Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вынесен приговор убийце лидера партии "Яблоко" в Дагестане


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Тимур Салимов и Данила Гальперович.



Андрей Шарый: Верховный суд Дагестана сегодня приговорил к 16 годам заключения 26-летнего Расила Мамедризаева, обвиняемого в убийстве лидера дагестанского отделения партии «Яблоко» Фарида Бабаева. Политик и правозащитник Фарид Бабаев был убит 21 ноября 2007 года неподалеку от своего дома в Махачкале. По делу об убийстве проходили два человека, одного из них присяжные оправдали. Заказчики преступления пока толком не установлены. О результатах этого судебного процесса я говорил с корреспондентом Радио Свобода в Махачкале Тимуром Салимовым.



Тимур Салимов: Судья Ибрам Гарунов в конце концов огласил окончательный приговор по делу. Он приговорил главного обвиняемого – Расила Мамедризаева – к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Напомню, что во вторник суд присяжных признал Мамедризаева виновным в совершении убийства Фарида Бабаева. В среду гособвинитель попросил для него именно 16 лет заключения.



Андрей Шарый: Почему был убит Фарид Бабаев, за что – это понятно?



Тимур Салимов: Представители партии «Яблоко» уверены, что это политическое убийство. Они возлагают ответственность за произошедшее на власти Дагестана в том смысле, что власти не предотвратили этого. Что же произошло на самом деле – пока неясно, похоже, даже следствию. Первая версия – что Бабаева убили по заказу главы администрации Докузпаринского района республики Керимхана Абасова – в ходе следствия рассыпалась. Мамедризаев, обвиняемый в этом преступлении, сначала указал на Абасова как на заказчика, но затем изменил свои указания. Теперь в деле фигурирует совершенно другой заказчик – это житель Докузпаринского республики Седредин Камберов. Он находится в розыске, и его фамилия не раз звучала в суде как человека, который приобрел оружие, заплатил исполнителям деньги. Однако в окончательном приговоре его имя не называлось.



Андрей Шарый: Тимур, а ему зачем было убивать Бабаева?



Тимур Салимов: Дело в том, что он является, так сказать, политическим оппонентом действующего главы администрации, участвовал во всех акциях протеста с требованием отставки Абасова. И, по версии следствия, он организовал убийство Бабаева, чтобы свалить все на Керимхана Абасова, зная об их, мягко говоря, натянутых отношениях друг с другом.



Андрей Шарый: То есть, собственно говоря, преступление было, хотя был убит Бабаев, острие преступления было против другого человека, верно я понимаю?



Тимур Салимов: Да, совершенно верно. Во всяком случае, такова сейчас версия следствия.



Андрей Шарый: А что говорят наблюдатели, журналисты, которые присутствуют на процессе? Какой из этих двух версий, о которых вы сейчас говорили, верят больше?



Тимур Салимов: Я думаю, если положить на чашу весов и тут и другую, ни одна из них не перевести. У нас реалии такие сейчас в Дагестане, что могло быть и так, и эдак, а могло быть совершенно по-другому, о чем мы никогда не узнаем.



Андрей Шарый: То есть понятно только, что убийцу осудили, то есть он убил, и тут вопросов нет. А вот все, что дальше, это совершенно непонятно.



Тимур Салимов: Кто нанял, зачем нанял, почему, кому это выгодно – пока неясно.



Андрей Шарый: Будут какие-то новые следственные действия, кто-то будет это выяснять или нет?



Тимур Салимов: Во-первых, будут искать Седредина Камберова. Кстати, косвенно его участие подтверждается тем, что его семья очень активно приняла участие в процессе. По некоторым данным, именно братья находящегося в розыске Камберова наняли адвокатов для подсудимых. Кроме того, племянник Камберова обеспечивал алиби осужденному за убийство. Так что его будут искать. Что касается суда, то сегодня обвинение практически никак не прокомментировало. Гособвинитель сказал, что «есть 10 дней, мы подумаем, но если будем возражать, то против решения коллегии присяжных в целом».



Андрей Шарый: В чем, хотя бы в общих чертах, суть противоречий в этом самом районе, вокруг которого такие разыгрались трагические события? Это политическая борьба или это борьба экономических интересов, может быть, национальных, клановых? У вас многонациональная республика.



Тимур Салимов: Здесь, скорее всего, сплелось множество интересов. Не скажу, что можно рассматривать национальную карту, скорее всего нет. Там представители одной национальности и среди потерпевших, и подсудимых, и предполагаемых заказчиков. Может быть, борьба за место главы администрации, которое интересно людям не в плане политическом скорее, а в плане экономическом.



Андрей Шарый: Скажите, а партия «Яблоко» продолжает свое функционирование в Дагестане?



Тимур Салимов: Партия «Яблоко» в Махачкале продолжает функционирование. Недавно было проведено учредительное собрание, вновь организовано отделение партии «Яблоко» в Дагестане, его возглавил Руслан Салахбеков, наш коллега, журналист, работал в Махачкале с Фаридом Бабаевым, был вторым номером в списке кандидатов в депутаты в Госдуму.



Андрей Шарый: Бабаев был известным человеком в Дагестане или нет?



Тимур Салимов: Он был известным среди правозащитников, журналистов и людей, как-либо обиженных властями, как местными, так и властями республиканского уровня. Достаточно известный как человек честный и бескомпромиссный, готовый встать на защиту интересов, как говорят, простых людей.



