Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая хозяйка Белого дома – и ее предшественницы. Исторический репортаж Владимира Абаринова.






Александр Генис: От нарядов звезд, вступившая в оскаровский сезон гламурная пресса может оторваться только в одном случае – когда речь заходит о костюмах новой первой леди. Теперь, после пышных и парадных торжеств инаугурации, когда президентский сюжет про Обаму перекочевал из светской хроники обратно в политику, в самый раз поговорить о самой необычной хозяйке Белого дома, стиль которой во многом определит если не суть, то характер и манеры власти.


У микрофона – в своем обычном жанре исторического репортажа – вашингтонский корреспондент «Американского часа» Владимир Абаринов.




Владимир Абаринов : В книжке «Анекдоты про президентов» есть такая история – неизвестно, реальная или вымышленная.



Диктор: Однажды ранним воскресным утром супруга 32-го президента США Элеонор Рузвельт отправилась с благотворительным визитом в тюрьму. Проснувшись и не обнаружив дома жены, Франклин Рузвельт спросил дежурного секретаря: а где первая леди? «В тюрьме», - ответил секретарь. «Это меня не удивляет, - сказал президент. – За что именно она туда угодила?»



Владимир Абаринов : В этом анекдоте вся суть отношения американцев к первым леди: ими восхищаются, им завидуют, над ними иронизируют, но, в конечном счете, первая леди – это лицо страны, поэтому в них хотят видеть образец для подражания. В Конституции США ничего не сказано о жене президента. Она – не должностное лицо, не исполняет никаких официальных обязанностей и не получает никакого жалованья. Вместе с тем ее роль в политической жизни страны может быть огромной. А может быть и никакой. Это зависит исключительно от ее личности и взаимоотношений с высокопоставленным супругом.



История США знает первых леди всех возможных типов. Среди них были писаные красавицы и дурнушки, сварливые скряги и женщины редкой душевной красоты, жизнелюбки и набожные пуританки. Были и такие, кто не оставил ни малейшего следа в истории – это тоже надо уметь.


Именно первая леди чаще всего определяет стиль президентства. Среди первых леди Америки было немало обворожительных дам, чей дар общения немало способствовал и популярности супругов, и изменению нравов Вашингтона.


Предоставим слово Кэтрин Аллгор – профессору истории колледжа Клермонт Маккенна в Калифорнии.




Кэтрин Аллгор: Одежда и стиль были важным орудием политики с самого начала, начиная с Марты Вашингтон. Но личностью, которая действительно поставила моду на первое место, была моя любимая Долли Мэдисон. Она стала харизматической фигурой в администрации своего мужа, носителем и источником эмоционального, психологического послания власти, и она заняла такое положение благодаря усвоенному ею псевдоаристократическому стилю. Я бы сказала, что способность харизматического влияния для первой леди даже еще важнее в наше время, в котором царят средства массовой информации.




Владимир Абаринов : Долли Мэдисон стала первой леди еще до того, как ее супруг был избран президентом.




Диктор: Томас Джефферсон овдовел за 18 лет до избрания и, храня данное покойнице слово, больше в брак не вступал. Он попросил взять на себя обязанность хозяйки Белого Дома жену государственного секретаря Джеймса Мэдисона. Долли настолько хорошо справилась с поручением, что, не в последнюю очередь благодаря ей, следующим президентом США стал ее муж. Долли покорила вашингтонское общество своим любезным обхождением; у нее был настоящий талант хозяйки салона и отменный вкус, превративший ее в законодательницу мод. Ее глубокие декольте и тюрбаны эпатировали и восхищали публику, не видевшую прежде ничего подобного.




Владимир Абаринов : Именно на похоронах Долли Мэдисон в 1849 году тогдашний президент Закари Тейлор назвал ее «воистину первой леди Америки», вложив в эти слова, конечно же, двойной смысл – первая не только по положению, но и в силу личных достоинств.



Фрэнсис Кливленд стала самой молодой первой леди: ей был 21 год, когда она вышла за 47-летнего Гровера Кливленда; единственный раз в истории свадьбу сыграли в Белом Доме.



Диктор: Фрэнки, как фамильярно звала ее пресса, была настоящей звездой рекламы; ее имя и изображения, равно как и ее новорожденной дочери Рут, использовали производители самых разных товаров – конфет, косметики, нижнего белья. Никакого разрешения в то время не требовалось, попытка провести в Конгрессе соответствующий закон провалилась.



Владимир Абаринов : Впрочем, Фрэнки отнюдь не страдала от своей популярности. По меньшей мере, в одном случае ей пришлось привести свой костюм в соответствие с публичным образом: когда одна газета написала, что Фрэнки Кливленд больше не носит турнюр, первая леди подчинилась ловкому рекламному трюку (современным дамам, пожалуй, надо объяснить, что турнюр – это ватная подушечка, которую подкладывали сзади под юбку). Турнюр тотчас вышел из моды.


Прикованная к одру болезни жена президента Уильяма Маккинли Ида практически никогда не появлялась на приемах. Она коротала время в спальне за вязаньем. За время президентства своего супруга Ида Маккинли связала 3500 пар домашних тапочек, продававшихся на благотворительных базарах. Жену 27-го президента Уильяма Говарда Тафта Хелен жители Вашингтона вспоминают каждую весну, когда на берегах Потомака зацветает японская вишня. Прослышав, что первая леди США занимается благоустройством долины Потомака, мэр Токио Юкио Озаки прислал ей в подарок саженцы сакуры. И теперь каждый апрель столица США и ее окрестности утопают в цветах японской вишни.



