте. И никак не обосновано было ни защитой, ни им самим, почему он вдруг менял эти показания. Кроме того, обвинение говорило о том, что именно он купил автомобиль, на котором он привез Мамедризаева в Махачкалу, и никак эти данные обвинения не были опровергнуты ни защитой, ни им самим. То есть почему его оправдали, совершенно не понятно, тем более что все-таки признали, что имела место организованная группа. Если организованная, то кто же в ней тогда участвовал, поскольку Сефимерзоев оправдан?



Михаил Саленков: Вы накануне заявили, что вердикт присяжных мог быть вынесен под давлением. А в чем конкретно, вы считаете, было это давление?



Сергей Митрохин: Да, на разных стадиях процесса действительно оказывалось такое... не знаю, как его назвать, то ли косвенным, то ли прямым, это давление. Адвокат подсудимых говорил свидетелям о том, что у них есть родственники. "Мы знаем, где они живут, - он говорил. - Подумайте о том, что вы говорите, подумайте о своих показаниях". Поскольку это все говорилось в присутствии присяжных, то на самом деле они могли отнести это и на свой счет тоже. Но, к сожалению, судья, председательствующий на заседании, Гарунов, не сделал ему соответствующих замечаний. Мы расцениваем это, как давление, потому что это Кавказ, это Дагестан, там такие слова значат намного больше, чем, например, в других регионах России.



Михаил Саленков: Вы сейчас находитесь в Дагестане. Насколько сложно работать партии в этом регионе? Другим членам дагестанского отделения "Яблоко" поступали угрозы? Вы что-нибудь об этом слышали?



Сергей Митрохин: Нет, ну, в настоящее время я уже нахожусь в Москве. Я там находился непосредственно вплоть до удаления присяжных для вынесения вердикта. Конечно, партии очень тяжело в таких условиях работать. Смерть Фарида Бабаева, конечно, поставила наше отделение в Махачкале в очень сложное положение. Тем не менее мы сейчас провели новые выборы, избран новый председатель дагестанского отделения. Надеюсь, что все-таки мы сумеем там сохранить организацию, тем более что авторитет Фарида Бабаева очень высок. Кстати, это отмечали и обвинение, и защита. Никаких обвинений в его адрес, что он мог заниматься какими-то нехорошими делами, как это часто бывает в подобных случаях, не было. И защита, и обвинение говорили о том, что это был кристально честный человек, самоотверженный, смелый, ничего не боялся, очень жестко критиковал власть, за что, скорее всего, и поплатился. И этот авторитет позволяет нам сегодня надеяться на сохранение наших позиций и уважение партии "Яблоко" в республике Дагестан.


XS
SM
MD
LG