Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На 90 году жизни в Париже скончалась Дина Верни


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Савицкий.



Дмитрий Волчек: На 90 году жизни в Париже скончалась Дина Верни. Слово Дмитрию Савицкому.



Дмитрий Савицкий: Если вы были в Париже, вы не могли не столкнуться с Диной Верни. Правда не с той, которая пела цыганские, блатные и лагерные песни и устраивала выставки художников, а с той, что из бронзы, с той, которая в любую погоду (и до сих пор) загорает на газонах садов Тюильри…


Ей было шесть лет, когда она вместе с родителями покинула СССР и родной Кишинев (по другой версии Одессу) и поселилась в столице Франции. Ей было пятнадцать лет, когда приятель отца обратил на нее внимание. Он был давним другом Аристида Майоля, знаменитого скульптора, которому шел 73 год.


– Я нашел вашу натурщицу, сказал он Майолю. – Вы рисуете и лепите ее, но никогда не видели во плоти….


Майоль в том 34 году переживал кризис и почти не работал. Молодая лицеиста вовсе не обрадовалась предложению отцовского приятеля стать натурщицей Аристида Майоля. Она собиралась поступать в Сорбонну на химический факультет: живопись и скульптура интересовали ее весьма слабо. Но она все же отправилась к скульптору – возможность подработать была соблазнительной, а Майоль платил щедро – 10 франков в час. В ту эпоху столько зарабатывали лишь квалифицированные рабочие и инженеры.


Дина Верни позировала три часа в день. На многих набросках голова ее опущена, она смотрит вниз. На самом деле она готовит уроки – Майоль сделал для нее специальный столик, на котором она и открывала учебник.


– Аристид был чистым и застенчивым человеком, – рассказывала Дина Верни в одном интервью.


– Он так никогда и не решился попросить меня раздеться. В те тридцатые годы мы с друзьями увлекались нудизмом и для нас не было ничего более естественного, чем свободное, голое тело. Поэтому я сама предложила Майолю позировать в обнаженном виде.


Дина Верни была натурщицей, другом и музой Майоля в течении десяти лет. Во время войны и оккупации Дина Верни помогала художникам, писателям и интеллектуалам прятаться от нацистов. В конце концов, ее арестовали. Аристиду Майолю удалось вытащить ее из лап Гестапо. Чтобы спасти ее от облав на евреев, он отправил ее на юг, к другу и коллеге – Анри Матиссу.


– Матис был чрезвычайно говорлив и строг в работе, - вспоминала Верни. - Он был рад, что ему попалась начитанная натурщица и мы часами обсуждали абсолютно все на свете, но в отличие от Майоля, он запрещал мне во время позирования двигаться.


Верни и Матисс стали друзьями и когда в 44 году Майоль погиб в автомобильной аварии, Матисс посоветовал Верни открыть галерею и начать собирать картины и предметы искусства. Это было нетрудно сделать, потому что Аристид Майоль оставил Дине Верни все свое состояние, свои работы и свою коллекцию живописи и скульптур.


Дина Верни всегда опровергала слухи о том, что она была не просто натурщицей и музой скульптора.


Она дружила с сюрреалистами и с Андре Бретоном. Кроме Майоля и Матисса она позировала Раулю Дюфи и Пьеру Боннару. Галерея Верни на улице Жакоб рядом с Сен-Жерменским бульваром пользовалась огромным успехом. Коллекция работа росла, кроме Матисса и Боннара появились картины Василия Кандинского, Дега, Пикассо, Сюзанны Валадон, Фуджита, таможенника Руссо и современных примитивистов от Бошана до Рамбера.


В 1963 году Дина Верни передала в дар французскому государству целиком всю коллекцию монументальных работ Аристида Майоля. Среди наиболее знаменитых работ скульптора, вдохновленных молодой натурщицей – «Гора» и «Воздух», «Река».


Четырнадцать лет назад Дина Верни открыла «Фонд Дины Верни и Музей Майоля».


Начиная с поздних пятидесятых Дина Верни начала посещать Советский Союз. В 70х годах она открыла для себя, а позднее и для всего мира, российских художников нон-конформистов. Ее часто можно было встретить в московских мастерских: она приобретала работы Купера, Янкилевского, Яковлева, Кабакова, Булатова, художников, чьи имена нынче известны всему миру.


- Я настоящий компьютер, - любила говорить Дина Верни. У меня колоссальная память. Я никогда не ошибаюсь.


А провожая гостей, журналистов или просто приятелей, она ритуально произносила одно и то же наставление: «Вы должны в этой жизни быть счастливым. Не отчаивайтесь и всегда смотрите в будущее».


Она не дожила до своего девяностолетия, до воскресенья 25 января, всего лишь пять дней…



XS
SM
MD
LG