Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удастся ли России избежать рецессии экономики?


Ирина Лагунина: Общий объем мировой экономики, по прогнозам, может сократиться в 2009 года на 0,5%. Для США и Японии эксперты прогнозируют экономический спад до 1,5%, для стран Европейского союза – почти на 2%.


В России, после роста экономики в 2008 году на 6%, теперь и правительство прогнозирует на 2009 год либо нулевой рост, либо спад. Удастся ли России избежать рецессии, которая уже настигла США, страны Европы и Японию? И какие факторы могут оказать сдерживающее влияние? Об этом мой коллега Сергей Сенинский говорит с московскими экспертами...



Сергей Сенинский: ... Финансовый кризис, охвативший ведущие индустриальные страны мира, привел не только к падению спроса и, соответственно, мировых цен на нефть – главный экспортный товар России, но и закрыл фактически источники финансирования бизнеса в любой стране, включая Россию. В целом можно ли говорить о том, что именно внешние факторы стали для России определяющими? Главный экономист инвестиционной компании «Ренессанс-Капитал» Катя Малофеева:



Катя Малофеева: На мой взгляд, внешние факторы, конечно, определили то, что экономика России начала очень резко замедляться. И тут есть два канала влияния. Во-первых, это падение спроса, падение цен на российскую экспортную продукцию, нефти, металла. Во-вторых, ситуация, которая сложилась на мировых финансовых рынках, за последние два года произошла достаточно серьезная интеграция российских финансовых рынков в глобальные. И замедление притока иностранного капитала и даже активный отток иностранного капитала из России были, собственно говоря, основными толчками к тому, чтобы российская экономика сменила рост на достаточно заметное замедление и даже, вероятно, мы увидим падение в ближайшие несколько месяцев.



Сергей Сенинский: Главный экономист инвестиционного банка «Траст» Евгений Надоршин, объясняя причины спада российской экономики в последние 2-3 месяца, выделяет прежде всего внутренние факторы:



Евгений Надоршин: С моей точки зрения, для российского падения текущая ситуация в мировой экономике имеет не такое решающее значение, если мы говорим о падении в первую очередь в промышленности, в инвестициях в конце 2008 года и, видимо, в начале 2009 года. Поскольку в значительной степени то очень бурное развитие негативных процессов, которые мы заметили в реальном секторе в виде неплатежей, в финансовом в том числе, в инвестиционной активности, оно было связано с тем, что, допустив девальвацию рубля и сделав ее темпы достаточно значительными, измеряемыми несколькими процентами в неделю, Центральный банк фактически сделал привлекательным для многих участников рынка спекулятивную игру или временные инвестиции в американскую или европейскую валюту с целью того, чтобы заработать весьма существенные деньги в рублях.



Сергей Сенинский: Многие эксперты объясняют постепенно нарастающие объемы неплатежей в российской экономике – как в расчетах между предприятиями, так и по зарплате или налогам – именно тем, что компании и предприятия направляют имеющиеся у них относительно свободные рубли на российский валютный рынок, который в последние месяцы фактически гарантировал им сверхвысокую доходность.


Однако в четверг, 22 января, за несколько часов до первого выхода этой программы в эфир, Центральный банк России объявил, по сути, о том, что начатая им 11 ноября прошлого года плавная девальвация рубля – заканчивается. С 23 января верхняя граница возможных колебаний обменного курса российской валюты, исходя из текущего курса доллара к евро, будет соответствовать примерно 36 рублям за один доллар. Это сразу на три рубля ниже официального курса на 23 января.


Банк России считает, что избранный им новый курс рубля при текущих ценах на нефть и другие значимые товары российского экспорта вполне обеспечит поддержание платежного баланса России...


Разные секторы российской экономики демонстрируют ныне разную динамику спада. Но в каких именно он может оказаться большим в 2009 году? Катя Малофеева, «Ренессанс-Капитал»:



Катя Малофеева: О чем можно говорить с определенной долей уверенности – это о том, что в этом году, наверное, будет достаточно серьезное замедление, и оно легко прогнозируется в нефтедобывающем комплексе. Наверное, можно говорить о том, что по всей экономике замедлятся инвестиционные процессы. Это замедление инвестиционных процессов, замедление всех тех проектов, которые осуществляются в течение длительного времени и с длительным сроком окупаемости, отразится на производстве тяжелого машиностроения, скажется, конечно, на активности в секторе строительства, скажется на выпуске тех секторов экономики, которые работают на предоставление услуг и товаров для инвестиционного спроса.



Сергей Сенинский: Евгений Надоршин, главный экономист инвестиционного банка «Траст», полагает, что масштабы спада могут зависеть от места того или иного бизнеса в производственной или сервисной цепочке:



Евгений Надоршин: Чем дальше сейчас тот или иной производитель или тот или иной вид деятельности от конечного потребителя в конкретной нынешней ситуации, тем для него хуже, если мы говорим о тех бизнесах, которые работают на российский рынок. Поскольку там как раз участники рынка в полную сталкиваются с неплатежами, с проблемами дополнительными, с неисполнением обязательств контрагентами. Чем ближе к конечному потребителю, если мы опять же говорим о внутреннем рынке, тем ситуация спокойнее, лучше и равнее. И безотносительно того, это сектор услуг или производственный сектор, и для того, и другого это в принципе верно. Но есть еще альтернативный канал – это экспорт. В тех случаях, когда поставки на экспорт осуществлять можно и спрос мировой, может быть снижающийся, все-таки остается, а в случае с сырьевым сегментом спрос на сырье остается, вопрос лишь в количестве, безусловно, это тоже выход. К сожалению, сейчас в отдалении от экспортного товара и от конечного потребителя в российской экономике ситуация выглядит неприглядно.



Сергей Сенинский: Финансовые власти индустриальных стран, представляя сегодня те или иные программы поддержки национальных экономик в условиях финансового кризиса, стремятся задействовать примерно одни и те же внутренние механизмы – налоговые льготы гражданам и бизнесу, государственные гарантии по кредитам – тем банкам, которые будут их выдавать, а также финансовая поддержка отдельных отраслей или компаний, которая предоставляется на довольно жестких предварительных условиях.


В случае России – какие дополнительные факторы могли бы оказать, на ваш взгляд, сдерживающее влияние, если исходить из вероятности рецессии российской экономики?



Катя Малофева: Факторы, которые могут действительно повлиять на поддержание экономического роста России – это, конечно, государственная политика. Не только в плане налогов и не только в плане предоставления финансирования экономики через государственные банки, но и в действительности стимулирование развития финансового сектора. И очень важным фактором будет являться степень девальвации рубля.



Евгений Надоршин: Ключевой сейчас, основной фактор – это все-таки фактор ожидания. Девальвация запустила весьма негативные процессы, поскольку приличная часть экономических агентов сейчас не ждут ничего хорошего от ближайшего своего будущего и от более отдаленного, в том числе. И очевидно, что, вкладывая в иностранную валюту, они явно не рассчитывают, что они помогают своему бизнесу или своей экономике. Поэтому, с моей точки зрения, здесь все достаточно четко и понятно – надо прекращать процесс девальвации и стабилизировать пытаться ожидания. Это само по себе позволит нам достичь роста, по крайней мере, в краткосрочной перспективе просто за счет того, что те, кто выводил деньги из реального бизнеса, те, кто, соответственно, вкладывал их в иностранную валюту, вернув эти деньги в рубли и в реальный бизнес, они могут вернуться, по крайней мере, на уровень, сопоставимый с докризисным. Если они увеличат свою рабочую неделю с двух-трех дней до опять же нормальных пяти и уберут эти бессрочные отпуска, в которые отпускали работников, то очевидно, что в этом случае мы будем наблюдать в краткосрочном периоде рост, который позволит восстановится экономике хотя бы до уровня, сопоставимого с докризисным.



Сергей Сенинский: Судя по некоторым прогнозам международных финансовых организаций, уже в третьем квартале 2009 года они не исключают окончания рецессии ведущих экономик Запада. То есть нынешний спад может прекратиться, его сменит сначала нулевой экономический рост, и потом – и реальный...


Если допустить именно такое развитие событий, через какое время изменение международной экономической динамики может отразиться на России?



Катя Малофеева: На мой взгляд, время реакции, если так можно выразиться, российской экономики на стабилизацию ситуации в мире будет достаточно коротким. И причин этому несколько. Во-первых, есть очень простые каналы - это в первую очередь цены на основные российские импортные товары и уровень спроса на них. Во-вторых, нужно отметить, что, благодаря усилиям властей, российская банковская система находится в принципиально лучшем состоянии и имеет принципиально меньшую степень разрушений, чем банковские системы развитых стран и в первую очередь Америки и Великобритании. Поэтому как только появится какая-то видимость того, что мировая экономика начинает восстанавливаться, российская банковская система, на мой взгляд, достаточно быстро сможет начать предоставлять экономике необходимое финансирование для того, чтобы запустить необходимые инвестиционные проекты и для того, чтобы начать длительные производственные циклы. Я думаю, что если действительно появятся признаки выздоровления мировой экономики, Россия сможет на это отреагировать достаточно быстро - в течение нескольких месяцев, до полугода.



Евгений Надоршин: Если действительно события будут развиваться на мировых рынках столь оптимистично, что уже в третьем квартале рецессия не будет углубляться - это будет означать весьма позитивный сценарий для страны в том числе. Поскольку, во-первых, приличная часть сырьевых экспортеров получит очень высокую определенность с точки зрения того, какой объем и чего у них скорее всего будут покупать. Это сразу стабилизирует ситуацию в этом сегменте, который для российской экономики является ключевым. Очевидно, что это сразу поддержит финансовый сектор, потому что активизация мировой экономики будет скорее всего сопряжена с разрешением хотя бы части проблем финансового сектора, может быть временным, а это значит, что поддержит российский финансовый сектор. Таким образом, две основные проблемы, которые и толкнули российскую экономику в нынешний кризис - это сырьевой экспорт и проблемы финансового сектора, будут может быть частично сглажены и решены в какой-то степени, не полностью, безусловно, но тем не менее, это ослабит напряженность и давление.



Сергей Сенинский: В четверг, 22 января, появились сообщения о том, что Министерство экономического развития России предполагает сокращение общего объема экономики страны в 2009 году на 0,2%. Это в 7 раз меньшее сокращение, чем прогнозируют для США, и в 9 раз меньшее, чем прогнозируется для Европейского союза...


XS
SM
MD
LG