Самой обворожительной первой леди XX столетия была, конечно же, Жаклин Кеннеди.



Диктор: Джеки нарушила традицию, согласно которой первая леди должна шить одежду только у американских модельеров. Она заказывала свои туалеты лучшим кутюрье Европы, причем тратила на наряды такие суммы, что президент всерьез интересовался у своих советников, нельзя ли списывать эти расходы с налогов, коль скоро первая леди исполняет в этих платьях официальные функции.





Владимир Абаринов : Каким будет стиль новой первой леди? Об этом сегодня говорят не только дизайнеры, но и политологи, и экономисты – мода, введенная Мишель Обамой, определит направление американской индустрии готового платья и аксессуаров. Вспомним, что появление на американском политическом небосводе такой противоречивой, но яркой звезды, как Сара Пэйлин, немедленно повлекло за собой ажиотажный спрос на предметы, характерные для ее стиля. Прежде всего, это касается ее очков от Кацуо Кавасаки. После съезда республиканцев, речь Сары на котором собрала 40 миллионов зрителей, спрос на эту модель учетверился, предприятие перешло на круглосуточный график работы, и все же сегодня можно лишь встать в очередь за заказом. Бойко пошел бизнес у торговцев губной помадой после того, как Сара назвала хоккейную мамашу «питбулем в помаде». А пара алых туфель с каблуками-шпильками чуть ли в девять сантиметров высотой под названием Naughty Monkey (Озорная обезьяна) произвела настоящий фурор.



Мишель Обама пока не склонна эпатировать публику. И у Кэтрин Аллгор есть объяснение этому.





Кэтрин Аллгор: Это парадокс нашей культуры. Консервативная женщина, более традиционная в стиле своей одежды – бывшая королева красоты, допустим – защищена своим имиджем и под этой маской может позволить себе очень многое. Но Мишель Обама – очень умная женщина. Она, кроме того, усвоила урок Хиллари Клинтон и знает, что на феминистку, либералку, женщину небелой расы публика смотрит особенно придирчиво. Она знает, что должна оставаться в рамках, из которых бы вышла женщина более традиционного образа.





Владимир Абаринов : Мнение Робин Гивэн – редактора отдела моды газеты «Вашингтон Пост».




Робин Гивэн: Когда я говорю о том, что считаю ее стиль потрясающе современным и до некоторой степени прогрессивным, я имею в виду контекст Белого Дома. В более широком контексте она, я думаю, вписывается в мейнстрим – тип деловой женщины, одетой соответственно общим представлениям. Но в качестве первой леди она продемонстрировала нечто интересное. Она, например, явно собирается часто надевать платья. Она не носит эти, знаете, квадратные брючные костюмы, типичные для вашингтонских дам, она демонстрирует округлости своего тела. В ее гардеробе есть и дерзость, и сексапильность, и это, я считаю, выделяет ее и заставляет нас внимательно приглядеться.





Владимир Абаринов : В годы президентства Буша в Вашингтоне безраздельно царил доминиканец Оскар де ла Рента. У него шили Лора Буш, Хиллари Клинтон, спикер нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси, госсекретарь Конди Райс. Мишель Обама в ночь, когда ее муж был избран президентом, появилась на подиуме в платье от Нарсисо Родригеса. Этот известнейший модельер в рекламе не нуждается – он одевает таких звезд Голливуда, как Зелма Хайек, Сара Джессика Паркер и Рэйчел Вайс. Другое имя, которое называют в связи с Мишель Обамой – дизайнер таиландского происхождения Такун Паничгул. В созданных им платьях появлялись Деми Мур, Скарлетт Йоханссон и Кейт Бланшетт. Но иногда Мишель преподносит сюрпризы. Например, на юмористическое ток-шоу Джея Лино она явилась в наряде стиля «кэжуал» фирмы J. Crew.




Владимир Абаринов : Робин Гивэн считает, что дешевым готовым платьям Мишель Обамы пришел конец.




Робин Гивэн: Ну, во-первых, я думаю, этот диалог соответствует аудитории. Но я также думаю, что есть разница, между тем, как одевается жена кандидата в президенты и как она говорит об одежде, и тем, как то же самое делает первая леди. Мне кажется, от жены кандидата публика ожидает понимания, что значит шоппинг для обычных американцев, публика хочет знать, что жена кандидата покупает в тех же магазинах, что и мы, она, что эта дама способна за пару сотен долларов одеться как на картинке. Но это желание пропадает, когда жена кандидата становится первой леди. В этот момент в ней хотят видеть все лучшее, что есть в американском стиле.




Владимир Абаринов : На церемонии инаугурации Мишель Обама появилась в наряде цвета, который в Америке называется цветом лимонного сорго, и кожаных оливковых перчатках. Автор костюма –дизайнер Изабель Толедо. Это имя небезызвестно в мире высокой моды, но находится на самой его периферии. Робин Гивэн в своей рецензии пишет, что туалет первой леди «провозглашает новую эру», суть которой – переход от умеренности, «прямоугольности» и пастельных тонов к ярким цветам и демонстративной женственности.На инаугурационных балах Мишель Обама была в длинном шифоновом платье цвета слоновой кости с одной бретелькой. Автор этого наряда – уроженец Тайваня Джейсон Ву. Ему 26 лет. В индустрии моды он работает всего два года. Критиков несколько удивил выбор Мишель Обамы, а Робин Гивэн написала, что это самый откровенный вечерний туалет первой леди со времен первой инаугурации Рональда Рейгана в 1981 году, когда жена президента Нэнси блистала в платье от Джеймса Галаноса.



XS
SM
MD
LG