Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Золотой Орел». Византийский урок и герой современного кинематографа


Олег Долин о своем герое, докторе в фильме «Дикое поле»: «Он знает, чего он хочет, и делает это там, где он нужен, не там, где, возможно, ему бы хотелось, а там, где его ждут»

Олег Долин о своем герое, докторе в фильме «Дикое поле»: «Он знает, чего он хочет, и делает это там, где он нужен, не там, где, возможно, ему бы хотелось, а там, где его ждут»

Торжественную церемонию награждения лауреатов премии «Золотой Орел» следует признать удачной. Она была лаконична, ведущие — Леонид Ярмольник и Мария Шукшина — работали живо и весело, музыка ансамбля Алексея Айги была уместна и интеллигентна. Черный кабинет, черная униформа и, в кромешной тьме, белые перчатки — из них складывались картинки, ими выводились в воздухе названия фильмов-номинантов, замечательный спецэффект без помощи компьютерных технологий, ручная работа. Hand made — так и называется маленький театр пантомимы, порадовавший зрителей своим искусством.


Основные премии присуждены так, что и за выбор академиков не стыдно. Напомню, что лучшим режиссером назвали Карена Шахназарова (фильм «Исчезнувшая империя»), лучшим сценарием признано «Дикое поле» Петра Луцика и Алексея Саморядова, и само «Дикое поле» получило статуэтку как лучший фильм. И вот — на общем благостном фоне награда в номинации «Неигровое кино» достается телефильму «Гибель империи. Византийский урок». Историк Илья Смирнов в интервью Радио Свобода прокомментировал это награждение: «Своего рода агитпробтеатр ряженых в византийские костюмы. Присуждение каких бы то ни было премий за такого рода изделие — это было бы похоже как, если бы премию по медицине присудили Кашпировскому или Чумаку за их сеансы массовых исцелений. Там, конечно, есть идеология, мне она очень не близка, как, по-моему, любому разумному человеку, бессмысленное противопоставление этого абстрактного Востока, какому-то абстрактному Западу. Но дело в том, что эта идеология не имеет к реальной истории Византийской империи вообще никакого отношения. Это все просто притянуто не то, что за уши, а за хвост, и подгоняя пинками».


Вообще, название «Золотой Орел» ассоциируется с победоносными легионами, императорскими гербами, с чем-то торжественным и героическим. Понятно, что имеется в виду, когда про кого-то говорят «орел», или наоборот: «хороший человек, но не орел». Пример, какого киноперсанажа может вдохновить нас на подвиги? С этим вопросом я обратилась к нескольким людям. Все они вздыхали, долго думали, а потом, в основном, отсылали к зарубежным фильмам — из числа виденных относительно недавно.


«Я посмотрела фильм "Фальшивомонетчик", получивший "Оскара", — говорит молодая актриса Виктория Толстоганова. — Не знаю, хотелось ли бы мне подражать этому герою, но ту силу, которую излучает актер и персонаж, я бы хотела испытать в российском кино».


«Хотелось бы попасть в кино "Залечь на дно в Брюгге", например. Не хотелось бы переживать их проблемы, но туда попасть к ним в город, в их мир, мне было бы интересно», — говорит молодой актер Андрей Кузичев.


Говорит старейшина режиссерского цеха Владимир Наумов: «Я отношусь к тем людям, которые не ищут на экране героев в виде персонажей. Для меня может быть картина, где герой — или смех, или презрение, или любовь».


На вопрос о герое современного кинематографа отвечает киновед Кирилл Разлогов: «Для разных людей идеал разный, но, я думаю, что вторая серия "Терминатора", роль Арнольда Шварценеггера. В "Диком поле" — может быть, но это не мой, точнее не массовый герой. Сейчас я подумаю... А! Знаю кто! Конечно, это герой фильма Попогребского "Простые вещи", безусловно. Это герой нашего времени. Потому что он живет реальной жизнью, ведет себя как человек в реальном контексте, при этом не теряет чувства собственного достоинства».


Очень утешивший меня ответ дала молодая актриса Дарья Мороз (имя ее тоже было в номинации — она сыграла героиню в фильме Александра Прошкина по «Живи и помни» Валентина Распутина): «Мне очень понравилась картина "Дикое поле" Михаила Калатозишвили. Мне кажется, персонаж, которого играет Олег Долин, это мой троюродный брат. Мне действительно кажется, что он там какой-то такой персонаж играет, который как-то так здорово делает, что, наверное, ему хотелось бы не то, чтобы подражать, но как-то хотелось бы с таким человеком быть знакомым, чтобы таких было больше».


Теперь я прошу самого Олега Долина сказать несколько слов о человеке, роль которого он так замечательно исполнил: «Для меня это человек, который делает свое дело, который ничего не просит, ничего не требует, не идет ни на какие компромиссы, а просто делает свое дело, ни с кем не спорит. Он знает, чего он хочет, и делает это там, где он нужен, не там, где, возможно, ему бы хотелось, а там, где его ждут. Он хочет быть нужным, в том числе и себе».


А теперь сама отвечу на поставленный вопрос. В российских фильмах последних лет мне симпатичны — старец Петра Мамонова в фильме «Остров», врач Сергея Пускепалиса из «Простых вещей» и доктор Олега Долина из «Дикого поля», то есть люди, у которых есть совесть. И все, не нужно никаких подвигов.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG