Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Соединенные Штаты готовы еще раз сделать ставку на переговоры с Ираном. Нью-Йорку угрожает упадок, предупреждают эксперты. Американцы прощаются с Джоном Апдайком


Юрий Жигалкин: Соединенные Штаты готовы еще раз сделать ставку на переговоры с Ираном. Нью-Йорку угрожает упадок, предупреждают эксперты. Американцы прощаются с Джоном Апдайком. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


Администрация Барака Обамы готова пойти на дипломатический эксперимент. Она предлагает переговоры Ирану, если Тегеран будет готов пойти на уступки в вопросе об обогащении урана. Администрация Буша считала, что переговоры с иранцами бессмысленны, и единственное, что способно убедить Тегеран отказаться от создания ядерного оружия, - это жесткие санкции.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В первой беседе с журналистами в качестве главы Госдепартамента Хиллари Клинтон сказала, что стремление президента Барака Обамы изменить направление американской внешней политики дает Ирану «явную возможность» более продуктивно взаимодействовать с остальным миром по вопросу о ядерной программе и по другим проблемам. Это заявление было сделано на следующий день после выхода в эфир интервью Обамы телеканалу «Аль-Арабия». Обама, в частности, осудил угрозы иранского руководства в адрес Израиля и работы по обогащению урана. Вместе с тем президент сказал...



Барак Обама: Важно быть готовым к разговору с Ираном. При этом необходимо не только очень ясно обозначить наши расхождения, но и понять, какими путями можно добиться прогресса. Я уже говорил в своей инаугурационной речи, что, если такие страны, как Иран, готовы разжать кулак, - мы протянем им руку.



Аллан Давыдов: Госсекретарь Хиллари Клинтон во вторник добавила, что разжимать кулак или нет - решать Тегерану. Клинтон, в ходе предвыборной кампании критиковавшая готовность Обамы без предварительных условий войти в контакт с лидерами стран, подобных Ирану, сегодня заявляет, что администрация рассматривает разные варианты политики США в отношении Ирана, но госсекретарь пока не готова это обсуждать с прессой. Днем ранее посол США в ООН Сюзан Райс, выразив озабоченность угрозой, которую представляет иранская ядерная программа, заявила, что Соединенные Штаты готова к энергичным дипломатическим усилиям, которые потенциально будут включать прямые контакты с Ираном.


Прокомментировать сигналы, которые администрация Обамы подает Тегерану, я попросил сотрудника вашингтонского фонда «Наследие» Джеймса Филлипса.



Джеймс Филлипс: Администрация Обамы пытается привлечь Иран к дипломатическому диалогу и поэтому больший акцент делает на позитивных стимулах. Хотя и сам президент, и госсекретарь Клинтон говорят о том, что использование военной силы против Ирана остается в списке вариантов дальнейших действий, понятно, что основную ставку они делают скорее на пряник, чем на кнут. Я лично думаю, что это ошибка. Потому что предпочтительным пряником для Ирана является его собственное ядерное оружие. При этом Обама и его администрация должны понимать, что у них нет запаса времени. Иран близок к тому, чтобы накопить обогащенный уран в количестве, достаточном для создания ядерного оружия. Существует опасность повторения ситуации, в которой Иран разыгрывал дипломатический фарс с Великобританией, Францией и Германией, выгадывая время для реализации своей программы ядерных вооружений и оставаясь недосягаемым для санкций.



Аллан Давыдов: Джеймс Филлипс напоминает, что согласно опубликованным во вторник выводам лондонского Международного института стратегических исследований, уже в этом году у Ирана будет достаточно обогащенного урана для изготовления ядерного взрывного устройства.



Юрий Жигалкин: Не много, не мало - упадок, сравнимый со временами кризиса семидесятых годов предрекают Нью-Йорку некоторые эксперты. Дело в том, что преуспевание города в нездоровой мере зависит от здоровья финансовой индустрии. Последние десятилетия расцвета оставили в прошлом память о временах, когда город был банкротом.


Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Старожилы вспоминают, что в 70-е годы тротуары заполнили бездомные, выросла преступность. Город, жизнь в котором становилась все менее комфортной, покинули около миллиона человек. Для того чтобы выйти на прежний уровень населения, Нью-Йорку понадобилось более 20 лет. Горожане с тревогой говорят, что о событиях 30-летней давности им напоминает статистика. В приютах стало больше бездомных. В 2007 году нью-йоркские банки грабили 283 раза, а в прошлом году - уже 444 раза, то есть на 57 процентов чаще. В центре города на двери отделения Bank of America , появилось объявление, в котором клиентов просят при входе в банк снимать солнечные очки, капюшоны и шапки, чтобы вас ненароком не приняли за очередного грабителя.


Главный налогоплательщик города, финансовая индустрии Уолл-стрит за последние два года потеряла 36 миллиардов долларов и сокращает 25 процентов служащих. Увольнения идут и в компаниях, которые обслуживают Уолл-стрит, - это адвокатские конторы, магазины и рестораны, - в ближайшие два года они могут потерять до 243 тысяч рабочих мест.


Понятно, что кризис больнее всего ударяет по малоимущим слоям населения. Для помощи им предусмотрены различные программы. Недавно, когда экономика города процветала, Майкл Блумберг первым из мэров американских городов стал откладывать средства в специально основанный фонд, который помогает оплачивать лечение семей городских служащих, вышедших на пенсию. О другой программе говорит доктор Ансап Ким. Он вспоминает, что 30 лет назад в его больнице Эмхерст не было поликлиники для лечения хронических больных и травматологическое отделения, где теперь оказывают помощь практически бесплатно. Еще об одной программе недавно объявил мэр города.



Майкл Блумберг: Если сегодня вы положите в банк 100 долларов, то город через год добавит на ваш счет ровно половину вашего вклада, но не более 250 долларов. Если положите 500, то через год у вас будет 750. Кроме того, на ваши деньги начислят проценты.



Владимир Морозов: Эти суммы поступят не из денег налогоплательщиков, а из специального благотворительного фонда. Как известно, миллиардер Блумберг и сам является щедрым благотворителем, хотя не только не афиширует это, но и старается скрыть. Узнав о такой щедрости города, я тут же бросился в банк. Но мне ничего не перепало. Нью-Йорк помогает только тем семьям, заработки которых составляют меньше 45 тысяч долларов в год, или одиночкам, доход которых меньше 20 тысяч.



Юрий Жигалкин: Потерпевшие поражение на президентских выборах и во время выборов в Конгресс, почти утерявшие возможность влиять на исход голосования по законопроектам, республиканцы готовы продемонстрировать верность консервативным принципам и отказаться от поддержки гигантского пакета мер стимулирования экономики. Законопроект, которым предусматривается выделение беспрецедентно крупной суммы - 825 миллиардов долларов на различные проекты в надежде создать три миллиона рабочих мест, - по их мнению, безответственный эксперимент. Они считают, что нет никаких, гарантий, что он завершится желаемым результатом, в то время как он значительно увеличит долговое бремя страны и, по большому счету, нанесет вред. Хотя голосов демократов достаточно, чтобы одобрить законопроект, президент Обама попытался во вторник лично уговорить республиканских лидеров проявить коллективизм, продемонстрировать решимость в борьбе с кризисом и поддержать законопроект. Барак Обама заявил, что он прекрасно осознает, что о нем будут судить по экономическому наследию, которое он оставит. Но республиканцы, похоже, твердо намерены отмежеваться от этого наследия.


Подавляющее большинство американцев утеряло веру в американскую финансовую систему. Лишь 22 процента опрошенных верят в то, что эта система работоспособна, и лишь 12 процентов верят в рынок ценных бумаг. И американцы подтверждают это делами: к концу декабря 11 процентов респондентов сняли свои сбережения с банковских счетов. Нынешний кризис, по словам специалистов, открыл многим глаза на то, что меры защиты их вкладов и инвестиций не работают. При этом попытки правительства помочь банкам, приветствуемые большинством, еще больше веру большинства в американскую финансовую систему.


Соединенные Штаты совершенно не тревожит желание Москвы продемонстрировать свою военную мощь отправкой морских эскадр в длительные походы, например, к берегам Венесуэлы, заявил на слушаниях в Сенате министр обороны США Роберт Гейтс. Главу Пентагона сильно беспокоит иранское присутствие в Венесуэле, которое, по его словам, выглядит попыткой вмешательства Тегерана во внутренние дела этой страны. В том же, что касается российских кораблей и моряков, то не будь за спиной у России недавнего вторжения в Грузии, он бы пригласил российскую эскадру пришвартоваться в Майами. Российские матросы, по словам министра обороны Гейтса, наверняка получили бы больше удовольствия в Майами, чем в Каракасе. Интересно, что приход российских кораблей в Венесуэлу в свое время также был отмечен ироничной реакцией представителя Пентагона, который спросил захватили ли они с собой в поход буксиры на случай поломок кораблей.


Во вторник в возрасте 76 лет скончался выдающийся писатель Джон Апдайк. Об одном из последних американских классиков мы беседуем с Александром Генисом.



Александр Генис: Апдайк был фабрикой изящной словесности. Каждый божий день он писал по три страницы. Получалось книга в год. Эссе, стихи, рецензии и, конечно, романы. Прежде всего, это - массивная тетралогия про житейские неурядицы Гарри Энгтсрома по кличке Кролик. Но были и дюжины других. Иногда популярные, как «Иствикские ведьмы», иногда не слишком, как роман «Иствикские вдовы», вышедший всего за три месяца до смерти писателя.



Юрий Жигалкин: Как при такой плодовитости Апдайк сохранил предельную отточенность?



Александр Генис: Его часто сравнивали с Вермеером. И действительно, Апдайк, который в юности хотел быть художником, создал свою элегантную, пристальную, камерную прозу, полную любовно выписанных деталей. Часто его ей попрекали, говоря, что жалко расходовать такие красивые слова на такие мелкие темы. Ведь Апдайк обычно писал о средних - во всех отношениях - американцах. Писателя это не смущало. «Я люблю, - говорил он, - середину, потому что в ней сталкиваются крайности».



Юрий Жигалкин: Для читающей Америки Апдайк был вечным автором «Нью-Йоркера», где он печатался 55 лет. Что связывало журнал и автора?



Александр Генис: Больше всего другого - рассказы, идеальный жанр для еженедельника. Апдайк написал их несколько сотен, и, как утверждает некролог в «Нью-Йорк Таймс», именно в этой форме наиболее полно выразился его талант. Стихия Апдайка - меланхолическая любовная история. Если угодно, протестантская, суховатая версия Бунина.



Юрий Жигалкин: Как сложилась судьба Апдайка в России, где его хорошо знают?



Александр Генис: Метеоритно! В 65-м русским читателям достался «Кентавр» в великолепном переводе Виктора Хинкиса. Потрясение, которое мы испытали, отчасти объяснялось недоразумением. В этом романе греческое сказание о кентавре Хироне сливается с мучениями провинциального школьного учителя (таким был отец Апдайка). Конечно, автор тут следовал за «Улиссом», который, как говорил об этой книге Элиот, сделал «современный мир возможным для искусства», заменив «повествовательный метод мифологическим». Джойс, однако, был нам недоступен, и мы полюбили Апдайка за обоих. Для русской литературы эта страсть не осталась бесплодной. Взять хотя бы Пелевина.



Юрий Жигалкин: В последние годы ушли почти все любимые в России американские прозаики...



Александр Генис: Да, после смерти Воннегута, а теперь и Апдайка, нам осталось молиться на последнего кумира юности - 90-летнего Сэллинджера. Автор «Кентавра» был той же породы.


XS
SM
MD
LG