Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Медведева в Ингушетию: «добрый царь приехал поддержать доброго боярина»


Президент России и президент Ингушетии (справа)

Президент России и президент Ингушетии (справа)

Внезапный визит Медведева в Ингушетию на прошедшей неделе вызвал у многих чувство недоумения. Никаких решений, требовавших личного присутствия президента в этой непростой республике, принято не было. Однако появление первого лица государства в регионе, отягощенном таким количеством проблем, должно было хоть что-то значить.


Как президент президенту


Ингушский журналист Магомед Ториев так описывает явление Дмитрия Медведева ингушскому народу: «Этот визит был больше частный визит к господину Евкурову, чем в саму республику. Потому что традиционного для таких визитов осмотра страны не было, а было совещание с правительством, где господин Медведев заявил о том, что надо принимать экстренные меры, поскольку обстановка очень тяжелая. Для решения этих проблем он как будто привез с собой 29 миллиардов рублей. В отличие от Путина он видит проблему Ингушетии в плохих экономических условиях. А вот как Путин говорил, что это международный экстремизм, терроризм, западные спецслужбы виноваты во всем - этого мы не услышали».


Политолог Сергей Маркедонов полагает, что стиль появления первых лиц из ниоткуда - для Кавказа привычное дело. Кроме того, Евкуров - первый президент, выдвинутый именно Медведевым. По мнению эксперта, это была именно поддержка Юнус-Бека Евкурова, человека, «который пытается наладить с правозащитниками как местными, так и московскими, который пытается изменить отношение силовиков к людям. Это точки нового курса». Маркедонов считает, что у людей сохраняется вера в доброго царя, и «в данном случае добрый царь поддерживает доброго боярина».


Залить проблемы деньгами

Журналист Магомед Ториев полагает, что хотя во время совещания Медведева с местными чиновниками и прозвучали страшные слова о чрезвычайных мерах, на самом деле президент приехал не силу показывать: «В Ингушетии большинство населения склоняется к тому, что основные две проблемы - это вопрос о местном самоуправлении (население настаивает на том, чтобы был внесен спорный Пригородный район в закон о местном самоуправлении) и проблема вооруженного подполья. Большинство склоняется к тому, что это была поддержка Евкурова, потому что его четкая позиция по Пригородному району, что его возвращать в состав Ингушетии никто не будет, что сам визит Медведева был нанесен в связи с приближающимся голосованием по этому закону, принятие его парламентом, и в связи с тем, что после ухода Зязикова практически никакой стабилизации в республике не наблюдается. Получается так, что Медведев решил залить деньгами существующие проблемы. Деньгами эти проблемы не решить».


Деньги - ключевой элемент медведевского визита, в этом убежден и Сергей Маркедонов: «Важно обратить внимание на то, что эта поездка происходит после известных событий 2008 года. Я имею в виду прежде всего признание Абхазии и Южной Осетии. На этом фоне в Ингушетии возникали настроения если не зависти, то ревности. Почему две республики, которые не являются частями Российской Федерации, получают деньги, получают поддержку? Почему Ингушетия лишена этого? Почему восстанавливается Цхинвали, но маленькой северокавказской республике, которая является частью России, внимание не уделяется?».


Маркедонов подчеркивает, что заявлением о выделении средств для Ингушетии (по оценке «Ведомостей», это три годовых бюджета республики) федеральная власть заверяет население республики, что население на положении падчерицы не останется.


Политолог отмечает также еще одно показательное назначение, произведенное Медведевым, назначение нового министра внутренних дел: «Кто в Ингушетии самый главный объект критики населения? МВД, силовики. Приезжает добрый царь, убирает старого милиционера, назначает нового демонстративно, хотя такой указ можно было подписать и в Москве».



Deus ex machina


По мнению Магомеда Ториева, не было продемонстрировано никаких новых подходов к решению региональных проблем, и Медведев, ставший президентом, «не изменил принципиально никаких точек зрения на решение проблем на Кавказе. Потому что Евкуров - это профессиональный военный, генерал ГРУ. Боевые действия продолжаются с прежней интенсивностью».


У Сергея Маркедонова также есть претензии к общему замыслу визита: «Это слишком пиаровская стилистика. Ниоткуда, с неба появился президент. А если финансовый кризис заставит секвестрировать бюджетные обязательства?» Политолог подвергает критике и «марксоидную», по его выражению, стилистику и риторику президента, «когда главной темой становится безработица. Но для террористической активности или антигосударственного протеста социальный фактор далеко не определяющий. Терроризм питается не не только социальной неблагополучностью. Надо понимать, что здесь есть проблема с интеграцией республики в общероссийский социум, с идеологией».


Кавказ - особая площадка для российских руководителей. Большую часть своей легитимности власть Путина обрела именно здесь. Видимо, пришла очередь Дмитрия Медведева осваиваться в регионе.


XS
SM
MD
LG