Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удастся ли Уго Чавесу стать диктатором. Или характерные черты авторитарных режимов


Ирина Лагунина: В феврале в Венесуэле должен состояться референдум. Его цель – внести поправки в Конституцию страны, чтобы ее нынешний лидер Уго Чавес получил возможность стать пожизненным президентом. Рассказывает Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: В чем отличие диктатора от обычного государственного руководителя? Своеобразной «лакмусовой бумажкой» для проверки того или иного политика на принадлежность к разряду диктаторов может служить, по мнению некоторых наблюдателей, его отношение к пожизненной власти. Стремление увековечить свое правление любым путем – неотъемлемая черта всех диктаторов: и прежних, и современных, и левых, и правых. И сколько бы они ни скрывали эту свою склонность, называя себя демократами, она все равно когда-нибудь прорежется.


Не секрет, что находящийся у власти с 1999 года венесуэльский лидер Уго Чавес, друг и союзник таких деятелей, как Махмуд Ахмадинеджад, Фидель Кастро, Александр Лукашенко, предводитель Хамаса террорист Халед Машаль и покойник Саддам Хусейн, когда-то бил себя в грудь, доказывая, что пожизненная власть его вовсе не привлекает и что он, как убежденный демократ, готов уйти со своего поста в любую минуту:



Уго Чавес: Я не только готов уйти с президентского поста после окончания 5-летнего срока, но и раньше. Мы намерены предложить венесуэльцам масштабные изменения в политике для развития подлинной демократии. И если через пару лет я окажусь неспособным к управлению страной или совершу какое-либо преступление, к примеру, меня обвинят в коррупции, то я готов освободить президентское кресло.



Виктор Черецкий: О том, что Чавес, объявивший себя лидером так называемой великой боливарианской социалистической революции, оказался полностью неспособным управлять страной известно. Представители демократической оппозиции Венесуэлы, настаивая на его уходе, отмечают, что за годы правления Чавеса в некогда процветающей стране более половины населения оказалось за чертой бедности. 17% постоянно недоедают. Значительно выросла безработица. Она составляет четверть трудоспособного населения. Более половины предприятий страны вынуждены были закрыться из-за невыносимой налоговой политики Чавеса, поставившего себе целью задушить любую частную инициативу. Вдвое выросла внешняя задолженность Венесуэлы. Она составляет 47 миллиардов долларов. И это при том, что страна располагает огромными запасами нефти и успешно реализует ее на внешнем рынке.


Пробыв у власти почти 10 лет, Чавес совсем забыл о своем обещании уйти. Чтобы обеспечить себе пожизненное президентство, он решил подправить конституцию, которая до сих пор подобного не допускала. Выступая недавно перед депутатами парламента, он заявил:



Уго Чавес: Я обращаюсь к народу и к властным структурам всех уровней. Я не считаю себя незаменимым, однако, полагаю, что все мы – народ, политики и я лично – хотим, чтобы я остался у революционного штурвала этой страны. Если, конечно, Богу это угодно, я думаю, что в этом есть необходимость.



Виктор Черецкий: Почему? В чем, по мнению, Чавеса состоит эта необходимость? Оказывается, Венесуэла окружена злыми «врагами» - и внутренними и внешними. Как любой диктатор он просто не может жить без «врагов»: как же еще можно объяснить людям, из-за кого они бедствуют, кто является первопричиной всех их несчастий? К врагам Чавеса относится демократическая оппозиция Венесуэлы и весь остальной мир, кроме уже перечисленных лидеров-маргиналов. Среди этих врагов, которых венесуэльский президент неизменно величает «фашистами», фигурируют, в первую очередь, руководители Колумбии, Гватемалы, Соединенных Штатов, Израиля, государств Евросоюза и так далее. Врагов венесуэльский вождь обычно разоблачает на многотысячных митингах своих сторонников.



Уго Чавес: Я наяву вижу опасность, которая грозит венесуэльскому народу. Фашисты обступили нас со всех сторон. Они крадутся, проклиная меня - Чавеса, берут за горло наш народ. Именно поэтому я обращаюсь к нашему народу с предложением начать борьбу за внесение поправок в конституцию, чтобы я вновь был избран президентом республики!



