Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему большинство россиян - за отмену депутатской неприкосновенности


Ирина Лагунина: Согласно опросу ВЦИОМ, 84 процента россиян – за отмену депутатской неприкосновенности. Однако эксперты сомневаются, что отмена депутатского иммунитета снизит уровень коррупции в России. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: После длинных новогодних каникул ВЦИОМ – Всероссийский центр изучения общественного мнения – решил выяснить, как россияне относятся к депутатской неприкосновенности. 84 процента опрошенных полагают, что отмена депутатского иммунитета повысит эффективность борьбы с коррупцией. Сомневаются в этом лишь 7 процентов респондентов.


Национальный план по борьбе с коррупцией был предложен россиянам президентом Дмитрием Медведевым сразу после его официального вступления в должность. В декабре прошлого года был принят и подписан «Закон о противодействии коррупции». В это же время в общественную дискуссию о возможной отмене депутатской неприкосновенности включилась и Генеральная прокуратура. Глава СКП России Александр Бастрыкин выступил за отмену депутатского иммунитета. По его словам, цитирую: «наибольшее количество привлеченных к уголовной ответственности лиц, обладающих правовым статусом, составляют депутаты и члены выборных органов местного самоуправления, а также выборные главы органов местного самоуправления». По данным Следственного комитета, за первое полугодие 2008 года было возбуждено 757 дел в отношении лиц с особым правовым статусом. Это 359 депутатов органов местного самоуправления, 140 должностных лиц органов местного самоуправления, 30 депутатов законодательных органов субъектов Российской Федерации и 2 кандидата в депутаты Государственной думы. В этом году парламент вновь вернется к вопросу об отмене депутатской неприкосновенности. Отношение к этой инициативе среди депутатов неоднозначное. Представитель фракции «Справедливая Россия» Олег Шеин, в целом, за отмену иммунитета от уголовной ответственности. Но, по его мнению, депутат должен быть освобожден от преследования за свои политические высказывания…



Олег Шеин: У нас, ни для кого не секрет, что значительная часть людей пытается пройти в депутаты с тем, чтобы избавиться от проблем с правоохранительными органами по части бизнеса по части коррумпированных сделок. Это секрет Полишинеля, об этом даже Путин говорил, когда, помните, возглавил «Единую Россию», потребовал почистить списки. Очень много людей из «Единой России» было вычищено. Другой вопрос, что должна быть категория статей, по которым неприкосновенность не надо убирать, условно говоря, те статьи, по которым человека можно привлечь за его политические высказывания, обвиняя его в клевете и прочее. Потому что, например, публичные реплики в отношении людей типа Зурабова, что они осуществляют по сути государственные преступления и несут вину в том числе за многие смерти людей, которые не смогли получить нормальные пенсии, те же самые лекарства, он формально подпадает под закон об экстремизме или под иные нормы уголовного кодекса, клеветы и прочее. Поэтому оставить неприкосновенность в отношении статей, которые могут использоваться для политического преследования депутатов, я думаю, надо, а в отношении экономических статей, в отношении угрозы безопасности жизни людей, конечно, неприкосновенность должна быть снята.



Любовь Чижова: Перспективы есть какие-то?



Олег Шеин: Я думаю, да, и президент на это настроен.



Любовь Чижова: Если вас лишат неприкосновенности, вы как к этому отнесетесь?



Олег Шеин: Спокойно. Я бизнесом отродясь не занимался, никого не убивал.



Любовь Чижова: Когда в парламенте рассматривался проект «Закона о противодействии коррупции», снять иммунитет предлагалось не только с депутатов, но и с прокуроров, следователей, адвокатов и членов избирательных комиссий. С этой инициативой выступал заместитель главы комитета по безопасности Михаил Гришанков. Однако большинство депутатов эту поправку не поддержали. Как ни странно, с ними солидарен известный адвокат Дмитрий Ольшанский, активно участвующий в уличных акциях протеста и защите прав автомобилистов.



