Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Сербии воспринимают как угрозу новые Силы безопасности Косово


Ирина Лагунина: 21 января в Косово, через 11 месяцев после провозглашения независимости, сформированы собственные силы безопасности. Предусмотрено, что в активном составе новой силовой структуры будут 2,5 тысяч военнослужащих, в резервном - 800. У них не будет тяжёлого вооружения, лишь лёгкое оружие, и сообщается, что не всем косовским военным и не всегда будут выдаваться даже пули для пистолетов. Обучать эти силы безопасности по стандартам НАТО будут западные инструкторы – главным образом, британцы, обмундирование обеспечивают США, а средства передвижения и технику – Германия.


Как сообщил представитель НАТО Джеймс Апатурай, КСБ не имеют ничего общего с армией. Косовские военнослужащие будут заниматься разминированием, тушением пожаров и другими чрезвычайными ситуациями. Сербия и сербы в Косово энергично выступают против создания сил безопасности в Косово, считая их противозаконными. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Президент Сербии Борис Тадич направил резкий протест ООН и НАТО, требуя немедленно распустить косовские силы безопасности и демилитаризовать Косово. Белград пытается добиться также срочного заседания Совета Безопасности ООН. Сербский министр иностранных дел Вук Еремич заявил:



Вук Еремич: Сербия приложит все возможные дипломатические усилия, чтобы это решение было изменено. Мы рассматриваем косовские силы безопасности в качестве нелегальных военизированных формирований, к которым органы обороны и безопасности Сербии относятся не только как к прямой угрозе нашей национальной безопасности, но и как к угрозе миру и стабильности во всем регионе юго-западной Европы.



Айя Куге: В то временя, когда власти Сербии выступают против создании в Косово, как они считают, албанских войск, а косовские сербы говорят, что они серьезно испуганы, белградские аналитики также почти единодушны: опасно в нестабильной косовской ситуации иметь албанские силовые структуры. Белградский военно-политический аналитик, профессор факультета по безопасности белградского университета Зоран Драгишич.



Зоран Драгишич: Эти силы в данный момент не представляют из себя серьёзной опасности для Сербии. Они будут насчитывать лишь 2,5 тысяч военнослужащих и 800 резервистов, оснащённых лёгким оружием. Это не проблема для вооружённых сил Сербии. Однако речь идёт о крайне опасном процессе. Я почти убеждён, что вся правда о мандате этих сил не говорится. Их представляют как нечто вроде гражданской обороны. Я же считаю, что всё-таки здесь речь идёт о начале формирования вооружённых сил, сердцевины будущих вооружённых сил Косово. А этот процесс представляет опасность.



Айя Куге: Зоран Драгишич сомневается, что действия сил безопасности Косово будут под контролем, по крайней мере, под таким контролем, которому могли бы доверять сербы.



Зоран Драгишич: Эти силы должны находиться под контролем самопровозглашённых, временных властей Косово и Международных сил Кейфор, то есть НАТО. Но мы вряд ли можем доверять такому контролю, потому что косовские силы безопасности создаются вопреки резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, и позиция Сербии, подписавшей этот документ, не учитывается. В таких условиях трудно поверить, что новые силы будут под контролем.



Айя Куге: В Белграде считают, что Силы безопасности Косово – это на самом деле вооружённые силы, которые создаются с целью показать, что Косово независимое государство, имеющее все атрибуты государственности.



Зоран Драгишич: Командир этих сил (Сулейман) Селими, вступая в должность, начал свою речь словами: «мы государство» и таким образом ясно дал понять, что за всем этим скрывается. По-моему, силы безопасности в политическом смысле представляют собой завершение проекта де-факто создания косовского государства. И не надо сомневаться, являются ли они силами гражданской обороны. Если бы они готовились заниматься гражданской обороной, британцы для их обучения не направили бы в Косово своих высокопоставленных офицеров и военных инструкторов. В смысле безопасности такие силы не могут принести ничего хорошего – учитывая факт, что государство Сербия их воспринимает как враждебные формирования, а косовские сербы – как угрозу.



Айя Куге: Силы безопасности Косово сформированы на основе кадрового состава Корпуса по защите Косово, распущенного одновременно с созданием новых сил. Сообщается, что на данный момент более тысячи военнослужащих из пятитысячного Защитного корпуса прошли строгий отбор, чтобы вступить в состав новых сил безопасности. Министр по Косово в правительстве Сербии Горан Богданович считает, что сербских граждан края не могут защищать албанцы, которые раньше с оружием в руках боролись против них.



