Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Махачкале вынесен приговор по делу об убийстве лидера дагестанского отделения партии "Яблоко" Фарида Бабаева


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Тимур Салимов и Данила Гальперович.



Александр Гостев: В Махачкале был вынесен приговор по делу об убийстве лидера дагестанского отделения партии "Яблоко" Фарида Бабаева. Обвинительный вердикт присяжных Расилу Мамедризаеву был вынесен еще во вторник, гособвинитель попросил для него 16 лет лишения свободы в колонии строго режима, и суд так и решил. За процессом следит корреспондент Радио Свобода в Махачкале Тимур Салимов, от которого мы сейчас узнаем все подробности.


Тимур, что сегодня было в суде?



Тимур Салимов: Сегодня в суде оглашался приговор по делу об убийстве лидера дагестанского отделения партии "Яблоко" Фарида Бабаева. 16 лет лишения свободы в колонии строгого режима - такое наказание определил судья Верховного суда Ибрам Гарунов жителю республики Расилу Мамедризаеву, которого присяжные признали виновным в убийстве. Именно такого наказание и требовало обвинение. У сторон есть 10 дней для подачи кассационной жалобы. "Обжаловать приговор в отношении Мамедризаева у обвинения нет оснований. Суд полностью удовлетворил наши требования. Возможно, мы потребуем отмены вердикта в целом. Для этого есть основания. Все решится в ближайшие 10 дней", - заявил после оглашения приговора государственный обвинитель Гусейн Алилов.


Фарида Бабаева расстреляли около 9 часов вечера 21 ноября в Махачкале, в подъезде двухэтажного дома, где он жил с семьей. В этот момент лидер дагестанского "Яблока" возвращался из партийного офиса, где шла подготовка к выборам в Госдуму. Они состоялись через 10 дней после покушения. Фарид Бабаев был первым номером в дагестанском региональном списке кандидатов. Он скончался 24 ноября, не приходя в сознание. А в марте прошлого года были арестованы двое подозреваемых в совершении этого преступления - Расил Мамедризаев и обвиняемый в соучастии Сеферали Сефимерзоев. Сразу после ареста Мамедризаев дал признательные показания и назвал заказчиком убийства Абаса Абасова, сына главы администрации Докузпаринского района республики Керимхана Абасова. Этот чиновник не раз становился объектом жесткой критики со стороны Фарида Бабаева. Однако в ходе следствия Расил Мамедризаев показания изменил, он заявил, что оговорил Абасова под давлением. В новых показаниях он назвал заказчиком преступления жителя Докузпаринского района Седредина Камберова, политического оппонента Керимхана Абасова. Теперь по версии обвинения Камберов спланировал убийство Бабаева с целью свалить вину на Абасова. Сейчас он находится в розыске, а его родственники приняли активное участие в судьбе обвиняемых в убийстве. По неофициальным данным, именно Камберовы наняли адвокатов для подсудимых. Однако в результативной части приговора имя Седредина Камберова не прозвучало. Это означало бы вынесение ему заочного приговора.


Процесс по делу об убийстве начался в октябре прошлого года. В конце концов, во вторник присяжные оправдали Сеферали Сефимерзоева по предъявленным ему обвинениям и признали виновным в убийстве Расила Мамедризаева.



Александр Гостев: Я попросил моего коллегу Данилу Гальперовича собрать мнения экспертов и политологов не только об этом деле, но и в целом о политической обстановке в Дагестане.


Данила, вам слово.



Данила Гальперович: Надо сказать, что примерно два года назад я разговаривал с президентом Дагестана Муху Алиевым. У него было очень примечательное выражение, он сказал, что он относится к партийной жизни в своей республике не слишком серьезно, он назвал ее примитивной и довольно точно определил, что вообще, конечно же, в Дагестане политическую жизнь очень во многом определяют отношения семей, кланов, самых различных групп, не относящихся к выстроенной политической структуре. Скорее, политическая структура формируется на основе вот этого этнического многообразия.


Эксперт Александр Кынев говорит, что это действительно так, и этническое многообразие, этническая некая заскорузлость, наверное, способствует тем процессам, которые происходят в этой республике и в целом на Северном Кавказе. Как говорит Александр Кынев, ротация внутри местных элит крайне невелика.



Александр Кынев: Что касается ситуации в Дагестане, она сложнее, чем в других регионах, именно за счет своей крайней этнической неоднородности. Поскольку, действительно, огромное количество этнических групп, четыре самых крупных - это аварцы, даргинцы, лезгины и кумыки, но и они сами неоднородные, потому что есть там множество иных больших и малых этносов и субэтносов. Все это усложняет внутренняя градация, связанная с местом рождения. Все это никуда не ушло, все это остается. И вот эти проблемы сложного баланса пытались решать в 90-е годы путем этнического квотирования, тогда гласно и негласно действовал порядок распределения руководящих постов между представителями этносов. Но это только одна сторона медали, потому что ведь дело не только в том, что нужно баланс между этносами соблюдать, но дело еще и в том, что нужно внутри самих этнических групп способствовать нормальному кадровому обновлению, каком-то выхлопу пара. Создается прекрасная ниша для работы всевозможных экстремистских организаций, для развития всевозможных криминальных сетей.



Данила Гальперович: Надо сказать, что в Дагестане действительно, по сравнению с соседними северокавказскими республиками, постоянно говорят больше, чем соседи, о внутренней коррупции, и эти разговоры не изменились даже с приходом президента Дагестана Муху Алиева 3,5 года назад к власти. Именно с тех пор, на самом деле, довольно много погибло активных политически людей в республике, и Александр Кынев напоминает, кто это.



Александр Кынев: В течение последних лет в регионе были убиты все наиболее заметные и активные публичные политические фигуры, представлявшие масс-медиа. Можно вспомнить министра Гусаева, можно вспомнить Абашилова, известного в регионе журналиста, который возглавлял телерадиокомпанию в последние годы. Можно вспомнить политолога Загида Варисова. Сюда же можно отнести и лидера "Яблока" в Дагестане Фарида Бабаева. Следствием вот этой системы, когда власть воспроизводит сама себя, и происходят там внутренние передвижки в очень узком слое элиты. При этом одновременно существует огромная масса людей, не способных решить никаких образом свои проблемы, это приводит к тому, что проблему решают не цивилизованным путем, а вот так, как мы видим.



Данила Гальперович: Здесь в Дагестане мы тоже видим некий дуализм: с одной стороны, достаточно суровый приговор обвиненному в убийстве человеку, с другой стороны, переквалификация показаний, изменение их и увод от каких-то действительно находящихся во власти людей, к более мелким, может быть, персонам, на которых вся ответственность и возлагается.


XS
SM
MD
LG