Дмитрий Ольшанский: Я категорический противник отмены депутатской неприкосновенности. Потому что депутат, если он честный, порядочный и занимается проблемами страны, народа, избирателей, конкретной группы, он постоянно вовлекается в конфликты, вплоть до того, что ломает заборы строительные там, где незаконные стройки. И если неприкосновенности не будет, ему просто руки заломают и оденут наручники. Но в одном случае в отделении милиции, куда он приедет выручать людей, незаконно забранных хоть с митинга, хоть со стройки, а в другом случае на той же стройке, где он будет отпихивать строителей, помогая людям, а в третьем случае просто инспирируют что-то. А вот когда мы видим, что серьезная система есть, что только генеральная прокуратура может обратиться в парламент, тогда желания инспирировать что-то не будет. Я на себя примеряю, я лично все время выезжаю на незаконные стройки, борюсь с ними, стою с людьми в пикетах, взявшись за руки, постоянно драки идут, может быть можно назвать другим словом – потасовки, физическое противодействие. Но все время на грани ходим уголовного дела, хотя мы не убийцы и не взяточники. Кстати, что посадят как раз не жулика-депутата, а именно того честного, который защищает народ и есть оскомина в глазах властей или местных, или региональных, или федеральных. Жулик в любом случае выкрутится, а те, кто открыто на митингах выступают и помогают людям, у нас же, видите, сейчас в Москве, сколько незаконным строек идет. Мы видим, сейчас в Анапе пытаются леса вырубить. Путин дал указание, нефтепровод отвели от озера Байкал. У нас эта тема постоянно возникает и депутат должен быть постоянно, как Чапаев говорил, впереди на боевом коне. Без неприкосновенности не обойтись.



Любовь Чижова: Если взять нашу автомобильную тему?



Дмитрий Ольшанский: Я не помню депутата, который был сам за рулем или члена Совета федерации, верхней палаты парламента, который бы сбил кого-то. Были случаи, когда водитель, и то очень часто без депутата, кого-то не сбивал, а ударялся, сталкивался с другой машиной. Это ваши коллеги раздувают. Вы поймите, что бьются все. По теории вероятности, я одного гонщика спросил: можно машину как-то сберечь? Можно – не ездить.



Любовь Чижова: Тем не менее, были такие громкие истории, даже касающиеся не столько депутатов Госдумы, сколько высокопоставленных чиновников и судей российских, когда им удавалось избежать ответственности.



Дмитрий Ольшанский: Да, были истории. У нас один судья попал, не будем фамилию называть, но это был его водитель. Вот вам еще пример: водитель Кирьянова, главного гаишника России, сбил человека, сказали, что водитель не виноват, пешеход сам откуда-то выскочил. Поэтому все стараются выгородить. Но если простой водитель Иванов сбил пешехода Петрова, ведь надо же разбираться и может получиться, что водитель не виноват, а пешеход перебегал на красный сигнал, перелез через оградительный барьер, неожиданно выскочил из-за троллейбуса. Понимаете, если удалось выкрутиться, то есть, говоря официальным языком, признали водителя невиновным, это не говорит стопроцентно, что он был виновен, это говорит, что внимательно посмотрели. Простому человеку тяжелее, чтобы внимательно разобрались. Вот когда у нас депутат сможет придти в то же ГАИ сказать: так, ребята, вы что тут дурака валяете, что простой водитель, надо его судить или письмо написать. Вот опять мы подошли к взаимосвязи, что депутат должен иметь возможность в хорошем слове ворваться куда-то, побряцать удостоверением и постучать кулаком по столу. А завтра, если мы отменим эту неприкосновенность, скажут так: значит он хулиганил, два сотрудника милиции подпишут, он грубил, он порвал протокол и дело уголовное склепают в здании милиции или следственного отдела.



