Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кинообозрение» с Андреем Загданским. Лидер оскаровских номинаций фильм «Странная жизнь Бенжамина Баттона».






Александр Генис: Оскаровские номинации разошлись веером, охватив широкий спектр современного кино. Тут и экзотическая лента «Миллионер из трущоб», и непременный фильм-сюрприз, которым в этом году можно считать эротический триллер с темой холокоста «Чтец». Особенно заметно в финальной пятерке присутствие политического кино. Это картина «Милк», рассказывающая не столько о борьбе за права гомосексуалистов, сколько о правах человека, о дискриминации и нашей ответственности за уровень терпимости и цивилизации в обществе. В сущности, о том же – о природе закона и власти - но на другом материале говорит фильм «Фрост против Никсона», где политические страсти поданы в театральной оболочке интенсивной и экономной драматургии. Впрочем, об этих картинах мы подробно говорили в предыдущих выпусках «Американского часа». Сегодня у нас пойдет речь о картине совсем другого плана. Фильм Дэвида Финчера «Загадочная история с Бенжамином Баттоном» (в старом русском переводе, как мне помнится, положенный в основу рассказ назывался «Странный случай Бенжамина Баттона) отличается от остальных финалистов, прежде всего, бюджетом – под 150 миллионов долларов - и популярностью у зрителей. Это – лента для всех, не исключая членов Киноакадемии. Не удивительно, что картина вышла в лидеры, завоевав 13 номинаций на «Оскара».


У микрофона – ведущий нашего «Кинообозрения» Андрей Загданский.




«Загадочная история с Бенжамином Баттоном», Дэвид Финчер


«Curious Case With Benjamin Button» by David Fincher.



Андрей Загданский: Там, где автору удается ввести иное, странное качество в привычное, обыденное или очевидное, там есть предпосылка для искусства. Есть возможность по-новому видеть то, что мы знаем.



Александр Генис: Как говорил Шкловский, «это позволяет сделать камень каменным».



Андрей Загданский: Совершенно верно. Именно это, с моей точки зрения, удается авторам фильма «Странный случай Бенджамина Баттона», режиссеру Дэвиду Финчеру и авторам сценария Эрику Роту Робину Свиткорну. Трамплином, литературным основанием стал рассказ Скотта Фицджеральда с тем же названием.




Александр Генис: Его печатали еще в 60-е годы под маркой фантастики.



Андрей Загданский: «Бенжамин Батон» – фильм о вечном, о вечных тайнах: о рождении и любви, совместной жизни, старении и смерти. И в это привычное, банальное автор вводит действительно странный элемент. Некто Бенжамин Баттон, рожденный в Новом Орлеане в 1918 году, живет свою жизнь наоборот – его время течет вспять. Он родился 80-летним маленьким старичком и не стареет, а, наоборот, с каждым днем становится все моложе и моложе. Об этом, собственно говоря, был рассказ Скотта Фицджеральда. Фильм начинается рассказом пожилой умирающей женщины, которая лежит в больнице в Новом Орлеане в августе 2005 года, во время урагана Катрина, и рассказывает своей дочери историю своей жизни, своей любви. Но вначале старуха рассказывает ей предысторию о некоем часовом мастере, который жил в этом же городе, в Новом Орлеане и был слепым. Мастер делал часы для самой главной железнодорожной станции в Новом Орлеане. У мастера был сын. Когда началась Первая мировая война, сына призвали в армию и он погиб на войне. Мастер очень горевал, но продолжал работать над часами. И вот наступил торжественный день, когда все пришли на станцию, чтобы увидеть новые часы, в том числе, пришел и президент Теодор Рузвельт. Открывается занавес, открывают часы и все видят, что часы идут в другую сторону. Они говорят: «Сэр, часы идут в обратную сторону!». Он говорит: «Я так их задумал, я это сделал для того, чтобы все наши дети, которые погибли бессмысленно на фронтах Первой мировой войны, вернулись обратно». Я много раз видел в кино обратные съемки. Это не большой трюк, сегодня уже никого этим не удивишь, но здесь идет совершенно восхитительный кусок, когда мы видим солдат Первой мировой войны, бегущих в атаку, падающих на колючие проволоки, стреляющих и умирающих, и весь этот кусок идет назад: мертвые солдаты оживают и поднимаются с земли, пули летят в обратную сторону, снаряды взлетают с земли и улетают. Совершенно восхитительный, завораживающий кусок. Своей простотой и, вместе с тем, действенностью он меня мгновенно захватил и настроил по отношению к фильму. Это, собственно говоря, и есть смысловой пролог фильма – время может идти вспять. Рождается человек в этот же самый день, жизнь которого идет в обратном направлении. Его зовут Бенджамин Баттон.



