Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Севастополе похоронили журналистку Анастасию Бабурову


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, Владимир Притула.



Кирилл Кобрин: Сегодня в Севастополе похоронили журналистку «Новой газеты» Анастасию Бабурову, погибшую 19 января в Москве. Убитого вместе с ней адвоката Станислава Маркелова похоронили в конце прошлой недели в Москве. «Новая газета» публикует последнее интервью Станислава Маркелова, которое он дал Анастасии Бабуровой, а также восторженные отклики нацистов на убийство адвоката и журналистки.



Любовь Чижова: В понедельник в Севастополе похоронили Анастасию Бабурову - 25-летнюю внештатную сотрудницу «Новой газеты», студентку факультета журналистики МГУ, убитую 19 января в Москве. На похоронах Анастасии побывал мой коллега Владимир Притула.



Владимир Притула: Отпевание Анастасии Бабуровой состоялось в Свято-Владимирском Адмиральском соборе на Центральной горке Севастополя. Небольшой храм был заполнен почти полностью, по разным оценкам, от 100 до 150 человек. Кроме родных Насти, пришло много одноклассников, однокурсников, людей, которые просто знали ее или родителей, много было журналистов, теле- и фотокамер. Короткое прощание снимали практически все центральные каналы Украины.


Анастасия Бабурова родилась в Севастополе 25 лет назад, здесь училась в школе, поступила в университет, но в 2000 году оставила учебу в Черноморском филиале МГУ и уехала в Москву. И хотя в Севастополь она возвращалась нечасто и ненадолго, здесь ее хорошо помнят. Практически все, с кем я разговаривал, отмечали, что чувство справедливости у нее было очень обострено.


Гибель Анастасии Бабуровой вызвала в Севастополе и в Крыму большой общественный резонанс. Отдельные радикальные пророссийские политики призывали своих сторонников не ходить на прощание, предполагая, что оно может выльется в политическое антикремлевское действо.



Любовь Чижова: Никаких новых официальных данных о ходе расследования гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой пока нет. Ранее следователи говорили, что будут рассматривать все версии преступления. Они, по мнению сотрудников правоохранительных органов, связаны с профессиональной деятельностью адвоката и журналистки. Сегодня «Новая газета» опубликовала последнее интервью Станислава Маркелова, которое он дал Анастасии Бабуровой. Речь идет о решении Госдумы изъять из компетенции судов присяжных дела, связанные со шпионажем, терроризмом и организацией массовых беспорядков. В материале поднимается вопрос и о условно-досрочном освобождении полковника Буданова. Станислав Маркелов называет это решение прямой дискредитацией российской власти. Кроме того, «Новая газета» решила опубликовать отзывы националистов на гибель Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, взятые из Интернета. Фашисты называют адвоката и журналистку врагами русского народа и их убийство полностью одобряют. Руководитель аналитического центра «Сова» Александр Верховский.



Александр Верховский: То, что люди восторженно откликаются на чью-то насильственную смерть, это, в общем, диагноз некоторый в отношении их, такой моральный характер, вне зависимости от их взглядов. Насколько я знаю, Стас тоже получал много угроз из разных сторон просто потому, что он вел немало дел, в которых были задействованы люди, склонные угрожать. Поэтому тот факт, что теперь разные люди бурно радуются его смерти, еще не означает, что именно их единомышленники и причастны. Потому что разные радуются и все-таки, кто убил, так и остается непонятным.


Если говорить о наших реальных неонацистских группах, то никакого похожего убийства они никогда не совершали. Максимум организованности при применении огнестрельного оружия, что вообще крайняя редкость, буквально считанные случаи, это убийство Гиренко, но и тогда стреляли из какого-то менее профессионального оружия и, в общем-то, наобум, достаточно случайно, что его убили. А тут, конечно, стрелял человек более подготовленный, хотя моя личная версия заключается в том, что это не профессиональный киллер все-таки. Профессиональный киллер под видеокамерами не ходит с открытым лицом, но, возможно, это был, скажем, военный или бывший военный, человек, умеющий обращаться с оружием, достаточно хладнокровный, но при этом вполне подготовленный. А уж кто ему заказал это или это, может быть, какой-то энтузиаст, который по личной инициативе, это уже не ко мне, конечно, вопрос.



Любовь Чижова: И Анастасия Бабурова, и Станислав Маркелов были известны своей антифашистской деятельностью. Вы можете оценить ущерб, который понесло российское антифашистское движение в связи с их гибелью?



Александр Верховский: Честно говоря, вообще не так много людей занимается этой проблематикой. Понятно, что Стас был одним из немногих адвокатов, которые ввязывались в эти дела. Вообще есть проблема некоторая, многие боятся. Вот он не боялся и был достаточно эффективен как адвокат не только в делах, связанных с неонацистскими преступлениями, но и в других разных тоже. Возможно, это плата за такую эффективность. Есть еще другие, конечно, адвокаты, он не единственный, но очень мало эффективных, уж совсем мало. Похоже, что наибольшей угрозе подвергаются так называемые уличные антифашисты, которые находятся в одной возрастной категории с неонацистскими активистами, и те люди немногочисленные, которые реально вовлечены в судебные процессы, то есть те, кто, можно сказать, непосредственный ущерб наносит.



Любовь Чижова: Во вторник будет девять дней со дня гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, застреленных 19 января в Москве. Акции памяти пройдут во многих российских городах. В Москве адвоката и журналистку будут вспоминать в Сахаровском центре. Говорит руководитель Движения против насилия Сергей Сорокин.



Сергей Сорокин: Возмущение. Стреляют уже просто, как говорится, без разбору. По моей версии, как бы на первом месте все-таки будановская история и какой-нибудь из сильно, нервно разгоряченных военных, может быть, подрабатывающий киллерством людей, взял и застрелил. Понимаете, наши раскрывающие органы настолько безобразно вели все предыдущие дела, что верить в то, что они вдруг хорошо проведут расследование, и действительно его будут проводить, в это я не верю. Я процентов на 70 уверен, что они знают, кто убил, но, как говорится, не говорят. А степень неговорения... Вот мы по улицам ходим, а они сидят в кабинетах, чего-то там тасуют, какие-то свои сведения, какие-то съемки телекамер и так далее. Но мы же туда не заглядываем, не знаем, что там было показано, что там было видно на самом деле, может, там все было прекрасно видно, а они нам говорят, никаких лиц не видно, ничего нет. Поэтому я не то, что верю, я уверен, что следственные органы практически знают гораздо больше, чем говорят.



Любовь Чижова: Рассказывая о возможных версиях убийства Станислава Маркелова, ряд российских СМИ указывали на то, что адвокат представлял интересы избитого в конце прошлого года химкинского журналиста Михаила Бекетова, боровшегося против вырубки Химкинского леса. В понедельник адвокат Бекетова Сталина Гуревич заявила, что гибель Маркелова вряд ли связана с нападением на сотрудника «Химкинской правды», так как погибший адвокат защищал подмосковного журналиста совсем по другому эпизоду.


XS
SM
MD
LG