Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музей типографии





Марина Тимашева: Накануне нового года в Ульяновске открылся музей "Симбирские типографии". Это уже четырнадцатый музей в составе историко-мемориального заповедника "Родина Ленина". Сегодня под его эгидой работают музеи "Симбирская классическая гимназия", "Мелочная лавка", "Симбирское купечество", "Архитектура эпохи модерна в Симбирске", "Музей городского быта" и другие. Новый музей открыт в том здании, где размещалась первая в Симбирске частная типография Василия Черникова. Экспозицию осматривал Сергей Гогин.



Сергей Гогин: «История ума представляет две главные эпохи – изобретение букв и типографии. Все другие были их следствием», - писал историк и литератор Николай Карамзин, кстати, уроженец Симбирска. Как ни странно, его современница, просвещенная Императрица Екатерина Вторая, на пол века затормозила развитие полиграфии в России, незадолго до смерти издав «Указ об ограничении свободы книгопечатания и ввоза иностранных книг». Екатерина упразднила частные типографии, как поясняет Указ, «в рассуждении злоупотреблений от того происходящих». Тем же Указом Императрицы «В Губернских городах дозволяется при Наместнических Правлениях завести Типографии, кои весьма могут облегчить переписку Канцелярскую». Первая казенная типография появилась в Симбирске в 1797 году и была старейшей в Поволжье. Она начиналась с одного деревянного печатного станка. Здесь размножались копии царских указов и распоряжения губернского начальства для дальнейшей рассылки чиновникам. С 1838 года в губернской типографии печатается газета «Симбирские губернские ведомости» - первое в губернии периодическое издание, про которое сейчас бы сказали «орган областной администрации». А двумя годами ранее, из типографии удельного ведомства вышла первая, изданная в губернии книга под названием «Нравоучительные разговоры для воспитанников удельных училищ». Послабление частным издателям вышло только при Александре Втором. В 1859 году, с разрешения симбирского губернского правления, в городе открылась первая частная типография Василия Черникова, который, в частности, публиковал труды Ильи Николаевича Ульянова, отца Ленина. Во время открытия музея, роль хозяина типографии сыграл народный артист России, актер Ульяновского областного драмтеатра Борис Александров.



Борис Александров: Здесь, мы предполагаем, будет сидеть корректор, потому что без корректур нельзя. У нас сколько ошибок на всяких баннерах! Частицу «не» с глаголами вместе иногда пишут! Вы думаете, что в наборном цехе главное? Освещение! Вот у нас здесь все керосиновыми лампами освещалось. Ручные печатные станки - эстетическое удовольствие просто от станка. А название, знаете, какое у них? «Альбион».



Сергей Гогин: Несмотря на потребность в печатных услугах, открыть частную типографию в Симбирске было сложно, в современной терминологии, «из-за административных барьеров». Заявителям, в чьей лояльности имелись сомнения, под разными предлогами отказывали. Научный работник и историк мемориального заповедника «Родина Ленина» Иван Сивопляс говорит, что для губернатора каждая частная типография была лишней головной болью.




Иван Сивопляс: Губернатора тоже можно было понять, потому что следить за газетами вынужден был он сам. То есть он должен был вычитывать, он должен был ее цензурировать, подписывать какие-то бумажки о том, что он купил себе таких-то шрифтов или такую-то печатную машину. Поэтому он говорил, что нет, ребята, не надо. Очень часто типографии открывались с помощью какого-то зиц-председателя. Находили какого-то отставного чиновника, как правило, это был какой-то бывший уездный исправник, бывший судейский. Он писал заявление, ему давали разрешение, а работал за ним купец.




Сергей Гогин: Зачастую действия губернских властей, запрещавших открытие частных типографий, имели отчетливые признаки недобросовестной конкуренции.




Иван Сивопляс: У нас один из первых в Симбирской губернии полиграфический магнат был купец Яков Александрович Журавлев. Потом он решил открыть типографию. Ему даже сначала вроде бы дали разрешение, но потом на проекте резолюции было прославлено: «Опять подрывать губернскую типографию!», и господину Журавлеву в открытии типографии отказали. Был чиновник некий Рафайлов. Когда он подал соответствующее заявление, на нем тоже красноречивейшая резолюция: «Еще типография! К чему она?!». Именно здесь столкновение государственных и частных интересов в такой выраженной форме.



Сергей Гогин: И все же частники конкуренцию выигрывали. Например, частная типография Анучина, судя по документам, имела заказов в 4-5 раз больше, чем губернская казанная типография. Работа печатника в те времена была чрезвычайно вредной. В пыльных и душных помещениях держалась температура около 30 градусов Цельсия, потому что бумагу, для лучшего контакта с формой, увлажняли, и здесь же на веревках подсушивали. Во время работы наборщики имели привычку держать во рту самые ходовые литеры. Здесь же курили, перекусывали, разложив пищу на станках, руками, испачканными литерами и краской. Туберкулез, рак, близорукость, отравление свинцом были профессиональными заболеваниями типографщиков. До революции в Симбирске работали две казенные, около десяти частных типографий и еще три - в уездных городах. Они печатали, в основном, визитные карточки, конверты, тетради, конторские книги и программы концертов. Это можно увидеть в экспозиции музея. В более продвинутой типографии Токарева печаталась духовная и краеведческая литература, журналы с заседаний городской Думы. Со временем оборудование совершенствовалось, закупались плоскопечатные машины с паровым, позже - с электрическим приводом. Трудно поверить, но печатная машина фирмы «Кенигбауэр» до сих пор эксплуатируется в Ульяновском Суворовском училище. Это почти сто лет безотказной работы. Но в экспозиции музея типографское оборудование представлено макетами - живых станков найти не удалось. Создатель первой в Симбирске частной типографии Василий Черников был личностью оригинальной, многоликой. Судебный чиновник, библиограф, издатель, земский деятель, журналист, музыкант, виртуоз, издавал первую в губернии частную газету «Волжский вестник», литературу для аграриев, а также ноты и нотные каталоги, основал Симбирское музыкальное общество для поддержки музыкального образования и исполнительства, издавал музыкальный журнал «Нувелист». Именно поэтому в музее создана отдельная экспозиция, посвященная музыкальной культуре Симбирска. Мне очень понравилась рецензия на концерт известного флейтиста Антона Совле, опубликованная в «Симбирских губернских ведомостях» за 1856 год. Вот ее фрагмент. «Господин Совле показал, чего может достигнуть даровитый артист в игре на таком инструменте который и не всякому таланту дается легко, по многим причинам». А ведь это не что иное как рыба, репортерский шаблон - меняя имена исполнителей и даты выступлений, рецензия от этого ничего не потеряет и не приобретет. Заповедник «Родина Ленина» продолжает реализовывать проект развития исторической зоны, разработанный еще в 80-е годы прошлого века, открытая по музею каждый год. На очереди - Музей почты Симбирска, затем Музей пожарной охраны и Музей археологии.


XS
SM
MD
LG