Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Верховский: Радость по поводу насильственной смерти - это диагноз общества


Севастопольцы попрощались с Настей Бабуровой

Севастопольцы попрощались с Настей Бабуровой

Сегодня в Севастополе похоронили 25-летнюю внештатную сотрудницу «Новой газеты», студентку факультета журналистики МГУ, погибшую 19 января в Москве Анастасию Бабурову. Убитого вместе с ней адвоката Станислава Маркелова похоронили в конце прошлой недели в Москве.

Пока никаких новых официальных данных о ходе расследования гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой нет. Ранее следователи говорили, что будут рассматривать все версии преступления. Они, по мнению сотрудников правоохранительных органов, связаны с профессиональной деятельностью адвоката и журналистки. «Новая газета» опубликовала последнее интервью Станислава Маркелова, которое он дал Анастасии Бабуровой.

В интервью речь идет о решении Госдумы изъять из компетенции судов присяжных дела, связанные со шпионажем, терроризмом и организацией массовых беспорядков. В материале также поднимается вопрос и о условно-досрочном освобождении полковника Буданова. Станислав Маркелов назвал это решение прямой дискредитацией российской власти. Кроме того, в сегодняшнем номере «Новая газета» решила опубликовать отзывы националистов на гибель Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, взятые из интернета. Это восторженные отклики нацистов на убийство адвоката и журналистки, фашисты называют их врагами русского народа и их убийство полностью одобряют.

Эту ситуацию комментирует руководитель аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

- То, что люди восторженно откликаются на чью-то насильственную смерть, это, в общем, некоторый диагноз в отношении них, такой моральный характер, вне зависимости от их взглядов. Насколько я знаю, Стас тоже получал много угроз из разных сторон просто потому, что он вел немало дел, в которых были задействованы люди, склонные угрожать. Поэтому тот факт, что теперь разные люди бурно радуются его смерти, еще не означает, что именно их единомышленники и причастны. Потому что разные люди радуются. К тому же кто все-таки убил, так и остается непонятным.

Если говорить о наших реальных неонацистских группах, то никакого похожего убийства они никогда не совершали. Максимум организованности при применении огнестрельного оружия, что вообще крайняя редкость, буквально считанные случаи, это, например, убийство Гиренко. Но и тогда стреляли из какого-то менее профессионального оружия и, в общем-то, наобум, достаточно случайно, что его убили. А тут, конечно, стрелял человек более подготовленный, хотя моя личная версия заключается в том, что это не профессиональный киллер все-таки. Профессиональный киллер под видеокамерами не ходит с открытым лицом. Но, возможно, это был, скажем, военный или бывший военный, человек, умеющий обращаться с оружием, достаточно хладнокровный, но при этом вполне подготовленный. А уж кто ему заказал это, или это может быть какой-то энтузиаст, который по личной инициативе так поступил.

Не так много людей занимается фашистской проблематикой. Понятно, что Стас был одним из немногих адвокатов, которые ввязывались в эти дела. Вообще есть проблема некоторая, многие боятся. Вот он не боялся и был достаточно эффективен как адвокат не только в делах, связанных с неонацистскими преступлениями, но и в других. Возможно, это плата за такую эффективность. Есть еще, конечно, другие адвокаты, он не единственный, но очень мало эффективных, совсем мало. Похоже, что наибольшей угрозе подвергаются так называемые уличные антифашисты, которые находятся в одной возрастной категории с неонацистскими активистами, и те люди немногочисленные, которые реально вовлечены в судебные процессы.

Девять дней отметят акциями памяти


Во вторник, 27 января, будет девять дней со дня гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Акции памяти пройдут во многих российских городах. В Москве адвоката и журналистку будут вспоминать в Сахаровском центре. Об этом рассказал руководитель Движения против насилия Сергей Сорокин.

- Стреляют уже просто без разбору. По моей версии, на первом месте все-таки будановская история. Какой-нибудь из сильно, нервно разгоряченных военных, может быть, подрабатывающий киллерством людей, взял и застрелил. Понимаете, наши раскрывающие органы настолько безобразно вели все предыдущие дела, что верить в то, что они вдруг хорошо проведут расследование, и действительно его будут проводить, трудно, в это я не верю. Я процентов на 70 уверен, что они знают, кто убил, но не говорят. А степень неговорения... Вот мы по улицам ходим, а они сидят в кабинетах, чего-то там тасуют, какие-то свои сведения, какие-то съемки телекамер и так далее. Но мы же туда не заглядываем, не знаем, что там было показано, что там было видно на самом деле, может, там все было прекрасно видно, а они нам говорят, никаких лиц не видно, ничего нет. Поэтому я не то, что верю, я уверен, что следственные органы на самом деле знают гораздо больше, чем говорят.
XS
SM
MD
LG