Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Доклад организации "Хьюман Райтс Вотч" о российско-грузинской войне 2008 года


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шароградский : Международная правозащитная организация "Хьюман Райтс Вотч" опубликовала доклад о нарушениях гуманитарного права во время удара Тбилиси по Цхинвали в августе прошлого года и последовавшей за этим российско-грузинской войны. Доклад был представлен одновременно в России и Грузии. В Москве на его презентации побывал мой коллега Данила Гальперович.



Данила Гальперович : В конце избитой фразы «на войне как на войне» авторы доклада - активисты "Хьюман Райтс Вотч" - ставят вопросительный знак. Именно так, вопрошающе, и называется доклад, в котором собраны многочисленные свидетельства о нарушениях прав человека, жертвах среди гражданского населения и многочисленных воинских преступлениях, совершенных в ходе военного конфликта вокруг Южной Осетии в августе прошлого года. 150-страничный иллюстрированный буклет подробно рассказывает о горе и страданиях людей, попавших в жернова войны. Заместитель директора московского бюро "Хьюман Райтс Вотч" Татьяна Локшина говорит, что все стороны конфликта натворили достаточно.



Татьяна Локшина: Те, кто ищет ответ на столь волнующие вопрос как - кто хуже, кто лучше, кто совершал более страшные преступления, кто начал - будут им разочарованы. Установить, кто именно начал и, в частности, находились ли российские военнослужащие на территории Южной Осетии, не часть нашего мандата. Информации, которая могла бы убедительно доказать, что там присутствовали российские военнослужащие, у нас нет. Мы ее специально не искали.



Данила Гальперович : С самого начала конфликта Татьяна Локшина работала в Южной Осетии. И с первых дней событий она и ее коллеги сделали вывод - силовая акция Тбилиси против Цхинвали была заведомо чревата большими жертвами, и грузинские военные не могли этого не знать.



Татьяна Локшина : Грузинские войска при обстреле Южной Осетии допускали не избирательное и избыточное применение силы. В первую очередь, речь идет об использовании системы залпового огня "Град", которая применялась Грузией в Цхинвали, которая применялась в окрестных осетинских селах. Это повлекло за собой человеческие жертвы, включая жертвы среди гражданского населения. При применении "Града" в южноосетинской столице Цхинвали потери среди гражданских были неизбежны. И нами были задокументированы конкретные случаи, конкретные примеры того, как погибали мирные жители во время этого обстрела. Также говоря о неизбирательном и избыточном применении силы, нами были отмечены танковые удары со стороны грузинских вооруженных сил по гражданским объектам.



Данила Гальперович : Однако российские военные тоже не отличались избирательностью. В частности, говорится в докладе, они, так же, как и грузинская армия в Южной Осетии, применяли кассетные бомбы во время бомбардировки грузинской территории. Кроме того, уже после основной волны боевых действий, именно российская армия не сделала практически ничего, чтобы предотвратить этнические чистки в грузинских селах Южной Осетии, устроенные там осетинскими ополченцами. Об этом также работавшая в зоне конфликта старший исследователь отдела по чрезвычайным ситуациям "Хьюман Райтс Вотч" Анна Нейстад.



Анна Нейстад : Надо сказать, что когда мы опрашивали население, жалоб на поведение, собственно, российских военнослужащих было не так много. Они, безусловно, были, но, с другой стороны, люди признавали, что в целом ряде ситуации, российские военнослужащие пытались либо остановить осетинских мародеров, либо, по крайней мере, не принимали участие в мародерстве и поджогах. Однако на территории Горийского района нами было установлено, как минимум, четыре случая, в которых российские военнослужащие принимали участие в мародерстве и поджогах. Но самое важное состоит в том, что в тот момент, когда Россия получила статус оккупирующей державы на этой территории, это была непосредственная обязанность российских войск обеспечить безопасность мирного населения. Они не должны были позволять южноосетинским формированиям грабить, убивать и осуществлять поджоги. Все, что происходило, свидетельствовало о том, что никакие меры к тому, чтобы обеспечить безопасность мирного населения к тому, чтобы выполнить это совершенно жесткое международно-правовое обязательство, Россией приняты не были.



Данила Гальперович : Кроме того, и это отмечали все, кто хотел погасить конфликт, сторонами велась не только война как таковая, но и война слов. Именно к войне слов относятся заявления о геноциде и огромные цифры погибших, которые в первые дни конфликта приводили российские и осетинские источники. Анна Нейстад уверена, что пора признать - цифрами об убитых страсти в августе 2008 только нагнетались.



Анна Нейстад : Как, наверное, все вы помните, в первые дни конфликта официальные лица, представители Российской Федерации заявляли о том, что в ходе конфликта буквально в первые дни в Южной Осетии был совершен геноцид, и погибли сначала цифра была 2 тысячи, а потом 1600 человек. И вот на этой цифре 1600 продолжают настаивать чуть ли не по сей день. Мне кажется, что на данный момент необходимо публично признание того, что эти первые цифры были не вполне точны. Речь идет даже не о цифрах как таковых, потому что мы не переставали говорить в ходе конфликта, и не перестаем говорить сейчас о том, что, безусловно, потеря каждой человеческой жизни является трагедией и в целом ряде случае, в том числе, задокументированных в нашем докладом, является преступлением. Однако на сегодняшний момент, нам кажется необходимым поставить точки над " i " в этом вопросе. Действительно, то, что на сегодняшний момент Следственный комитет пришел к выводу о... по крайней мере, смог предоставить информацию о 162 жертвах, то есть разница, как вы понимаете, примерно на порядок, нам кажется, очень существенным.



Данила Гальперович : В докладе множество страшных свидетельств человеческой беды, которые делают этот документ по-настоящему сильным. Вот цитата из рассказа одного из жителей грузинских сел в Южной Осетии, приводимая в докладе.



Цитата из рассказа : "Мы с отцом собирали урожай на бабушкином поле. Когда я пошел к дому, двое осетин в камуфляже с автоматами остановили меня, спросили - кто такой. Один автомат свой наставил, потребовал, чтобы я мобильник свой ему отдал. Я отдал. На следующий день вечером, когда я в село зашел, пошел к бабушке, оказалось, там отца моего четверо вооруженных людей держат в масках, в камуфляже. Хотели нас с отцом забрать. Бабушка ругалась, хваталась за отца, чтобы не уводили его, а один из них тогда схватил ее, чтобы оттащить. В общем, свалка началась. Мне в двух местах правую ногу прострелили, а отца попало. Упал сразу. Я не знаю, как именно бабушку застрелили. Только она уже мертвая была, когда я в ее сторону посмотрел".



Данила Гальперович : Нужно представить себе, что правозащитники сами выслушивали убитых горем людей и сами видели сожженные дома и разгромленные танковыми залпами подвалы. Авторы доклада, в конце его высказавшие свои рекомендации по снижению последствий войны как сторонам конфликта, так и международным организациям, более чем заслужили право быть услышанными.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG