Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ульяновск: 10 тысяч человек уже стали безработными, и 6 тысяч готовятся к увольнению. Как пережить потерю работы. Взгляд из Ижевска. Самара: Почему уволенные не ищут работу, а пьют горькую. Оренбург: Учитель физкультуры Нина Буренкина встретит 75-летний юбилей на школьной спортивной площадке. Подмосковье: Сколько лет нужно бороться, чтобы к дому подключили газ. Саранск: Заложники антитеррора. Ростов-на-Дону: Как вымогать деньги при помощи автомобильного эвакуатора? Псков: Почему Женя Федотов стал бездомным? Челябинск: Кто поможет старообрядцам? Кобрино: В гости к няне Пушкина


В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



К началу 2009 года количество официально зарегистрированных безработных в Ульяновской области перевалило за 10 тысяч человек из полумиллиона экономически активного населения. Около 300 предприятий области заявили о сокращении персонала. Более 6 тысяч человек будут уволены в нынешнем году. Начальник областного Управления государственной службы занятости населения Валерий Кранцев определяет ситуацию на рынке труда как нервозную:



Валерий Кранцев : Сегодня вакансий заявлено в Службу занятости практически в два раза меньше количества имеющихся безработных граждан.



Сергей Гогин : Жительница Ульяновска Татьяна была уволена с завода «Контактор» с формулировкой «по соглашению сторон», когда ей оставалось меньше года до пенсии. Она получила два месячных оклада и право распоряжаться собой по собственному усмотрению. Женщина пришла в службу занятости.



Татьяна : Пока пособие… Здесь все-таки у меня будет и стаж идти.



Сергей Гогин : Что-нибудь здесь предложили?



Татьяна : Мне предлагали на бирже, но пока нет ничего подходящего. Потому что у меня на заводе зарплата была от 8 до 11 тысяч, а предлагают мне сейчас 4,5 – пол мыть, посуду мыть.



Сергей Гогин : В Ульяновской области больше всего увольнений произошло в строительстве, машиностроении, легкой промышленности. Зато есть работа для охранников, врачей и санитаров, дворников, официантов, менеджеров. Власть заявила, что готова предоставить безработным около 9 тысяч вакансий в общественном секторе. Говорит мэр Ульяновска Сергей Ермаков.



Сергей Ерамаков : Это общественные работы по благоустройству, по содержанию домов, дорог улиц и так далее. Сегодня зима – зимние дела – крыши, сосульки, тротуары. Потом начнется весна – газоны, цветы, обрезка деревьев. В основном, мы охватим тех, кто остался без работы.



Сергей Гогин : Чиновники утверждают, что с учетом максимального пособия по безработице в 4900 рублей и материальной помощи на такой работе можно получать до 10 тысяч рублей в месяц.


Машинист компрессорной установки 39-летний Олег Жуков после увольнения не нашел работы по специальности, зарегистрировался на бирже труда и принял предложение поработать дворником. Он говорит, что предпочитает приносить пользу городу, хотя и рассматривает нынешнюю работу как временную.



Олег Жуков : Собирали елки, убирали мусор бытовой. А почему бы и нет?! Что время даром терять. Деньги какие-то идут.



Сергей Гогин : Таких, как Олег Жуков, в Ульяновске пока единицы. Мэр города Сергей Ермаков объясняет почему.



Сергей Ерамаков : Не все идут. Если 4900 получит, у нас на многих предприятиях люди по 5 тысяч получали. Что он будет бежать-то куда-то. Он посидит на этих деньгах. Есть и такие.



Сергей Гогин : Начальник Ленинского районного отдела Центра занятости населения Владислав Рыжков высказывает свою версию.



Владислав Рыжков : Вы сами представьте себе, человек был, допустим, преподавателем в училище связи, и он пошел дворником работать. Сейчас он стоит, убирает и колет лед. Как он будет себя чувствовать? Это чисто психологический момент еще не могут все переломить. Может быть, через полгода, через год будет легче направлять. А может быть наоборот – ситуация улучшится, и нам они не нужны будут. Ведь большинство хотят найти постоянную работу. Такие работы, в основном, для тех людей, которые ищут подработку.



Сергей Гогин : Руководитель частного кадрового агентства «Кадры и маркетинг» Дина Кондрашечкина говорит, что половина ее клиентов готова сменить специальность, лишь бы найти работу. Шанс трудоустроиться возрастает, если человек готов снизить требования к уровню зарплаты. Многие другие, осознав опасность сокращения в условиях кризиса, предпочитают работать на прежних местах за половину докризисного заработка, говорит Дина Кондрашечкина.



Дина Кондрашечкина : Примерно половина готова сменить сферу деятельности кардинально, лишь бы найти работу. В основном кризис затронул строительную сферу. Как ни странно, именно работники строительной сферы этого не замечают и не хотят понимать. Они, если приходят, то по зарплате требования у них остаются прежними – от 15 тысяч, не ниже.



Сергей Гогин : Оказавшись без работы, многие люди преувеличивает свою ценность на рынке труда.



Дина Конгдрашечкина : Несмотря на то, что компьютера не знают, возраст уже предпенсионный, сферу деятельности меняют кардинально и ждет зарплаты сразу в 10 тысяч.



Сергей Гогин : Мэр Ульяновска Сергей Ермаков рассказывает, что некоторые предприятия, где есть вакансии, как бы занимают на время кризиса работников у других заводов.



Сергей Ермаков : Сегодня «Авиастар» говорит - я возьму тысячу человек на работу. Мы ему говорим – а ты можешь взять тех, кого убрали с механического завода, кого с автозавода убрали? Могу, если он соответствует нашим требованиям. Знаете, как это называется условно? Трудовой кредит. «Авиастар» говорит – я возьму человека хотите на год, хотите на два, но когда автозавод говорит, я встану на ноги и сам буду брать людей, мол, верните.



Сергей Гогин : Людям, попавшим на биржу труда, предлагают пройти программу социальной адаптации. Это не что иное, как четырехдневные курсы, где учат технологии самостоятельного поиска работодателя - как составить резюме, как настроиться на собеседование. Специалист службы занятости Гузаль Исхакова, которая ведет эту школу, оказывает безработным и прямую психологическую помощь.



Гузаль Исхакова : Конечный результат – это трудоустройство. Чаще всего получается клубок проблем. Только одна потеря работы очень редко бывает, чтобы выбивала человека из колеи. Если только человек длительное время проработал на одном месте, и работа для него была очень значимая. Мы работаем над изменением, может быть, даже слишком сильной привязанности к прежнему месту работы.



Сергей Гогин : В этом году Ульяновская область планирует потратить на борьбу с безработицей более 170 миллионов рублей. Львиная доля этих средств поступит из федерального бюджета. Они пойдут на организацию общественных работ, на переобучение людей специальностям, востребованным на рынке труда, а также на стимулирование так называемой самозанятости. По этой программе безработный может разом получить пособие за целый год и на эти деньги открыть свое дело.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Ожидания населения промышленного Ижевска от ситуации на рынке труда в наступившем году можно смело назвать паническими. По городу уже осенью циркулировали слухи о сокращении рабочей недели на «Нефтемаше» и «Буммаше», об административных отпусках «по собственному желанию» в кавычках на «Ижстали». Поэтому неслучайно первыми после новогодних каникул пресс-конференцию в ижевской мэрии дали руководители городской службы занятости. И по данным этой службы у граждан нет причин для беспокойства. Говорит начальник Ижевского Центра занятости населения Виктор Русских:



Виктор Русских : По состоянию на 1 января 2009 года численность безработных граждан, состоящих на учете, составила 4927 человек. Уровень регистрируемой безработицы 1,27 процента. По сравнению с прошлым годом это на 0,2 процента больше. Средняя продолжительность периода безработицы составила 2,7 месяца. На рынке труда сохраняется несоответствие спроса и предложения рабочей силы. Преобладают среди зарегистрированных безработных специалисты и служащие, а спрос остается на рабочие профессии – плотники, штукатуры, моляры, плиточники, слесари-сантехники, каменщики, сварщики, кровельщики, машинисты. Остаются востребованными квалифицированные станочники.



Надежда Гладыш : Как сообщила его заместитель Тамара Фадеева, и прошлый год не был катастрофическим.



Тамара Фадеева : Нужно чувствовать разницу – заявлено и проведено. Девять предприятий заявили о проведении массового освобождения. Причины были совершенно разные – это и сокращение численности, это ликвидация предприятия, это реорганизация. Всего подлежало, так скажем, высвобождению 3 тысячи человек. Сроки тоже были разные. Я вам скажу, что на конец прошлого года из всех предприятий, которые заявили о проведении массового высвобождения, у нас на учете в качестве безработных состояло 94 человека. Все! То есть ряд предприятий вообще не проводили никакого высвобождения. Некоторые проводили не в том объеме, который заявили. Но те мероприятия, которые разрабатывались совместно с Центром занятости, они просто были внедрены, осуществлены. Естественно, того высвобождения уже не состоялось.



Надежда Гладыш : То есть, по мнению специалистов службы занятости, их своевременное вмешательство, дельные рекомендации помогли снизить риски до незначительного уровня. Так будет и впредь. Эффективно работают, по мнению Тамары Фадеевой, комплексные программы содействия предприятиям, заявившим о массовом высвобождении - это создание консультационных пунктов на территории таких предприятий, выход сотрудников и встречи с увольняемыми прямо на рабочих местах, в цехах, проведение ярмарок вакансий и полномасштабное обеспечение информацией тех, кто ищет работу.


Однако, похоже, что все участники процесса понимают разницу между тем, что есть, и тем, что показывают. Так, работодатели уже научились не связываться с хлопотным массовым высвобождением, и увольнение идет перманентно по чуть-чуть, причем «по собственному желанию» или по обоюдному согласию.


Показательно, что в Ижевске на данный момент сильнее промышленности оказался затронут безработицей сектор рекламно-выставочного бизнеса - закрываются гламурные издательства, газеты, существовавшие на средства от договоров с рекламодателями, выставочные агентства сокращают штаты. Рекламные агенты уходят с насиженных мест, недовольные резким падением своего процента от сделок.


Любопытные впечатления я вынесла из недавнего посещения за час до закрытия Информационно-справочного центра городской службы занятости. В большом полупустом зале тихо сидели и стояли у стендов десятка два в основном зрелого возраста мужчин и женщин. Здесь царила атмосфера приемного покоя большой больницы. Пятеро из тех, к кому я обратилась с вопросом, что их привело сюда, оказались людьми, потерявшими работу много лет назад. Они приспособились к сезонным «левым» заработкам, а сейчас в поисках временной работы до весны. Одна работница столовой находилась в частично оплачиваемом отпуске по причине ремонта столовой, тоже искала временный приработок. Другая, моложе, надеялась устроиться после декретного отпуска. И только одна из моих собеседниц, женщина уже пенсионного возраста, оказалась уволенной недавно.


Откуда вы уходите?



Женщина : Из нефтяной компании. 29 декабря выходное пособие дали. Производство сворачивается. Новая нефтяная компания не успела встать на ноги. Ищу что-то, куда-то сунуться надо.



Надежда Гладыш : У вас вообще спектр возможностей какой?



Женщина : Могла бы, наверное, продавцом, еще кем-то… Куда возьмут, короче. Выбор невелик.



