Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Не вижу продуманного жеста». Обама звонит Аббасу


Звонок Обамы может быть подтверждением значимости фигуры Аббаса, считает эксперт

Звонок Обамы может быть подтверждением значимости фигуры Аббаса, считает эксперт

Президент США Барак Обама в свой первый рабочий день на новом посту продемонстрировал важность ближневосточного региона для американской внешней политики. Он поддержал перемирие между Израилем и палестинской группировкой ХАМАС, объявленное при участии международных посредников.


Пресс-секретарь Белого дома Роберт Гиббс сообщил, что Обама побеседовал по телефону с президентом Египта Хосни Мубараком, премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом, королем Иордании Абдуллой. Но в первую очередь американский президент позвонил лидеру Палестинской автономии Махмуду Аббасу.


Эксперты, удивленные этим выбором, делают самые разнообразные предположения о будущей ближневосточной политике администрации Барака Обамы. Вот одно из мнений: на вопросы Радио Свобода ответил профессор политологии и международных отношений университета Джорджа Вашингтона Нэтэн Браун.


- Это поразительно. Конечно, Ближний Восток чрезвычайно важен для политики США в сфере международной безопасности, но в этом регионе есть и иные проблемы – Ирак, Иран, Афганистан. Администрация Обамы могла бы сделать небольшую паузу - проявить добрую волю, несколько иное отношение, и продемонстрировать изменение своего подхода к региону. Вместо этого Обама сразу начинает действовать там, где настоящая война только что завершилась. В общем, это может сказаться на его политике самым неприятным образом.


- Но почему Аббас? Ведь формально президентские полномочия Аббаса уже истекли.


- Если Обама хочет обратиться к палестинцам, то с кем он должен разговаривать? По палестинской конституции полномочия Аббаса истекли, он больше не президент. Конечно, в распоряжении Махмуда Аббаса есть юридические аргументы, которые позволяют ему заявлять, что его лидерство законно, но ХАМАС оспаривает их. И вот в ситуацию вступает Обама и заявляет: «Я могу проводить политику, отличную от Буша, во всех направлениях, кроме отношений с палестинцами. Я поддерживаю контакты с тем самым человеком, на котором была сфокусирована администрация Буша, и это Махмуд Аббас».


- Обама позвонил Аббасу перед тем, как позвонить израильскому премьеру Эхуду Ольмерту. Не кажется ли вам, что он пытается сказать палестинцам: «Мое отношение к израильско-палестинскому конфликту будет более сбалансированным»?


- Я не вижу в этом продуманного жеста, мол, я позвоню палестинскому лидеру до того, как свяжусь с израильским, и тем самым продемонстрирую свои приоритеты. Конечно, все возможно, но – учитывая, что его «ближневосточная команда» еще не до конца сформирована – это странный шаг. Да и вообще нелогично принимать фундаментальные решения по поводу переориентации внешней политики еще до того, как утвержден твой госсекретарь. Так что я буду удивлен, если выяснится, что Обама намеренно пытался послать некий мессидж палестинцам.


- Но если Обама в первый день президентства дает понять, что будет иметь дело с ФАТХом, а не с ХАМАСом, по крайней мере сейчас, то что должен сделать ХАМАС, чтобы стать частью мирного процесса?


- Все что нужно – это придерживаться определенных условий: признать Израиль, осудить насилие и так далее. Эти условия были выдвинуты еще когда ХАМАС сформировал палестинское правительство в 2006 году. Однако, как всем хорошо известно, он не собирается делать этого ни в каком виде. Соответственно, вопрос следует сформулировать по-иному: «Если ХАМАС сделает шаги в этом направлении, каковы они должны быть?» Линия администрации Буша была такова: все или ничего. Будет ли администрация Обамы играть в ту же игру?
Есть еще один вопрос, гораздо более интересный. Не «будет ли Обама вести прямой диалог с ХАМАС?», а «как администрация Обамы отнесется к тому, что переговоры с ХАМАСом начнут другие?» Египтяне уже делают это. И турки. А что, если русские? Или французы или шведы? Вот проблема, с которой мы столкнемся очень-очень скоро. Ведь многие рассуждают так: смотрите, Соединенные Штаты не хотят разговаривать с ними, но мы можем заняться этим, навести мосты между Израилем и ХАМАСом, и между Соединенными Штатами и ХАМАСом.


- Многие эксперты обвиняли администрацию Буша в том, что она была слишком благосклонна к Израилю в ущерб палестинцам. Как бы вы охарактеризовали позицию Буша?


- Действия администрации Буша привели к тому, что у ХАМАСа не осталось выбора. Когда группировка попыталась несколько сменить политику, как это было во время формирования коалиционного правительства с группировкой ФАТХ, все контакты были прекращены администрацией Буша. В некотором смысле ХАМАС понял, что полушаги не работают, потому, видимо, они не стоят затраченных на них усилий.


- Получается, что звонок Обамы Аббасу событие не столь значительное, как представляется?


- Это в самом деле удивительно, что Обама обратился к лидеру, который некоторым образом уже не президент, руководит правительством, которое не правит на самом деле, а оно, в свою очередь, управляет государством, которое реально не существует как таковое. То есть он обратился к человеку, который находится в очень слабой позиции. Но есть еще одно обстоятельство: Махмуд Аббас остался в стороне от последней израильско-палестинской войны. Так что звонок Обамы может быть просто еще одним подтверждением значимости фигуры Аббаса.



Барак Обама назначил своим преставителем на Ближнем Востоке бывшего сенатора Джорджа Митчелла, который при президенте Клинтоне сыграл важную посредническую роль в мирном процессе в Северной Ирландии.


XS
SM
MD
LG