Андрей Шарый: Вот еще несколько аспектов этого непростого дела. Обвинявшийся в соучастии в убийстве Фарида Бабаева Сеферали Сефимерзоев присяжными был оправдан полностью, его соучастие в убийстве сочли недоказанным. По факту приобретения, хранения и ношения убийцей пистолета, из которого были произведены выстрелы, присяжные обвиняемого тоже оправдали. В частности, на эти аспекты дела им указывают критикующие ход судебного процесса руководители партии «Яблоко». Продолжит тему мой коллега Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Л идер партии «Яблоко» Сергей Митрохин заявил, что приговор не вызывает у него однозначного одобрения.



Сергей Митрохин: Трудно считать этот вердикт объективным. Понятно, что есть противоречия. Признали, что он убивал, убивал именно из оружия, из пистолета, но в то же время оправдали по статье "хранение, ношение оружия". Не понятно тогда, как совместить эти две версии. Что касается Сефимерзоева, то мы категорически не согласны с его оправданием, потому что этот человек менял свои показания, как перчатки. Сначала он говорил, что был в одном месте в момент убийства, потом в другом месте. И никак не обосновано было ни защитой, ни им самим, почему он вдруг менял эти показания. Кроме того, обвинение говорило о том, что именно он купил автомобиль, на котором он привез Мамедризаева в Махачкалу, и никак эти данные обвинения не были опровергнуты ни защитой, ни им самим. То есть почему его оправдали, совершенно не понятно, тем более что все-таки признали, что имела место организованная группа. Если организованная, то кто же в ней тогда участвовал, поскольку Сефимерзоев оправдан?


На разных стадиях процесса действительно оказывалось такое... не знаю, как его назвать, то ли косвенным, то ли прямым, это давление. Адвокат подсудимых говорил свидетелям о том, что у них есть родственники. "Мы знаем, где они живут, - он говорил. - Подумайте о том, что вы говорите, подумайте о своих показаниях". Поскольку это все говорилось в присутствии присяжных, то они могли отнести это и на свой счет.


Конечно, партии очень тяжело в таких условиях работать. Смерть Фарида Бабаева, конечно, поставила наше отделение в Махачкале в очень сложное положение. Тем не менее, мы сейчас провели новые выборы, избран новый председатель дагестанского отделения. Надеюсь, что все-таки мы сумеем там сохранить организацию, тем более что авторитет Фарида Бабаева очень высок. Кстати, это отмечали и обвинение, и защита. Никаких обвинений в его адрес, что он мог заниматься какими-то нехорошими делами, как это часто бывает в подобных случаях, не было. И защита, и обвинение говорили о том, что это был человек самоотверженный, смелый, ничего не боялся, очень жестко критиковал власть, за что, скорее всего, и поплатился.



Данила Гальперович: Для Северного Кавказа вообще характерна политическая жизнь, замешанная на множестве факторов, не имеющих отношения к чистой политике, – на семейных связях и взаимоотношениях этносов, о чем говорит руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев.



Александр Кынев: Что касается ситуации в Дагестане, она сложнее, чем в других регионах, именно за счет своей крайней этнической неоднородности. Поскольку, действительно, огромное количество этнических групп, четыре самых крупных - это аварцы, даргинцы, лезгины и кумыки, но и они сами неоднородные, потому что есть там множество иных больших и малых этносов и субэтносов. Все это усложняет внутренняя градация, связанная с местом рождения. Все это никуда не ушло, все это остается. И вот эти проблемы сложного баланса пытались решать в 90-е годы путем этнического квотирования, тогда гласно и негласно действовал порядок распределения руководящих постов между представителями этносов. Но это только одна сторона медали, потому что ведь дело не только в том, что нужно баланс между этносами соблюдать, но дело еще и в том, что нужно внутри самих этнических групп способствовать нормальному кадровому обновлению, каком-то выхлопу пара. Создается прекрасная ниша для работы всевозможных экстремистских организаций, для развития всевозможных криминальных сетей.



Данила Гальперович: По словам Александра Кынева, убийство Фарида Бабаева для Дагестана, как это ни печально, является характерным фактом.



Александр Кынев: Можно вспомнить министра Гусаева, можно вспомнить Абашилова, известного в регионе журналиста, который возглавлял телерадиокомпанию в последние годы. Можно вспомнить политолога Загида Варисова. Сюда же можно отнести и лидера "Яблока" в Дагестане Фарида Бабаева. Следствием вот этой системы, когда власть воспроизводит сама себя, и происходят там внутренние передвижки в очень узком слое элиты. При этом одновременно существует огромная масса людей, не способных решить никаких образом свои проблемы, это приводит к тому, что проблему решают не цивилизованным путем, а вот так, как мы видим.



Данила Гальперович: В 2007 году, почти за два года до убийства Фарида Бабаева, президент Дагестана Муху Алиев дал интервью Радио Свобода, и тогда оказалось, что он, мягко говоря, невысокого мнения о партийной жизни в республике.



Муху Алиев: Я бы считал сегодняшнюю партийную жизнь довольно примитивной. Регистрация депутатов, ошибки многочисленные, которые были допущены, принцип формирования этих партий. Были и такие, которые из людей одного села состоят в Дагестане. Это глупо, я бы сказал, - такую партию создать и назвать ее демократической. Были люди – представители в основном одной национальности. Были там аварские, скажем так, партии. Я думаю, что к будущим выборам все партии сделают серьезные выводы, и конечно, они постараются быть более-менее зрелыми и представлять не один аул, не один народ, а быть партией, которая представляет все народы, быть партией, которая имеет идеологию. Не всегда один даже руководитель одного отделения партии знает идеологию другой. Но в Дагестане хорошо знают, кто он по национальности.



Данила Гальперович: Видимо, надежды Муху Алиева оправдались: политика в Дагестане стала серьезнее, а методы устранения политических конкурентов – серьезнее некуда.


XS
SM
MD
LG