Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Использование противогололедных реагентов на улицах Москвы


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Евгения Назарец: В столице накануне прошли обильные снегопады. Но все, что красиво падало с неба, неминуемо превратилось в неопрятную кашу на дорогах, на тротуарах. Это издержки борьбы со снежными завалами и гололедом. В Москве с 1996 года применяют противогололедные реагенты. Как утверждают в Департаменте жилищного-коммунального хозяйства города, в наши дни такого рода нагрузка на окружающую среду столицы уменьшена в два с половиной раза. Однако москвичи вряд ли заметили этот отрадный факт.



Лиля Пальвелева: Поначалу в Москве использовали смесь из песка и технической соли. Вскоре засорились ливневые стоки и канализация. Тогда перешли на столь мощные химические реагенты, что вместе со льдом стали растворяться обувь, шины машин и полы длинной одежды. Теперь применяют более щадящие смеси, однако и они доставляют немало неприятностей. Руководитель жилищно-коммунального хозяйства столицы Андрей Цыбин признает...



Андрей Цыбин: Любые химические вещества, начиная со стирального порошка, являются не самыми идеальными для человека, но тем не менее прогресс заставляет нас применять те наработки, которые появляются у ученых. Если мы живем в большом городе, мы должны понимать реальную ситуацию и сравнивать воздействие, которое у нас происходит, и принимать решение - то ли мы хотим комфортно ездить, то ли мы хотим ходить по снегу. И если речь идет о мегаполисе, то самая наша главная задача - это сделать его безопасным.



Лиля Пальвелева: А вот с этим большие проблемы. Конечно, не будь реагентов, автомобильных аварий стало бы больше, да и травмопункты оказались бы заполнены незадачливыми пешеходами. Однако в состав реагентов входят хлористые соединения. Часть из них накапливается в почве, часть попадает в водоемы, а часть испаряется, отчего воздух чище не становится.


Заведующий кафедрой факультета почвоведения МГУ Дмитрий Хомяков приводит такие данные...



Дмитрий Хомяков: Стали использоваться жидкие и твердые продукты. На сегодняшний день в жидких противогололедных материалах расчетная потребность составляет порядка 260 тысяч тонн. Это 28-процентные растворы хлористого кальция или комбинированные продукты, содержащие хлористый кальций и хлористый натрий. Твердых продуктов используется 82 тысячи тонн. Жидкие продукты используются для превентивной обработки, когда ожидается снегопад, и роль их - не допустить образование наледи и наката на объектах дорожного хозяйства, для того, чтобы облегчить и сделать возможной последующую механическую уборку. Твердые противогололедные материалы используются в момент снегопадов. Когда достаточно низкие температуры, тогда нужно расплавить все-таки значительное количество льда и снега непосредственно на дорогах, тогда используются твердые материалы. Понятно, что нормы расхода дифференцированы в зависимости от погодных условий. Чем ниже температура, тем выше нормы расхода реагентов. В противном случае мы не обеспечим качество уборки. Снег собирается в лотковую часть дорог и потом утилизируется на камерах хозфекальной канализации; стационарных пунктов в Москве сейчас 46 и 156 мобильных снеготаялок. Общий объем утилизации снега, возможно который провести в сутки, - 280 тысяч кубических метров.



Лиля Пальвелева: При этом, утверждает Дмитрий Хомяков, все вредные последствия применения реагентов в Москве постарались минимизировать.



Дмитрий Хомяков: Воздействие на кожу и на мех, и на изделия потребительские ограничено, потому что на объектах дорожного хозяйства используются реагенты - на тротуарах, на дворовых территориях, в особо охраняемых зонах, в парковых зонах на дорожках. Противогололедные материалы - химические соли - не используются, используется только щебень, который, конечно, такое воздействие не оказывает. Так что контакт граждан с реагентами может осуществляться только в наземных переходах, в подземных переходах при подходах к метро, противогололедные реагенты химические не используются, используется механическая уборка и обработка щебнем фракции 2- 5 миллиметров .



Лиля Пальвелева: Нарисованная схема относится к какому-то фантастическому идеальному городу. В реальности же все тротуары заставлены автомобилями, а пешеходы бредут по проезжей части, хлюпая бурой жижей. В общественном транспорте под ногами то же самое месиво. Дворы действительно теперь посыпают щебнем, но это редко спасает ситуацию - реагенты попадают сюда на колесах автомашин. Даже нынешней малоснежной зимой Москва выглядит столь же неприглядно, как и прежде.


Неразумно разрешать детям в черте города лепить снеговиков или играть в снежки. Что же касается домашних животных, то вот рекомендация Сергея Филатова, начальника отдела Комитета по ветеринарии Москвы...



Сергей Филатов: После того, как вы выгуляли собаку, естественно, нельзя допускать ее на проезжую часть. Как только выгуляли собаку, промыв обычной мыльной водой, насухо вытереть лапы и обработать обычным детским кремом или кремом для рук. Вот и вся профилактика.



Лиля Пальвелева: При этом как-то незаметно в городе исчезли птицы, пожалуй, за исключением ворон, оказавшихся особенно стойкими. Но вот попробуйте вспомнить, давно ли вы видели обычного воробья? Птицам-то никто лапы с мылом не моет.


XS
SM
MD
LG