Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новости «Мемориала»: от номинации на Нобелевскую премию до суда


Ирина Лагунина: Два дня назад мы сообщали о том, что Дзержинский суд Петербурга признал незаконным обыск, проведенный в декабре в офисе центра "Мемориал". Во время обыска, прошедшего в "Мемориале" 4 декабря, были изъяты жесткие диски почти всех компьютеров. Официальным поводом для обыска был объявлен поиск документов, доказывающих спонсирование "Мемориалом" газеты "Новый Петербург", против которой возбуждено уголовное дело. Итак, 20 января жалоба адвоката была удовлетворена, следователя обязали вернуть все изъятие материалы. Впрочем, на этом дело не закончилось. Ну а параллельно с этим «Мемориал» был выдвинут на Нобелевскую премию мира. За развитием событий следит мой коллега Владимир Тольц.



Владимир Тольц: В сообщениях о международном историко-просветительском правозащитном и благотворительном обществе «Мемориал» наблюдается в последнее время какая-то загадочная для меня «парность случаев» - вести об очередных успехах и достижениях в многообразной деятельности обязательно сочетаются с сообщениями об очередных неприятностях для этой организации. Возьмем лишь последние, известные всем примеры. В начале декабря СМИ разных стран и континентов подробно сообщали о состоявшейся в Москве международной конференции по истории сталинизма, одним из устроителей которой явился «Мемориал». Но накануне ее открытия те же СМИ оповестили мир об обыске в Научно-исследовательском центре «Мемориал» в Санкт-Петербурге и изъятии там большого количества документальных материалов, в том числе и на электронных носителях информации – базы данных, содержащие биографические справки более 50 000 жертв сталинских репрессий; результаты поиска нескольких сотен мест захоронения жертв репрессий; коллекция (более 10 000 изображений и текстов) «Виртуального Музея Гулага», уникального веб-ресурса, объединяющего более ста региональных российских музеев и т.д. Также были изъяты большая база данных к архиву устной истории и электронная коллекция фотографий, включая отсканированные материалы из частных архивов.


Существует ли связь между двумя этими почти синхронными событиями? – Директор санкт-петербургского Научно-исследовательского центра «Мемориал» Ирина Флиге рассуждает так:



Ирина Флиге: Связаны эти события или это совпадение, трудно сказать. Но когда мы не знаем, кто и зачем производит какие-то действия, имеет смысл смотреть на результат. Таким образом, что хотели, то и изъяли. Изъяли, более полутора месяцев держат у себя, соответственно, и не возвращают.



Владимир Тольц: Эта скандальная акция, сопровождавшаяся грубыми нарушениями российского законодательства, вызвала бурный протест России и за рубежом. Десятки иностранных и российских ученых обратились с возмущенными письмами к Президенту России, Губернатору Санкт-Петербурга, Генеральному прокурору Российской Федерации и другим официальным представителям страны. Ну, а сам «Мемориал» подал в суд жалобу на незаконность этого обыска.


Последние сообщения о «Мемориале» обладают той же печатью «парности». Начнем с приятного: 20 января немецкое агентство DDP сообщило, что фракция ХДС/ХСС в немецком бундестаге предложила номинировать российскую правозащитную организацию "Мемориал" на Нобелевскую премию мира. Я попросил своего берлинского коллегу Юрия Векслера связаться с сообщившим об этом заместителем председателя фракции Андреасом Шоккенхоффом.



Юрий Векслер: Господин Шоккенхофф уточнил и пояснил, что изначально это была не инициатива фракции ХДС/ХСС в бундестаге, как было ошибочно сообщено в средствах массовой информации.



Андреас Шоккенхофф: Это была моя инициатива, которую я обнародовал на заседании фракции. Но многие мои коллеги спонтанно к ней присоединились, сказав, что поддерживают ее, превращая в инициативу, нашедшую широкое одобрение в бундестаге. Депутаты фракции подписались под направленным теперь в Нобелевский комитет предложением о выдвижении «Мемориала» на Нобелевскую премию мира, так как согласны с важностью инициатив «Мемориала» по поискам единой картины довоенной, военной и современной истории, поискам возможностей как для России, так и для соседствующих с ней стран найти общий угол зрения на исторические события. Это кажется мне моим коллегам особенным вкладом в процесс примирения, в процесс формирования общего европейского будущего. В России в настоящее время доминирует представление о вражеском окружении. Есть немало примеров того, что действительно воспринимается многими в России искаженно. Об этом напомнили события прошлого года, связанные с переносом памятника павшим советским солдатам в Эстонии. Этот случай продемонстрировал, что часто имеются силы, показывающие, что наша история видится в разных местах по-разному. Именно поэтому инициатива выработать общий и единый взгляд на нашу историю особо важна, она помогает критическому взгляду на стереотипы и отказу от них, она помогает увидеть мир глазами других и является вкладом в примирение и мирное сосуществование.



Юрий Векслер: Говорил инициатор выдвижения «Мемориала» на Нобелевскую премию мира заместитель председателя фракции ХДС/ХСС в немецком бундестаге Андреас Шоккенхофф, являющийся также уполномоченным федерального правительства по вопросам германо-российских отношений.



Владимир Тольц: Я благодарю за это сообщение Юрия Векслера. Стоит отметить, что «Мемориал» выдвигают на Нобелевскую премию уже третий год подряд. Это конечно приятно.