Горан Богданович: Сербия и сербы в Косово и Метохии выступают против формирования любых сил безопасности, которые строятся на моноэтническом принципе. Сейчас, когда Косово становится пороховой бочкой, когда согласно исследованиям ООН в крае у людей в наличии от 350 до 400 тысяч стволов, которые чаще всего употребляются для запугивания других национальностей, неприемлемо формировать вооружённые силы. Вспомним, так пресловутая косовская Освободительная армия переоделась и стала Корпусом защиты, а Корпус защиты передал мандат новым Силам безопасности – но ведь разницы между ними нет. Мы говорили тогда и говорим теперь: не могут люди, которые участвовали в преступлениях против сербов и других неалбанцев, нас теперь защищать. Напомню, в 2004 году, когда был последний погром сербов в Косово, Корпус защиты Косово сыграл в этом весьма постыдную роль. Поэтому сербы и другие неалбанцы не могут верить людям, которые участвовали в преступлениях против них.



Айя Куге: Но министр Богданович не скрывает, что у Сербии мало механизмов, чтобы препятствовать созданию новых военных формирований в Косово.



Горан Богданович: Мы сделаем всё, чтобы эти силы безопасности не прижились. Сейчас у нас нет механизмов, чтобы заблокировать формирование этих сил, но мы укажем международному сообществу и, прежде всего, Евросоюзу, на всю пагубность создания таких сил, которые могут только ухудшить ситуацию - тем более, что они мононациональные.



Айя Куге: Однако предусмотрено, что Силы безопасности Косово будут многонациональными, для сербов и других национальностей оставлена 10-процентная квота, а официальным языком общения будут как албанский, так и сербский. В Приштине сообщают, что заместителем командующего силами безопасности будет генерал, по национальности серб, давая понять, что имя его уже известно.


Ведь и девять лет назад, когда был создан Корпус по защите Косово, в его состав вошло определённое количество сербов.



Зоран Богданович: Я не могу поверить, что кто-то из сербов согласится принимать в этом участие. Сербы могут быть на бумаге, как они были на бумаге в Корпусе защиты Косово. Там их было 386, но никто из них не носил форму, никто не имел при себе оружия, не патрулировал улицы. Их включили в список, чтобы получился многоэтнический состав. Да, к сожалению, там были сербы, и они даже получали зарплату. Но если посмотреть, какая тяжёлая экономическая ситуация в Косово, то мы не имеем права осуждать тех сербов, которые согласились на бумаге быть военными.



Айя Куге: В Сербии уже разразился скандал, когда на днях в газете косовских сербов «Единство» появилось большое рекламное объявление о наборе военнослужащих сил безопасности с заголовком:


«Вы все нам нужны!» Сербский парламент призвал косовских сербов не откликаться на такие призывы. Вот мнение белградского военно-политического комментатора Александра Радича.



Александр Радич: Слишком оптимистично для косовских сил безопасности рассчитывать на шанс, что сербы придут в такую организацию. Это означало бы прямой переход на сторону противника. Мне кажется, что такой поступок имел бы слишком большой вес. Конечно, найдутся некоторые оппортунисты, которые из-за зарплаты вступят в косовские силы безопасности, но международное сообщество столкнется с большими проблемами, пытаясь выполнить все необходимые условия, чтобы создать картину многонационального формирования.



Айя Куге: Но по вашему мнению, являются ли силы безопасности армией Косово?



Александр Радич: В сознании албанцев – это вооруженные силы Косово. Я уверен, что союз НАТО оценил риски, которые бы могли создать вооружённые албанцы, и поэтому пытается создать законное формирование, которое будет иметь минимум полномочий и минимум возможности для сотворения проблем. Но сложность состоит в том, что силы безопасности представляют собой символ – есть организация, есть люди в военной форме с эмблемами на рукавах, которые албанцы будут воспринимать как эмблемы войск.



Айя Куге: Реальна ли опасность для Сербии от Сил безопасности Косово, как утверждают сербские политики?



Александр Радич: Ущерб в смысле безопасности для Сербии намного меньше политического ущерба. Даже Корпус защиты Косово был формированием намного опаснее нынешних сил безопасности. Ведь в его составе было много людей, которые имели опыт борьбы в Освободительной армии, там нашли доходное место и террористы, и люди, которые с оружием боролись против сербских властей. С другой стороны, в силах безопасности проведена длительная и относительно качественная подготовка и отбор по строгими критериям. Потому я считаю, что контроль над этими силам будет намного строже. Но для Сербии политическая символика косовских сил безопасности намного болезненнее, чем создание Корпуса защиты Косово, произошедшее после войны, когда это воспринималось как неминуемая развязка. А силы безопасности Косово должны завершить проект албанской государственности в Косово, и поэтому это воспринимается как нож в сердца сербским национальным интересам.



Айя Куге: В Косово объявлен первый круг конкурса по набору служащих сил безопасности, который будет длится три недели. Кандидаты, в возрасте не старше 35 лет, должны пройти строгую проверку физических и психических способностей. Предусматривается, что полностью косовские силы безопасности численности в три тысячи триста человек вместе с резервным составом будут укомплектованы в течение нескольких лет.


XS
SM
MD
LG