Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На сессии ПАСЕ в Страсбурге завершились дебаты о последствиях прошлогодней российско-грузинской войны


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шарый: На сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы в Страсбурге завершились дебаты о последствиях прошлогодней российско-грузинской войны, о том, как Россия и Грузия выполняют решения, принятые Парламентской Ассамблеей в отношении обеих стран – участниц конфликта. На этом высоком международном форуме работает специальный корреспондент Радио Свобода в Страсбурге Данила Гальперович, сейчас он в прямом эфире программы «Время Свободы».


Данила, приняли ли резолюцию и каково ее содержание?



Данила Гальперович: Резолюцию приняли, и содержание ее, без всякого сомнения, отчасти может позволить российской делегации вздохнуть хоть чуть-чуть с облегчением. С другой стороны, возможно, все-таки не совсем. Потому что главного, самого страшного для российской делегации ей удалось избежать: в резолюцию не включен пункт о том, что на апрельской сессии ПАСЕ, если определенные требования не будут соблюдены двумя государствами – Россией и Грузией, то может быть подвергнуты пересмотру полномочия делегаций обеих стран. И эта поправка в свое время была поддержана комитетом по мониторингу, она была очевидно совершенно опасна для российской делегации, потому что внесена она была грузинской делегацией. Но Грузия перечислила в этой поправке практически все, что она уже и так выполнила, то есть не рисковала она ничем. А вот Россия должна была лишиться права голоса в ПАСЕ в случае, если она не отзовет свое признание независимости Абхазии и Южной Осетии, если она не пустит обратно внутренне перемещенных лиц, то есть тех самых, кого в просторечье называют грузинскими беженцами из Южной Осетии. Голосование по этой поправке было драматическим, и одного голоса не хватило, для того чтобы она прошла: 68 – «за», 68 – «против». Такие правила в любых парламентах, что все-таки 50 процентов плюс 1.


Но в резолюции есть много всего, что заставляет Россию не слишком радоваться. Во всяком случае, говорится о том, чего не было в проекте резолюции, и мы это отмечали, что раньше в самом проекте не было подтверждения требования о денонсации признания России независимости Абхазии и Южной Осетии. Теперь, в окончательном проекте резолюции, оно появилось. Дальше, присутствие российских войск на территории Абхазии и Южной Осетии названо оккупацией. И очень интересная поправка, которая касается того, что во всех переговорах, во всех обсуждениях российско-грузинского конфликта и дальнейшей судьбы Абхазии и Южной Осетии должны принять участие не только представители Абхазии и Южной Осетии, властей де-факто, но и тех протбилисских властей Южной Осетии и Абхазии, то есть так называемых правительств в изгнании, которые уже довольно долгое время существуют и находятся, базируются на как бы основной территории Грузии. Кроме того, естественно, от России потребовали допустить международных наблюдателей во все области конфликтной зоны, в том числе и в Ахалгори, который, в общем, административно этот район являлся частью территории Южной Осетии, но в нем жили только одни грузины, и сейчас совершенно непонятно, сколько людей его покинуло, что там творится и так далее.


Но и показательно отношение ассамблеи к все-таки российской позиции и вообще российской роли в этом конфликте, потому что не прошла ни одна российская поправка в текст резолюции, которая хоть как-то его бы смягчила. Таким образом, Россия, с одной стороны, вроде как не лишится своего места в Парламентской Ассамблее Совета Европы, а с другой стороны, дискуссия о ее роли и требования к ней какие-то, которые надо выполнять, определенные совершенно шаги, требуемые Советом Европы, будут продолжены и в апреле 2009 года.


XS
SM
MD
LG