Появившееся в тот же день сообщение о том, что Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга, рассмотревший жалобу санкт-петербургского Научно-информационного Центра «Мемориал» на незаконность и необоснованность обыска, проведенного 4 декабря прошлого года в офисе Центра сотрудниками Следственного комитета Санкт-Петербургской городской прокуратуры, признал этот обыск незаконным и обязал следователя возвратить «все предметы и документы, изъятые в ходе незаконного обыска» тоже, на первый взгляд, выглядит приятным. Но это только на первый… Ирина Флиге поясняет:



Ирина Флиге: Жалоба адвоката Павлова, который представляет интересы «Мемориала» в суде, делились на две части. Во-первых, необоснованность обыска и незаконность обыска и теми нарушениями, которые проводились в процессе обыска. Постановление городского суда, что незаконность обыска они признают. Соответственно, по постановлению суда нам должны вернуть все материалы и документы, изъятые в процессе обыска. Однако из прокуратуры подают апелляцию, они продолжают утверждать, что все действия следователя были законными.



Владимир Тольц: Ну, так что же можно сказать про нынешнее состояние этого дела? – Спрашиваю я адвоката Ивана Павлова, представлявшего интересы Научно-исследовательского цента «Мемориал» в суде. - С одной стороны, ваша жалоба, пусть частично, удовлетворена, но с другой, - изъятые на незаконном обыске материалы, которые суд обязал вернуть «Мемориалу», остаются невозвращенными…



Иван Павлов: Это именно так. Дело в том, что есть определенная процедура вступления в силу решений суда, в данном случае постановления, в котором удовлетворена жалоба «Мемориала». В обычном порядке постановление вступает через 10 дней после того, как они были вынесены. Но если они обжалованы кем-либо из лиц, участвующих в деле, то постановление вступает после рассмотрения дела в кассационной инстанции, либо кассационная инстанция не отменяет решение, вступает в силу, а если отменяет и направляет на новое рассмотрение, то начинается процедура заново.



Владимир Тольц: Иван Юрьевич, - продолжаю я расспрашивать адвоката Ивана Павлова, - а каковы, на Ваш взгляд, мотивы прокуратуры, которая подала на кассацию? Почему и зачем она тянет все это…



Иван Павлов: Для меня это решение представляется алогичным, поскольку прокуратура на всем протяжении рассмотрения дела вела активно, представляя доказательства, даже рассекречивая некоторые оперативные данные, что является некоторой редкостью для таких дел. Несмотря на то, что, на наш взгляд, нарушения носили очевидный характер, прокуратура своими активными действиями показывала, что она будет спорить с этим. Что касается мотива поступка такого, здесь еще может быть сыграло то, что дело получило большой резонанс, как вы знаете, приезжал комиссар Совета Европы по правам человека, который встречался с Чайкой, с генеральным прокурором в Москве и с его заместителем, которые уверяли комиссара, что все было законно и обоснованно. И здесь дело вышло на такой уровень, когда слишком высокие должностные лица сделали такие заявления, что все законно, а потом суд принял совсем другое решение. Поэтому прокуратура будет здесь еще отстаивать честь мундира.



Владимир Тольц: Представляющий Научно-исследовательский центр «Мемориал» в суде адвокат Иван Павлов.


Суд, в котором была удовлетворена его жалоба на незаконность действий прокуратуры, на мой взгляд, уникален: кажется впервые в гражданском судопроизводстве в России прокуратура открыто предъявила материалы оперативного наблюдения. Причем не за фигурантом уголовного дела, которого своими предположениями следователи пытаются связать с «Мемориалом», а долгосрочного скрытого наблюдения за организацией, выдвинутой на соискание Нобелевской премии!



Иван Павлов: Меня не удивило, что прокуратура защищала свою позицию. Но меня удивило, как они защищали. Ведь они стали рассекречивать и представлять суду данные оперативного наблюдения за офисом «Мемориал». То есть они даже не стесняются открыто заявлять, что за офисом «Мемориала» ведется наблюдение. И рассекретили видеозапись, которая получена оперативным путем в ходе осуществления следственного действия, в ходе осуществления обыска. Оказывается, велась скрытая запись за участниками следственного действия, что тоже сомнительно с точки зрения законности. То действие, которое было проведено в «Мемориале», не имеет никакого отношения к этому уголовному делу и следователи ищут что-то другое, хотят найти вещи, которые не относятся никак к этому уголовному делу, а у них какая-то иная задача, которая известна им самим и заказчикам, которые поставили перед ними такую задачу.



Владимир Тольц: Итак, в ходе судебного заседания прокуратурой были представлены справки оперативного наблюдения за питерским офисом «Мемориала». Иван Юрьевич, а в этих документах не указано, на каком основании ведется это скрытое наблюдение?



Иван Павлов: Нет, в этом документе оснований наблюдения не указано.



Владимир Тольц: Ну, и каковы же, по Вашему мнению, при этих «отягощающих обстоятельствах» перспективы нового рассмотрения дела – уже по протесту прокуратуры?



Иван Павлов: Вы знаете, делать какие-то прогнозы в рамках рассматриваемых в условиях нашего судопроизводства дел – дело неблагодарное. Поэтому я воздержусь от каких-либо прогнозов. Единственное, что скажу, если дело рассматривается в рамках правового поля, то шансов у прокуратуры нет.



Владимир Тольц: Адвокат Иван Павлов, представляющий номинированное в качестве кандидата на Нобелевскую премию общество «Мемориал», которого в результате незаконного обыска изъяты данные о жертвах политических репрессий. Напомню, этот «кусок» нашей горькой истории по-прежнему находится под арестом в питерской прокуратуре.


XS
SM
MD
LG