Надежда Гладыш : По собственному признанию директора Центра занятости Виктора Русских, во время работы «горячей телефонной линии» по вопросам трудоустройства в первой декаде января звонившие в основном интересовались размером пособия по безработице. Отсюда можно сделать вывод, что люди рассматривают его лишь как подспорье в борьбе за выживание. Замдиректора Центра занятости Тамара Фадеева не исключает такого подхода.



Тамара Фадеева : Да, может, может, конечно. Наш народ очень мудрый народ. Он приспосабливается быстро, улавливает изменения очень быстро. Естественно, пытается провести и сделать так, чтобы остаться не в накладе.



Надежда Гладыш : Две разных реальности существуют на рынке труда в Ижевске, ничуть не мешая друг другу.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



По данным социологических опросов, кризис привел к резкому увеличению потребления россиянами спиртных напитков. Сегодня в российской провинции пьют, что называется, и стар, и млад. В этом можно убедиться, заглянув в многочисленные распивочные или супермаркеты, где идет бойкая торговля пивом, водкой и вином. Не редкость картина, когда малыши-первоклассники вместе с родителями, не стесняясь, и даже одобряемые прохожими, пьют пиво или напитки покрепче. Ежедневное употребление спиртного сегодня привычно для россиян. «Самара тоже не исключение: несмотря на работающую в губернии специальную программу по профилактике алкоголизма, люди продолжают употреблять спиртное в рекордных количествах», - рассказывает психолог Валерий Козлов.



Валерий Козлов : Если до экономического кризиса весной прошлого года 35 процентов самарцев говорили, что позволяют себе алкоголь 2-3 раза в неделю, то сейчас о том, что выпивают пару раз в неделю, говорит половина опрошенных. Среди мужчин и женщин равный процент алкоголиков. Бытовой алкоголизм. Мы не говорим про алкоголиков, которые бродят как бомжи по помойкам, пьют спиртовую настойку или одеколон. Мы говорим вообще о тенденции, что из-за непростой ситуации в стране, люди стали больше увлекаться спиртным. Алкоголь – это уже релаксан. Если раньше в провинции считалось хорошим тоном, привычкой выпить бутылку чешского пива, то сейчас этот средний класс выпивает дешевое вино или водку.



Сергей Хазов : В рабочих районах Самары, где много безработных, пьянство заметнее всего. Самарцы говорят о соседях-алкоголиках с возмущением, удивляясь, что безработные люди пьют водку вместо того, чтобы заняться поиском работы. Говорит Олег Петров.



Олег Петров : Надо бороться, а не делать вид. Такие квартиры надо накрывать, милиция должна участвовать. Надо помогать не тем, кто уже в наркомании, а тем, кто еще не вошел туда. Чтобы спортзалы работали или дешево, или бесплатно. Вот такие вещи.



Сергей Хазов : Самарец Андрей Васильев считает, что сегодня люди пьют меньше, чем, например, пять лет назад.



Андрей Васильев : Раньше люди на каждом шагу были пьяницами. Сейчас этого меньше, потому что все-таки больше уходят. Мне кажется, что все нормально.



Сергей Хазов : С этой точкой зрения согласна самарчанка Оксана Васнецова.



Оксана Васнецова : Мне кажется, что сейчас стало как-то меньше, как-то это не актуально.



Сергей Хазов : По словам врачей-наркологов, если несколько лет назад люди предпочитали употреблять продаваемый в аптеках спирт или различные лечебные настойки на спирту, то сейчас алкоголики покупают горячительное в распивочных. Рассказывает психолог Валерий Козлов.



Валерий Козлов : Посмотрите, в рабочих районах Самары – в Промышленном, Кировском, Советском – там на каждой улице по несколько распивочных. Когда сейчас в Самаре люди спиваются массово, это социальная болезнь, это болезнь низкой адаптации людей. Работал человек, скажем, слесарем на заводе, выпивал. Потом его сокращают. И он вместо того, чтобы пойти на биржу труда, получить новую профессию, как-то гибко отреагировать на ситуацию, предпочитает пить.



Сергей Хазов : Самарец Андрей Дементьев считает, что…



Андрей Дементьев : Власть вообще ни с чем не борется, а тем более с этим. Потому что все прекрасно знают, все прекрасно видят эти точки, где торгуют, кто употребляет. Никто этим не занимается. Причина тому, кому это выгодно, кто на этом деньги делает. Вот и все.



Сергей Хазов : Самарские власти заявили о намерении ужесточить контроль над продажей спиртного в губернии. Планируется принять специальный закон, запрещающий в Самарской области продажу спиртных напитков в ночное время.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Нина Буренкина : Со мной здороваются – здравствуйте, Нина Михайловна, здравствуйте, Нина Михайловна! Идет и молчит. Ученик спрашивает – а этот почему молчит? А эти купили квартиру, он меня еще не знает!



Елена Стрельникова : Жителей Промышленного района города Оренбурга Нина Михайловна Буренкина знает чуть ли не через одного. Здесь живет половина ее учеников. Только в школе номер 15 она проработала 35 лет, а общий педагогический стаж – 52 года. Сейчас Нина Михайловна Буренкина на пенсии, ей 74 года и школьная нагрузка у нее - 25 часов в неделю плюс внеклассные занятия.



Нина Буренкина : Обязательно, чтобы команду выставила на те соревнования, на другие соревнования. Вот сейчас мы выступили футбол, потом выступили на президентских состязаниях. Теперь нам надо будет баскетбол провести. Уроки я веду 3, 5, 7 классы и один 10. 25 часов у меня. Достаточно часов мне. Я не просила столько.



Елена Стрельникова : Несмотря на солидный педагогический стаж, приличную нагрузку Нина Михайловна никаких званий не имеет. Даже педагогом 1-й категории стала всего два года назад.



Нина Буренкина : Зарплата… Сейчас же начисления делают… Нам премиальные еще. Когда-то премиальные больше, когда премиальные меньше, но почти 7 всегда получается у меня.