Любовь Чижова: Это было мнение адвоката Дмитрия Ольшанского. Итак, согласно опросу ВЦИОМ, 84 процента россиян думают, что отмена депутатской неприкосновенности поможет эффективнее бороться с коррупцией. Суть неприкосновенности в том, что народный избранник не может быть задержан, арестован, привлечен к административной , уголовной и иной ответственности без предварительного согласия думского большинства. Для этого следственные органы должны представить в парламент веские доказательства вины депутата, а его коллеги будут решать – лишать его иммунитета или нет. Руководитель российского отделения центра антикоррупционных исследований Трансперенси Интернэшнл Елена Панфилова сильно сомневается, что отмена депутатской неприкосновенности поможет снизить уровень коррупции в России…



Елена Панфилова: Единственное, чему это может помочь, что какое-то количество депутатов, позволяющих себе, скажем так, сторонние доходы, коррупционные сторонние доходы, они могут стать более осмотрительными. С другой стороны, это палка о двух концах. Ведь мы прекрасно понимаем, что если отменить депутатскую неприкосновенность и представить себе такую теоретическую возможность, что наш парламент, наши депутаты возьмут и введут институт, процедуру депутатских расследований парламентских и начнут, например, проводить антикоррупционные депутатские расследования против исполнительной власти. В этом случае отсутствие у депутатов неприкосновенности ставит под удар их непосредственно антикоррупционную деятельность. Потому что исполнительная власть сможет довольно здорово сопротивляться всяческими полузаконными способами. Соответственно, мне кажется, речь должна идти о том, что депутатская неприкосновенность все равно должна остаться, потому что депутаты зачастую решают всевозможные вопросы, связанные с необходимостью обеспечения отсутствия стороннего влияния на их решения, но при этом она не должна быть такой огульно бесконечной, как сейчас происходит, когда депутатская неприкосновенность абсолютна, стопроцентна. Безусловно, надо снизить планку того, какую информацию депутаты должны раскрывать добровольно и предусмотреть ситуацию, что в случае, если, например, депутаты каким-то образом наврали в своей декларации имущества и доходов, если они каким-то образом, доказано, что они занимались предпринимательской деятельностью или коммерческой деятельностью в период нахождения в парламенте, вот тут депутатская неприкосновенность должна сниматься автоматически, не по желанию или голосованию или каким-то образом, когда все начинают друг друга прикрывать, сами будучи такими же, но именно фактически без особых рассуждений.



Любовь Чижова: Кто должен это делать, кто должен снимать?



Елена Панфилова: Понимаете, в теории есть такой комитет забавный, называется комитет по парламентской этике. Я не знаю, чем он занимается. Но, скажем так, если брать за основу международные стандарты, то подобного рода комитеты, они существуют во всех парламентах практически всех развитых стран мира и занятие как раз не учить парламенты как себя вести, быть вежливыми и так далее, а их задача как раз отслеживать такие ситуации, когда устанавливается факт соответствия реальных существующих доходов и имущества депутатов тому, что они декларируют, факты наличия или отсутствия конфликта интересов. И именно подобного рода комитеты, обычно существующие в парламентах, они выносят подобного рода решения, выносят на утверждение руководства, руководящих органов парламента и принимается соответствующее решение. Как у нас это может быть сделано? В теории может быть так же, но при нынешнем составе парламента это может быть не очень эффективный инструмент. Но мне кажется, что в теории именно так и должно быть. Потому что полностью отменять иммунитет, конечно же, нельзя, потому что может застопорить хорошую, важную парламентскую работу, но в то же время сохранять в неприкосновенности в том виде, в котором существует, тоже нельзя, надо прорабатывать инструменты, которые позволили бы в случае, если депутаты позволяют коррупционное поведение или вообще непрозрачность своей деятельности, чтобы они были непременно наказаны.



Любовь Чижова: Говорила руководитель российского отделения центра антикоррупционных исследований Трансперенси Интернэшнл Елена Панфилова. Дискуссии об отмене депутатской неприкосновенности возобновятся в России в ближайшее время.


XS
SM
MD
LG