Виктор Черецкий: Чавес заявляет, что только его переизбрание спасет и Венесуэлу, и весь остальной мир от некой грядущей катастрофы. Он недоволен состоянием дел на планете и готов творить историю по-своему:



Уго Чавес: Капитализм – это система, которую уже невозможно терпеть. Да и спасти ее больше никому не удастся. И дело не в каких-то отдельных банкирах. Виновата сама система. Международный валютный фонд и другие центры гегемонии империализма должны вообще самораспуститься. Это они нам навязали олигархов и других своих холопов, в том числе гнусных журналистов, всяких там паршивых профессоров университетов, чтобы они нахваливали капитализм и глобализацию. Но мы переделаем мир, у нас другого выхода нет, иначе они нам навяжут свой собственный ход истории.



Виктор Черецкий: По данным венесуэльской оппозиции, более 90% населения страны ненавидит диктатора-демагога. Однако та же оппозиция полагает, что Чавес победит на референдуме, поскольку полностью контролирует ситуацию в Венесуэле. Население страны запугано репрессиями: в голосовании обычно принимают участие не более 20% избирателей. А победа на выборах обеспечивается благодаря созданному Чавесом из своих приверженцев бюрократическому аппарату – самому крупному в Латинской Америке. На 25 миллионов жителей Венесуэлы приходится около двух миллионов чиновников. Это одновременно и личная гвардия Чавеса, поскольку все госслужащие проходят идеологическую подготовку в духе личной преданности президенту и подготовку военную. Именно на их содержание уходит львиная доля госбюджета, именно для них Чавес закупил в России миллионы автоматов Калашникова. Так что результаты референдума ни у кого сомнения не вызывают. Венесуэльская журналистка Лаура Пуче:



Лаура Пуче: Разумеется, его избирают, но какими методами! Ни в одной нормальной стране такие выборы не могут считаться законными. Чавес придумал голосование с помощью электронных машин. Так что результаты можно легко подделать. Следов никаких не остается. Центральная избирательная комиссия полностью состоит из доверенных лиц режима. Что касается реформы конституции, по которой должно состоятся голосование 15 февраля, то Чавес ничего нового не придумал: все сделано по кубинским стандартам. Чтобы обеспечить себе очередную победу, он вооружил своих сторонников. Речь, в основном, идет о чиновниках и лицах без определенных занятий, которые получили от президента деньги и оружие.



Виктор Черецкий: Идеологической подготовкой своих приверженцев Чавес занимается лично. Как не раз отмечали его биографы, президент Венесуэлы считает себя новым мессией, а посему в публичных выступления постоянно сравнивает себя с Иисусом Христом.



Уго Чавес: Я совершенно безразличен к деньгам. Они меня совершенно не интересуют. Всякие там автомобили последней марки… Мне ничего не нужно. Мне нужна только родина. Но не для меня, а для моих детей: венесуэльский народ – это мои дети. Виски, выходные в экзотическом месте… Для чего все это нужно? Дорогая одежда, джинсы всякие там, золото… Для чего? Не давайте себя отравить этой подлой капиталистической пропагандой, которая без конца твердит обо всех этих глупостях. Они внушают людям пороки, чтобы отвлечь их, чтобы они не видели, как капиталисты обворовывают мир. У нас некоторые жульничают, чтобы обрести нечестным путем доллары. Душу продают дьяволу за пачку долларов! Родину продают! Это еще хуже, чем уличная проституция! Ну а Христос учил нас жить честно. Он умер на кресте за нас. Ему всего-то было 33 года. А мне сейчас 54, но и я готов пойти на крест, чтобы наш народ обрел вновь духовные ценности во имя нашей родины.



Виктор Черецкий: Комментируя эти слова, венесуэльские оппозиционеры отмечают, что Чавес явно преуменьшает свое пристрастие к земным благам. Его роскошные резиденции, самолеты, лимузины, костюмы от французских кутюрье, шелковые сорочки и галстуки опровергают разглагольствования о собственном аскетизме. Впрочем, как отмечают наблюдатели, ложь и демагогия всегда были основными чертами режима Чавеса. Как вы думаете, для чего нужен венесуэльскому народу пожизненных диктатор? Оказывается лишь с одной целью – упрочить демократию. Вопрос для референдума уже сформирован. Он гласит, я цитирую: «Одобряете ли вы расширение политических свобод венесуэлок и венесуэльцев, которые отныне смогут определять будущее своей страны?» Журналист-диссидент Карлос Перес считает, что все годы правления Чавеса – это сплошной обман народа.



Карлос Перес: Чавес в свое время не только уверял нас, что уйдет с президентского поста через пять лет, но и что не будет национализировать промышленность и сохранит частные каналы телевидения. Все оказалось ложью. Чавес уничтожает демократию. Он монополизировал власть в Венесуэле, национализировал ряд ведущих предприятий и отказывает в лицензии оппозиционным средствам информации.