Елена Стрельникова : Свою пенсию (чуть более пяти тысяч рублей) Буренкина отдает детям. Их у нее двое плюс четверо внуков, плюс двое правнуков. Финансовый кризис в их семье уже почувствовали. Тяжелее всего приходится дочери. Руководство ее предприятия сократило рабочую неделю, некоторых отправили в административные отпуска.



Нина Буренкина : Почувствовали. Все почувствовали – и в школе почувствовали. Мы, наверное, года два в этом кризисе-то будем сидеть. Пенсию принесли, говорят – сейчас мы вам доплаты не принесли. Почему? Не принесли дорожные. Они не дали за телефон. А это все чувствуется – там 75, там 240. Вот и посчитайте – опять сколько-то нет. Дали голую пенсию.



Елена Стрельникова : И все же оренбургские пенсионеры во многих семьях сейчас опора и надежда, добавляет Нина Михайловна Буренкина. А больше всего учительница переживает за свои уроки физкультуры. Например, сейчас зимой в школе не хватает лыж на всех учеников.



Нина Буренкина : Не хватает лыж. Родители приходили и говорили – купить пару лыж – это 2700! Не каждый может это позволить себе. Дали нам лыжи однажды маленькие. Никуда они не годные! Это просто отмыли деньги и все. А на лыжах ходить нельзя. Да, их можно и выкинуть. Дали нам их 25 пар. Две пары в работе. А куда деваться?! Рад бы в рай, да грехи нас не пускают. Вот, и пошли! Как будто палочки у вас в руках, пошли! Вот так мы и ходим.



Елена Стрельникова : Урок физкультуры у Буренкиной пропустить не получится, впрочем, и желающих не пойти на занятие тоже не находится.


Тебя как зовут?



Саша : Саша.



Елена Стрельникова : Саша, ты в каком классе учишься?



Саша : В 3а. На прошлом уроке было плохо – падал постоянно. А на этом уроке я самый первый из класса пришел. Мне нравится на лыжах кататься - это как бы и спорт, и развивает тело.



Елена Стрельникова : А вообще уроки физкультуры любишь?



Саша : Да. Потому что можно отдохнуть от задачек и от букв.



Елена Стрельникова : А как тебе Нина Михайловна как учитель?



Саша : Если хорошо себя вести, то она хорошая учительница, не строгая, нормальная.



Саша : Хорошо! Понравилось занятие.



Елена Стрельникова : Сколько кругов прошли?



Саша : Четыре!



Елена Стрельникова : Не тяжело было четыре круга?



Саша : Да, нет, не очень.



Елена Стрельникова : Часто ходите на физкультуру? Не прогуливаете?



Саша : Нет, не прогуливаем. На физкультуру всегда ходим с радость.



Елена Стрельникова : Как тебя зовут?



Лиза : Лиза.



Елена Стрельникова : Лиза, а как тебе учительница Нина Михайловна? Говорят строгая, гоняет всегда на физкультуре.



Лиза : Нет, не строгая, хороший учитель. Хоть она и заставляет 10 кругов пробежать, но все равно это хорошо. Это лучше, чем ничего. Там небольшая нагрузка.



Елена Стрельникова : У вас любимый урок какой?



Лиза : Физкультура.



Саша : Физкультура.



Нина Буренкина : Нет у меня таких, чтобы сидели в классе. У меня нет освобожденных. Вы не обижайтесь, ребята, это же для вас. Это не для меня, это для вас. Когда надо, я и на лыжи могу встать. А дома зарядка для того, чтобы ноги у меня двигались хорошо. У меня есть комплексы упражнений. Я сама для себя все делаю.



Елена Стрельникова : В детстве Нина Буренкина ломала позвоночник. У нее был горб 17 сантиметров! Вылечила столетняя бабушка. Когда девочка научилась заново ходить, она решила в будущем сделать все, чтобы дети были здоровыми. Поэтому сегодня, начиная свой урок физкультуры, Нина Михайловна Буренкина всегда повторяет детям: «Я вас не заставляю трудиться, я заставляю вас быть здоровыми, сильными, крепкими и чтоб у вас все было в порядке».



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Алексей Николаевич : Знаете, мы и к депутатам нарофоминским обращались, в том числе и в прокуратуру, что сидим на пороховой бочке. Я в Сургуте работал до этого времени. Там бы такого не допустили, конечно, ни в коем случае. Порядка больше.



Вера Володина : Алексей Николаевич пенсионер. В Подмосковье переселился, отработав в Сургуте. Дом, в котором проживает в Апрелевке, известен как дом-призрак. Пока заказчик и застройщик судились за часть квартир 189-квартирной девятиэтажки, жильцы дома существовали в нем на птичьих правах, без оформления собственности, и без обслуживания, а главное – без подключения к газу. Почти две сотни квартир пользуются баллонным газом. Живут как на пороховой бочке, хотя за четыре года борьбы привыкли чувствовать себя по-боевому.



Алексей Николаевич : Мы два раза перекрывали Киевское шоссе. После этого сразу начальство стало наведываться к нам. Это уже крик души был.



Вера Володина : Крик этот, считает пенсионер, был услышан Владимиром Путиным на последнем сеансе связи с народом в прошлом году. И на днях началось подключение к газу. Но молодежь считает, что за стартовавшую опрессовку газа следует благодарить не властные, а гражданские институты. 12 января на сайте института «Коллективное действие» появилась статья. И не прошло и трех дней, как начались первые осмотры дома работниками газового треста. 20 января прошла опрессовка первого и второго подъезда, 22 января - третьего. Еще одна версия – выполнение условия газового треста, который требовал, чтобы не менее 70 квартир было оформлено в собственность. Объясняет еще один житель дома Рафаэль Абдуллин.



Рафаэль Абдуллин : Пока не будет не менее 70 квартир оформлено в собственность. Сидели, ждали у моря погоды. Когда дождались, начали бегать и оформлять. Я так понимаю, что на сегодняшний день собралось достаточное количество собственников, которые оформили собственность. По этой причине, значит, до сих пор газоснабжения не было.



Вера Володина : И еще одна версия.



Алексей Николаевич : Заммэра говорил – неплатежи, долги. Такие всякие надуманные предлоги. А там, на самом деле, я не знаю, как они смотрели на нас. То, что мы пять лет были, конечно, без газа, и до сих пор без лифта – вот это ерундово.



Вера Володина : В доме в Апрелевке проживает как минимум десять семей бывших газовиков. Для специалистов, участвовавших в разработках или в добыче газа, особенно курьезно использование газа в баллонах. Один из них Рафаэль Абдулин.



Рафаэль Абдуллин : Как дедушка Крылов говорил, что не надо слов тратить по пустому, где нужно власть употребить. Вот власть это слишком долго не употребляла эту власть. Давно надо было разобраться и с теми, кто затеял эту судебную тяжбу, и с теми, кто устроил. В любом случае, дом же сдавать должны с нормально подключенной электроэнергией, и с нормально подключенными опрессованными и проверенными трубами газоснабжения. Должно было быть давным-давно сделано на стадии сдачи дома госкомиссии. Вот это возмутительное отношение властей к тому, что творится в строительном секторе.



Вера Володина : Жильцам дома предстоит еще добиться включения лифтов и разобраться, кто должен заплатить за подключение электроэнергии сегодня, если госкомиссия приняла дом четыре года назад?



Рафаэль Абдуллин : В Российском государстве как только госкомиссию сдали, все остальное делается за счет денег жильцов. Опять-таки это вопрос о том, что власть не занимается со строительными организациями. Надо сейчас на эту строительную фирму опять подавать в суд для того, чтобы они работали, теперь уже на строительную фирму, а не на заказчика работ, хотя, может быть, и заказчик работать, а работу не оплатил.



Вера Володина : Ну а сегодня соседи наблюдают за работниками газового треста.



Алексей Николаевич : Краны уже поменяли. Сейчас очень плотно занимаются.



Вера Володина : Еще несколько дней, как и несколько лет до этого, хозяйки будут готовить обеды, пользуясь баллонным газом. Рафаэль предполагает, что если не на следующей неделе, то в феврале точно газ придет в дом, который недавно называли домом-призраком. Газовые баллоны после этого будут не нужны, а может хотя бы несколько человек сохранит их на память, о том, как в 2007 году они этими самыми баллонами перекрывали Киевское шоссе, требуя обеспечить нормальное и безопасное газоснабжение большого девятиэтажного дома.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Обычное приглашение журналиста жительницей столицы Мордовии Людмилой Меркушиной поговорить о проблемах ее и проблемах соседей началось с конфликта. Едва только мы остановились у подъезда ее дома и был включен для записи микрофон, как сразу же появился крепкого телосложения молодой человек в стандартной униформе охранника и сначала потребовал покинуть эту территорию.



Охранник : Покиньте, пожалуйста. Вы на территории находитесь. Пожалуйста, покиньте.



Игорь Телин : Затем потребовал остановить запись, после чего сделал попытку выхватить микрофон. И все это со словами: "Здесь запись запрещена". Спасла ситуацию пригасившая меня Людмила.



Людмила Меркушина : Я вас приглашаю к себе в гости.



Охранник : Нельзя у нас.



Людмила Меркушина : Это законно. Здрасьте! Моя квартира приватизирована! Это моя частная собственность. Приглашаю в гости. Я официально приглашаю к себе в гости!



Игорь Телин : Не подумайте только, что я попал в распоряжение воинской части или на особо охраняемую территорию загородной усадьбы местного олигарха. Совсем нет! Дело происходит в самом центре Саранска, в квартальном блоке, ограниченном улицами Полежаева, Хмельницкого, Пролетарской и Большевистской. Именно здесь расположен двухквартирный дом, в котором проживают Людмила Меркушина и ее соседи. Воинских частей рядом нет. С большой натяжкой спецобъектом можно назвать расположенный в пятнадцати метрах по соседству Саранский городской противотуберкулезный диспансер – такое же двухэтажное строение.


Так собственно, откуда тут охрана и почему она запрещает журналисту общаться с гражданами? Поясню. Этот квартальный блок окружен корпусами Мордовского госуниверситета. И именно сотрудники охраны, работающие на ВУЗ, и запрещают включать звукозаписывающую аппаратуру, вести фото- и видеосъемку этого здания равно как и всех других, рядом расположенных. Объяснение у охранников очень простое – приказало начальство в рамках объявленных мер контртеррористической кампании. Бдительность и забота о студентах и преподавателях, университетских корпусах и оборудовании, с одной стороны, дело хорошее. Но вот обернулись они настоящим клубком проблем для жителей этой двухэтажки, построенной здесь еще в те времена, когда и корпусов университетских рядом и в помине не было. Парадокс – но жильцы оказались настоящими заложниками этой кампании по борьбе с терроризмом. Нет, домой и из дома они заходить и выходить, конечно, могут, а вот, как в моем случае, гостей принять или "скорую" вызвать – уже проблема.



Людмила Меркушина : Элементарно «скорую помощь» вызвать. Даже, знаете, спаси, конечно, и сохрани, вдруг пожар! Подъездных путей у нас просто нет! Нас просто спасти не смогут!



Игорь Телин : Что такое умирать, не дождавшись медицинской помощи, испытала на себе 70-летняя жительница Саранска Тамара Теплова. Почувствовав недомогание – защемило сердце – она вызвала "скорую" и попросила соседей побыть с ней, пока не приедут врачи. Именно соседи по сути дела и спасли женщину, потому как медики "скорой" появились здесь с большим опозданием.



Тамара Теплова : Они ездят и ездят. Вместо того чтобы за 15-20 минут приехать, они за час, и опять звонят по телефону – мы не можем нигде к вам проехать. В центральной должна быть будка. Там должен быть человек, который должен поднимать этот шлагбаум, пропускать сюда. Но этот человек, который там сидит, говорит – здесь жилых домов нет! Это территория университета, столовая здесь, туберкулезный диспансер и гимназия.



Игорь Телин : Вот так охранники ввели в заблуждение врачей саранской "скорой", которые уже были готовы оформить вызов к Тамаре Тепловой как ложный. Три раза и каждый с разных сторон подъезжала "неотложка". И все три раза охранники на разных же пропускных пунктах говорили медикам, что здесь, на охраняемой университетской территории, нет никаких жилых домов. В конце концов, врач в сопровождении фельдшера добралась до пациентки пешком, потому как бдительная охрана, не имея распоряжения своего начальства, для которого рабочий день уже закончился, машину "скорой" сюда не пропустила.


Введение своеобразного особого режима на этой территории – дело минувшего года. До этого, пока не было шлагбаумов, "скорая" могла беспрепятственно приезжать сюда по вызову. Теперь ситуация изменилась, мнения жильцов двухэтажки, волею саранских проектировщиков оказавшиеся в окружении университетских корпусов, никто не спросил.



Людмила Меркушина : Я так думаю, что это должно быть как-то согласовано, по сути дела, с жильцами. Понимаете, тут же старики!



Игорь Телин : Вообще-то мы не против жить на охраняемой территории, говорит Людмила Меркушина, наверное так безопаснее. Вот только эта охраняемость превращается в некий фарс, от которого совсем недалеко до трагедии.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарёв:



Александр : У меня здесь машину забирали. Мы стоим вчетвером и доказываем, что машина стояла правильно, а инспектор – нет, не правильно. Мы не могли доказать. Только когда началось уже с употреблением нецензурной брани, начали пугать вышестоящим руководством, все – сняли машину. А так забирали.



Григорий Бочкарев : На ростовских улицах вновь появились автоэвакуаторы. Они начали работать 20 января рано утром. Днём дежурят четыре машины, пятый экипаж заступает на смену ночью. Но городские власти уже объявили о своих намерениях увеличивать парк автоэвакуаторов. Как уточнили в пресс-службе городской администрации, перед этим в Ростове была проделана большая работа. И перечислили: первое – это организована муниципальная штрафстоянка, второе - создан парк эвакуаторов. В городском Департаменте транспорта пояснили, что пойти на это власти вынудили сами водители.


«Сегодня большинство магистралей города, особенно в центральной его части, работают на пределе своих возможностей. Нередко заторы происходят именно по вине водителей, которые бросают свои автомобили в неположенных местах, ограничивая тем самым движение общественного транспорта, коммунальной техники и машин экстренных служб. Работа эвакуаторов должна привести к сокращению количества нарушений правил парковки и приучить водителей не оставлять свои автомашины, где попало», - уточнил мой собеседник. Многие жители к этому нововведению относятся положительно, но у автовладельцев на этот счёт своё мнение.



Александр : Куда я еще буду ставить? В городе гаражей не строят. Стараюсь аккуратненько так ставить. У меня разочек уже как-то пытались забрать, я отстоял, в общем-то, машинку. Я понимаю, что эвакуаторы воде бы как бы нужны, вроде официально, но лучше бы на эти бабки какую-то стоянку построили. Я бы туда с удовольствием поставил машину, даже приплатив. А то, как-то непонятно что.



Григорий Бочкарёв : Александра поддержал и профессиональный водитель Евгений.



Евгений : А вот куда ты будешь ставить, им наплевать. Они контролируют. Вот как говорят инспектора, когда им говоришь – знак-то тупорыло повешен, а он говорит – это не наше, это дело дорожников, мы только контролируем. Они как контролируют? Они не предупреждают, а ждут, когда ты нарушишь. Допустим, инспектор стоит, а ты пытаешься. Он тебе показывает, дескать, не моги нарушать. Тут я согласен – это безопасность движения. А когда инспектор стоит и ждет, когда ты нарушишь, а потом начинает дрючить.



Григорий Бочкарёв : Эвакуаторы уже работали на ростовских улицах с 2004 по 2006 годы, и ушли оттуда из-за многочисленных жалоб водителей и законодательной неразберихи. Поэтому Евгений и сомневается в успехе этого «нового старого» начинания.



Евгений : Как только у нас перерастет все это, начнут хапать всех подряд, как было уже в предыдущие годы. Просто у нас держава такая. Все равно будут наживаться менты. А если по-человечески, в принципе, правильно – неправильно поставил машину, ты знаешь, что здесь нельзя, не ставь. Нарушил, будь добр, заплати штраф.



Григорий Бочкарёв : На этот раз спецслужба по эвакуации транспорта - сильная и уверенная в себе. Её основала мэрия города, есть соответствующее постановление. Тем не менее, не только водители, но и многие пешеходы оценивают появление эвакуаторов на ростовских улицах совсем не так, как городские власти. Люди почему-то считают эту инициативу очередным способом отъёма денег у населения. Как, например, добровольно-принудительное обслуживание газовых сетей. Гражданам это обходится в приличную сумму, а эффективность профилактических работ стремиться, как показывает печальная практика, к минус бесконечности.