Александр Генис: Рассказ Фицджеральда очень короткий. Он, собственно говоря, исчерпывается вот этой идеей, которая была по-настоящему новаторской. Но как из этого было вырастить весь длинный фильм?



Андрей Загданский: Вот они и вырастили, используя только одну единственную предпосылку. Собственно говоря, ничего в рассказе, кроме идеи о том, что жизнь человека может идти в обратную сторону, нет. Авторы сценария придумали, построили настоящий роман. Кстати, сам Скотт Фицджеральд пишет, что он взял идею рассказа у Марка Твена, который когда-то охнул, что, мол, как это плохо, что самая замечательная часть жизни приходится на то время, когда мы в меньшей степени можем ее оценить.



Александр Генис: Марк Твен, как всегда, угрюмо прав.



Андрей Загданский: Удивительным образом фильм, оттолкнувшись от рассказа Фицджеральда и этой фразы Марка Твена, именно об этом. Фильм заставляет нас по-новому взглянуть и почувствовать вещи, которые мы знаем каждый день. В этом есть простота и сила отстранения. Он заставляет нас подумать о том, как мы стареем в глазах тех, кого мы любим и, как те, кого мы любим, стареют в наших глазах.



Александр Генис: Но если это происходит параллельно, то мы не замечаем. Но если это происходит разнонаправлено, то тогда начинается трагедия.



Андрей Загданский: Тогда начинается искусство, тогда начинается не жизнь, как она есть, а что-то другое. Тогда есть то самое отстранение, которое позволяет нам на самые ежедневные и очевидные вещи посмотреть по-другому. А что, если женщина, которая одевается после того, как она занималась любовью со своим любовником, понимает, что он каждый день становится моложе, а она неумолимо движется в старость, и каждый день она ощущает себя все более старой, когда он ее обнимает. Очень банально и очень действующе. И фильм, в моих глазах, получился абсолютно.



Александр Генис: Это фильм, который позволяет, в первую очередь, показать свое искусство не столько актеру, сколько гримеру, не так ли?



Андрей Загданский: Работа гримера в этом фильме, конечно, выдающаяся. Ведь мы видим движение героя, маленького сморщенного старичка размером с младенца, через старость к юности. Главного персонажа Бенжамина играют несколько актеров в разные возрастные фазы, но они все загримированы таким образом, что нам кажутся одним человеком. Более того, когда герой продвигается годам к 50-ти, его играет уже Брэд Питт, и он играет одного и того же персонажа в 50, и в 40, и в 20, и в неполные 17 лет, и это, с точки зрения грима, сделано совершенно восхитительно. Добавлю, что и Брэд Пит очень хорошо играет.



Александр Генис: Этот фильм всем полюбился. Настолько полюбился, что где-то на Мидуэсте произошла страшная история. Во время фильма громко разговаривали, и один из зрителей выстрелил в тех, кто болтал и мешал ему наслаждаться кино.



Андрей Загданский: Это по-нашему, по-американски.



Александр Генис: Во всяком случае, на Мидуэсте все может быть. Как вы думаете, какие перспективы у картины на «Оскаре»?



Андрей Загданский: В этом фильме есть то самое соединение банального, сентиментального и философского, что так устраивает массового зрителя, что так соединяется со зрителем и то, что любят академики. У этого фильма есть широкое послание, он гуманистический в своей основе, он о нас с вами обо всех, в отличие, скажем, от фильма «Милк», который, с одной стороны, об узком сегменте общества, о гомосексуалистах, с другой стороны, о демократических процедурах, которые действуют в Америке. Это очень важно, это очень актуально, но он не охватывает всех. Проблемы старения, любви и одиночества касаются абсолютно всех.


XS
SM
MD
LG