Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Кынев: "Симптоматично, что пик ликвидации публичной политики совпадает с экономическим кризисом"


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Марина Дубовик: Сегодня истекает срок регистрации списков кандидатов в депутаты законодательных собраний девяти российских регионов. 1 марта выборы пройдут в Хакасии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Татарстане, Ненецком автономном округе, а так же в Брянской, Владимирской и Архангельской областях. По мнению политолога Александра Кынева, интервью с которым записала корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова, предстоящие региональные выборы засвидетельствуют фактическое отсутствие политической конкуренции.



Александр Кынев: Если, скажем, на выборах, которые проходили 11 марта 2007 года, в среднем на регион было где-то 6,5-7 списков зарегистрировано в итоге, то в декабре 2007 года уже было не 6,5, а было 4,7 списка. То есть резкий произошел провал буквально за полгода. Ведь к весне 2008-го чуть-чуть оклемались, то есть конкуренция чуть-чуть подросла, на йоту, но после этого у нас произошел окончательный поворотный обвал партийной системы, когда выжившие партии стали то ли по доброй воле, то ли не по доброй воле принимать решения о ликвидации и вливании в более крупные партии. То есть на них повисли домокловым мечом долги, да, условно-бесплатные эфиры и газетные площади, плюс, я думаю, что имело место какое-то неформальное согласование своих позиций. В результате на сегодняшний день у нас осталось всего шесть партий зарегистрированных, то есть это минимальное количество за всю новейшую историю. И у нас картина следующая: у нас участвуют во всех регионах, во всех девяти, которые будут 1 марта, только партии, представленные в Госдуме. Они хорошо известны – «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР. Конкуренцию фактически составляет единственная партия – это «Патриоты России», которая выдвинула списки в семи регионах, во многих из них она уже получила отказ, выбывает из борьбы. И «голос с того света» – партия «Народный союз» в Татарстане. То есть съезд партии произошел, партия уже приняла решение о ликвидации, но поскольку выдвижение проходило до ликвидации партии, то региональное отделение выдвинуло список, а партии уже нет.



Марьяна Торочешникова: Вы неоднократно повторяли, что в России сейчас фактически отсутствует политическая конкуренция. Это чем чревато? Какие последствия это может повлечь для большинства населения, для тех людей, которые не участвуют в политической жизни страны?



Александр Кынев: Конкурируя друг с другом, кандидаты и партии, вольно или невольно, вынуждены все-таки ориентироваться на реальные настроения населения. Когда конкуренции нет, когда заведомо в каком-то кабинете определено, кто получает какой процент, все это превращается в известном смысле в декорацию. В таком случае никакого реального стимула думать о населении, думать об интересах регионов у тех, кто, по сути дела, ни с кем не борется, а заранее знает, что он точно получит определенные места, нет. Все это сказывается на том, что просто снижается эффективность работы власти как таковой, снижается эффективность представления интересов населения, означает, что наши с вами интересы в том числе учитываются чем дальше, тем в меньшей степени. А в условиях кризиса нам может это быть вдвойне опасно. Вообще, очень симптоматично, что этот пик ликвидации в стране как таковой публичной политики совпадает с экономическим кризисом, с ростом социального недовольства. Возникает ситуация парадоксальная. Совершенно очевидно, что растут протестные настроения, растет социальная напряженность. И в этих условиях вместо того, чтобы создавать дополнительные каналы поиска диалога, вместо того, чтобы пытаться каким-то образом амортизировать эту ситуацию, даже те немногие каналы, которые есть, цементируют. Специфика такова, что когда в обществе растут протестные настроения, часто избиратели голосуют за некую партию или кандидата не потому, что он вел какую-то кампанию собственную позитивную, даже не потому, что его хорошо знают, а именно как выражение протестов.


XS
SM
MD
LG