Евгений : Юноша, который второй крючок цепляет, или этот подъемник за колеса, это делается молниеносно. Потом они медленно начинают поднимать. А главное, что они ее зацепили. Они делают это медленно, чтобы успел прийти хозяин, потому что инспектор тут стоит. Как только приходит хозяин, все надувают щеки для важности. Даже водители тоже умничали, поучали, что неправильно, что возмущаться. Потом инспектор шел в свой автомобиль, естественно, тонированный, чтобы никто и ничего, и долго рассказывал страшные истории. В итоге они только пошли к машине, уже ее опускают, потому что знают, что сейчас человек отстегнет половину, как всегда это делается, и человек поедет. А им уже хорошо – и солярку сэкономили, не надо вести ее туда, и инспектор свое поимел, и эти поимели. Очень хорошо и удобно работать.



Григорий Бочкарёв : Большинство жителей города считает, что начинать нужно не с автоэвакуаторов, а со строительства внятной дорожной инфраструктуры и компактных, но, тем не менее, удобных автостоянок и парковок.



В эфире Псков, Анна Липина:



Евгений Федотов : В этом подъезде пару дней переночевал, потом сюда пришел.



Анна Липина : Женя Федотов показывает подвал, который сейчас является его жильём. Из ящиков сооружен стол и стул, старый матрац заменяет кровать. Главное - в подвале сухо и тепло. Женя Федотов - БОМЖ. Именно так - лицо без определенного места жительства - сейчас он сам себя называет. У 20-летнего молодого парня нет документов, нет работы, нет крыши над головой и нет российского гражданства. И при этом Женя уже несколько лет живет в небольшом городке Остров Псковской области, где его многие знают.



Татьяна Вербицкая: Любых соседей опрашивайте, про него ничего не скажет никто. Здесь никаких скандалов не было от него, ни драк, ничего.



Анна Липина : Говорит Татьяна Вербицкая, жительница дома. В Острове Женя оказался неслучайно. Он - переселенец из Узбекистана. Несколько лет назад остался без родителей, но в Острове его приютила родственница. Женя закончил школу и профтехучилище, успел поработать на стройке, и вот - в одночасье стал лицом БОМЖ. В подвале живет уже почти два месяца. В морозные ночи надевает на себя несколько пар брюк и свитеров, укрывается старыми матрацами. На вопрос - Что произошло? - тетя парня Лариса Деменская отвечает откровенно.



Лариса Деменская : У меня было только одно условие - Женя не пей.



Анна Липина : Пока Женя учился - он жил у тети, получал пособие. Потом тетя устроила его на работу на стройку. Женя стал снимать жилье. Но сезонная работа закончилась, закончились и деньги.



Евгений Федотов : Я пришел к тете, стучался-стучался, тетя меня не пускала. В этом подъезде пару дней переночевал, потом в ванной, на полу переночевал, потом у соседки пару раз.



Анна Липина : У Жени нет документов, без них - не устроиться на работу, нет работы - нет денег, нет денег - не снять жильё. Замкнутый круг.



Соседка : Я б от этой жизни уже бы повесилась. Какая это жизнь? Никакой жизни. Вот кинутый. Вот кажется он взрослым, но какой он взрослый? Без паспорта, без документов, без жилья, без всего остался.



Анна Липина : Сердобольная соседка подкармливает парня домашней едой, а в новогоднюю ночь даже пригласила к себе в дом. Тетя Жени наотрез отказывается приютить парня у себя.



Лариса Деменская : Пил, материл меня, не пустил домой - это все было.



Анна Липина : По существующим правилам, для оформления гражданства, в миграционную службу необходимо предоставить справку из страны убытия.



Светлана Подругина : Нами были сделаны многочисленные запросы в Фергану, в Узбекистан, но мы не получали никаких ответов.



Анна Липина : Говорит сотрудник органов опеки Светлана Подругина. Самостоятельно съездить в узбекское посольство в Москву у парня нет ни денег, ни документов для покупки билетов на поезд. Зато в соцзащите нашлась характеристика парня из профтехучилища. В ней отмечено, что парень был осужден за кражу. Этим соцработники объясняют неполучение в срок российского гражданства.


По данным Псковского управления миграционной службы, число иностранцев, вставших на миграционный учет в Псковской области, увеличилось в 2008 году по сравнению с предыдущим на 17 процентов. На миграционный учет по месту пребывания на территории Псковской области поставлено 42,5 тысячи иностранных граждан и лиц без гражданства. Жени в их числе нет.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



История старообрядческой общины в Челябинске насчитывает более 300 лет. Согласно источникам, первые старообрядцы поселились на берегах реки Миасс задолго до официального основания города. Тогда им приходилось несладко - гонения властей то ослабевали, то усиливались. В относительной безопасности они почувствовали себя в 1906 году, когда был принят закон о веротерпимости. В те времена в Челябинске выросли два храма, принадлежавших общине старообрядцев, а также молельный дом. После революции их национализировали, но спустя несколько лет их вернули верующим. Говорит Дмитрий Каргополов, глава общины старообрядцев Челябинска.



Дмитрий Каргополов : Службы возобновились до 30-х годов, когда вышел Декрет об уничтожении. В архивных документах это звучало как добровольная сдача помещений. По требованию 37 тысяч, как в документах указано, трудящихся и неорганизованного населения из-за кризиса в жилищном фонде передали безвозмездно властям. А все остальное исчезло в неизвестном направлении. Старообрядцы, имея такой жизненный опыт в 250 лет к тому времени, больше даже сохраняли свои реликвии – книги и иконы – и продолжали тайно молиться на частных квартирах после 30-х годов.



Александр Валиев : Глава общины Дмитрий Каргополов - выходец из старообрядческой семьи, бывший военный, подполковник. Сейчас он изучает генеалогическое древо своего рода. Многие из его предков были репрессированы, он и сам признается, что подсознательно до сих пор опасается очередного прессинга со стороны государства. В детстве он приходил со взрослыми членами семьи в дом к сестре своей бабушки, где в то время собирались челябинские старообрядцы. Периодически туда наведывалась милиция. Потом дом ограбили, вынесли все иконы, а затем и вовсе снесли. Старообрядцам опять стало негде собираться. Общину приютила одна из ее прихожанок, жившая в частном доме. Она и завещала свой кров братьям по вере. Но сейчас этот дом может рухнуть в любую минуту. Говорит Дмитрий Каргополов.