Виктор Черецкий: Политолог Габриэль Арбиак, сотрудник центра международных исследований в Мадриде, также считает, что Венесуэла, усилиями Чавеса, идет к откровенной диктатуре.



Габриэль Арбиак: Известно, что Чавес копирует свою модель общества с кубинского. И это весьма тревожное явление. Не секрет, что Кастро считает его своим преемником в Латинской Америке. Оба они надеются, что распространению их «революционных» идей на континенте поможет экономический потенциал Венесуэлы, располагающей, в виду запасов нефти, значительно большими возможностями для подобной экспансии, чем Куба. Мы видим, что эта идеологическая экспансия осуществляется за счет интересов населения Венесуэлы, уровень жизни которого постоянно падает. Вместе с тем, не должен смущать тот факт, что Чавес пришел к власти, в отличие от Кастро, вполне легальным путем. Гитлер в свое время тоже получил власть, победив на выборах. Теперь остается лишь ждать, когда Чавес окончательно покончит с элементами демократии и перейдет к диктатуре.



Виктор Черецкий: Что касается представителей венесуэльской оппозиции, то для них диктатура в Венесуэле уже установлена. Для того, чтобы она приняла классические формы, осталось совсем немного – закрыть выезд из страны. Говорит венесуэльский политолог Алехандро Ковальски:



Алехандро Ковальски: Очевидно, что у Чавеса все идет по плану. Он закрывает оппозиционные телеканалы. Нарушает права человека – преследует всех несогласных со своим режимом. Проводимые им выборы – это сплошной фарс, так что у нас есть все основания говорить о том, что диктатура в Венесуэле уже существует. Этого не замечают только те, кто не хочет ничего видеть. Последний камень в построение диктаторской системы он положит, когда окончательно закроет границы для выезда недовольных. Ограничения уже введены. Множество препятствий существует для приобретения иностранной валюты. Ну а чтобы, к примеру, выехать с ребенком, нужно оформить огромное количество документов. Так что все идет к тому, что выезд скоро совсем запретят, как на Кубе.



Виктор Черецкий: Идеология Уго Чавеса, как полагает другой испанский политолог - Сесар Видаль, это смесь левого популизма с традиционным латиноамериканским «вождизмом» военных.



Сесар Видаль: Режим Чавеса – особый. Он представляет собой смешение двух типов диктатуры, характерных для Латинской Америки. С одной стороны, он вобрал в себя худшие традиции военных заговоров, в результате которых к власти приходили военные предводители - «каудильо». Сам Чавес неоднократно пытался в прошлом устроить перевороты. В данном случае характерен культ деятеля 19 столетия Симона Боливара, как родоначальника «вождизма», который практикуется в Венесуэле. С другой стороны, режим Чавеса тесно связан с популистскими течениями в Латинской Америке, имеющими место в Боливии, Никарагуа и некоторых других странах. Он пытается поддерживать материально всех радикалов на латиноамериканском континенте.



Виктор Черецкий: Добавим, что венесуэльская оппозиция уже многие годы требует провести медицинское обследование Чавеса на предмет его вменяемости, поскольку многие его действия и заявления, по их мнению, заслуживают внимание психиатров. Что стоят хотя бы его многочасовые еженедельные выступления по телевидению, в которых он не стесняется рассказывать с подробностями о расстройствах своего желудка.


Возвращаясь к списку друзей Уго Чавеса, заметим, что он несколько шире, чем мы указали ранее. Помимо Саддама Хусейна, Ахмадинеджада и Кастро, в нем есть и другие имена. Впрочем, вот что говорит об этом сам венесуэльский лидер:



Уго Чавес: Мы подтверждаем наше подлинное братство с Россией. Раньше мы дружили вдвоем с Владимиром и у нас были очень интенсивные и полезные отношения. А теперь нас трое – Дмитрий, Владимир и Уго. Прекрасный союз!



Виктор Черецкий: Отметим, ради справедливости, что дружба с Россией, как указывают наблюдатели, у Чавеса довольно корыстная. Он, как и большинство диктаторов всех времен и народов, помешен на оружии. Но поскольку ни одно цивилизованное государство оружия Венесуэле не продает, полагая, что оно может представлять опасность для окружающих государств, то диктатор и прибегнул к «дружеским» услугам России. И речь идет не только об упомянутых «калашниковых», но и самолетах, вертолетах, военных судах и так далее.


XS
SM
MD
LG