Дмитрий Каргополов : Поселок был построен 60 лет назад. Это Некрасово называется сейчас. В последнее время там стали строить девятиэтажные дома и коттеджи поднимать. И вот эта вот усадьба оказалась в самой низине. Стока нет при обильном таянии снега весной и при обильных дождях. Вода поднималась выше пола. Дом стал разрушаться, книги от влажности и иконы посыпались. С этим вопросом мы стали обращаться уже в течение этих десяти лет.



Александр Валиев : Дом настолько отсырел, что вряд ли кто то сможет поручиться за его безопасность. Портятся старинные иконы и книги, по участку можно пройти только в резиновых сапогах. Но куда бы Каргополов не обращался, результата нет.



Дмитрий Каргополов : Отношение властей к этому - вроде ваша частная собственность, решайте свои вопросы сами.



Александр Валиев : Если нет возможности привести в порядок этот участок и дом, может быть, власти пойдут на то, чтобы выделить землю под строительство храма и музея старообрядчества? Но нет, и на эти просьбы приходят отказы - из Управления архитектуры и Комитета госимущества. Правда, общине предложили переезд - в поселок фактически за чертой города.


Я попробовал обратиться к помощнику первого вице-мэра Челябинска Дмитрию Еремину по поводу ситуации с затопленным домом.



Дмитрий Еремин : Жилищное законодательство предусматривает решение каких-то вопросов, связанных с содержанием дома, а тем более дома, который находится в частном секторе, за счет собственников этого дома.



Александр Валиев : Сегодня, по словам Дмитрия Каргополова, в общине старообрядцев состоит около 400 человек. Фактически их больше, но не все ведут открытый образ жизни - сказывается многолетняя привычка скрывать веру. Собрать деньги на покупку нового здания старообрядцев не по силам. Что они станут делать, когда ветхий дом обветшает окончательно, трудно предположить.



В эфире Кобрино, Татьяна Вольтская:



Если, не доезжая до Гатчины, свернуть с Киевского шоссе налево, то перед деревней Воскресенское огромный щит с изображением характерного кудрявого профиля возвестит нам о том, что мы въезжаем пушкинское кольцо. И действительно, вскоре покажется церковь Воскресения Господня в Суйде, построенная почти там же, где когда-то стоял храм, в котором венчались родители Пушкина. А отсюда уже рукой подать до Кобрино, где стоит избушка, принадлежавшая няне Пушкина.


Арина Родионовна приехала сюда из соседней Суйды после замужества в 1781 году, а в 1798 Пушкины забрали ее в Москву. Потом она не раз бывала здесь в гостях у своего старшего сына Егора Федорова. Изба, как ни удивительно, сохранилась. В 1951 году ее купила местная учительница Наталия Ныркова, мечтавшая, что здесь будет музей. Мечта сбылась в 1974, благодаря усилиям сотруднице Всероссийского музея Пушкина Нине Ивановне Грановской. Реставраторами были местные колхозники из колхоза "Память Ильича". Жители окрестных деревень принесли утварь, одежду, предметы быта. Так что, удалось воссоздать убранство крестьянской избы конца XVIII века.


Народная тропа не зарастает не только к поэту, но и к его няне - быть может, самой обаятельной из всех муз. Вот открылась низенькая дверь - на экскурсию пришли школьники. Говорит семиклассница Маша Дмитриева.



Мария Дмитриева : Хотим познакомиться, что как бы здесь находиться, как они здесь жили.



Татьяна Вольтская : Говорит учительница, руководитель группы Марина Геннадьевна Николаева.



Марина Николаева : Мы вообще из Псковской области, никогда не были здесь – ни в Гатчине, ни в Гатчинском районе. Нас пригласил очень хороший, надежный друг Борис Алексеевич, выпускник нашей школы. Он для нас организовал эту поездку. У него маршрут разработан. Мы посещаем те места, которые он запланировал. Мы были в Рождествено, в музее-усадьбе Набокова, потом в домике станционного смотрителя. Здесь третья наша остановка.



Татьяна Вольтская : А вот что говорит сам Борис Алексеевич Алексеев, человек пожилой, с палочкой, но, несмотря на то, что ему явно не очень легко передвигаться, не поленившийся лично привезти сюда учеников из своей родной школы.



Борис Алексеев : Я заканчивал эту новосельскую среднюю школу. Я с этой школой поддерживаю отношения по сей день. Новосельская школа Строгокрасинского района Псковской области. И вот мы сегодня захотели познакомиться с историческим прошлым и местами Гатчинского района. Вот теперь музей няни, теперь усадьба Ганнибала в Суйде и закончат они государственным дворцово-парковым музее.



Татьяна Вольтская : А почему вы организуете им это?



Борис Алексеев : Выпускники всех лет поддерживают со своей школой такие отношения. Поэтому мы выступили здесь инициаторами. Они захотели познакомиться с Гатчинским районом. Мы им помогаем.



Татьяна Вольтская : Честно говоря, я не могла без удивления и, признаюсь, даже без некоторой зависти слушать человека, 50 назад окончившего школу и сегодня так заботящегося о ее учениках, и о том, чтобы они знали, где они живут, и кто жил на этой земле до них. Пока мы разговаривает с учительницей и Борисом Алексеевичем, ребята уже прошли в избу. Слушают рассказ экскурсовода о том, как в этой избе меняли нижние венцы, как спасали каждое подлинное бревно. Рассматривают русскую печь, детскую люльку, деревянный стол с лавками и единственную вещь, принадлежавшую самой Арине Родионовне - вышитую сумку из домотканого полотна.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG