Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия-Куба: «возобновляемая дружба» против старого противника


Рауль Кастро пробудет в Москве до 4 февраля

Рауль Кастро пробудет в Москве до 4 февраля

Официальный визит в Россию председателя госсовета Кубы Рауля Кастро, который начался 28 января и продлится неделю, государственные российские СМИ уже единодушно назвали «началом ренессанса отношений России и Кубы».


По мнению же большинства независимых российских и западных аналитиков, столь длинный вояж Рауля в Москву, где он не был с 1985 года, отчетливо характеризует общее направление внешней политики России в Западном полушарии в последние годы: модный антиамериканизм и желание, выражаясь историческими военными терминами XIX века, «демонстрировать против неприятельских позиций».


Совсем недавно состоялась столь же показательная поездка российского президента Дмитрия Медведева в страны Латинской Америки. В основном он вел переговоры с тем же Раулем Кастро и с лидером Венесуэлы Уго Чавесом.


Довольно скоро после Кастро в Москву собираются приехать президенты Боливии и Эквадора Эво Моралес и Рафаэль Корреа.


Всех этих очень разных людей, стоящих на различных политических позициях, в основном объединяет острая нелюбовь к США.


Как считает ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН Эмиль Дабагян, Москве в последние годы очень помогла крайне неудачная политика администрации Джорджа Буша в регионе. Фактически это был просто провал, говорит он: «Из-за Ирака, Афганистана, кризиса, других событий Вашингтон просто забыл о ближайших соседях, забыл об основополагающей для американских внешних приоритетов доктрине Монро. Экономические отношения очень ухудшились, и во многом по этой причине к власти пришли такие фигуры, как Чавес или Моралес».


По мнению заместителя директора Международного института кубинских исследований в Лондоне Стивена Уилкинсона, Рауль Кастро, который совсем недавно принял власть из рук своего престарелого знаменитого брата, оказался на перепутье: то ли начать экономические реформы по примеру Китая, который, кстати, тоже стремится играть заметную роль на Кубе, то ли пытаться потихоньку наладить отношения с США. И вдруг появился искус возобновить пресловутую «нерушимую дружбу» времен СССР.


Парадоксально, что, говоря о «возобновляемой дружбе», и в России, и на Кубе стараются не замечать, что нынешние правящие элиты в обеих странах – абсолютные антиподы в смысле общественно-политических и политико-экономических взглядов, подчеркивает Стивен Уилкинсон. А ворохом посыпавшиеся знакомые штампы советской эпохи «остров Свободы», «светлые идеалы» и так далее прекрасно и удивительно уживаются с нынешними «рыночными отношениями».


В Москве Рауль Кастро, очевидно, будет просить о поставках российского оружия, о недвусмысленных военно-политических заявлениях о дружбе и взаимной поддержке. А российские лидеры первыми заведут разговор об инвестициях в кубинскую экономику, в находящийся в зачаточном состоянии нефтяной сектор и в туристическую отрасль. Кубинцы любят указывать, что число российских туристов выросло в прошлом году на 150 процентов, но в реальности это всего лишь 40 тысяч человек. Притом что общее число туристов на Кубе в прошлом году составило примерно 2 миллиона 200-300 тысяч. Из них канадцев, итальянцев, испанцев – сотни тысяч, а граждан США, которые едут на Кубу в обход эмбарго и блокады, через третьи страны – никак не меньше россиян.


Стивен Уилкинсон считает, что любые российские инвестиции в кубинскую экономику могут еще больше запутать многолетнюю проблему, связанную с правами на собственность, конфискованную режимом Фиделя Кастро после революции 1959 года. Возвращения этой земли, промышленных объектов и зданий до сих пор добиваются владельцы – американские компании и частные лица, в основном кубинцы, бежавшие в США от коммунистического режима, и это одна из главных причин десятилетиями длящегося противостояния Вашингтона и Гаваны. Если владельцами каких-либо подобных объектов хотя бы частично станут российские инвесторы, может возникнуть новая проблема - уже в отношениях Вашингтона и Москвы.


Так исторически сложилось, продолжает Стивен Уилкинсон, что Кубе всегда приходилось иметь дело с одним глобальным партнером из числа сверхдержав. Сегодня они очень хотели бы эту традицию нарушить. После развала Советского Союза им не оставалось ничего, кроме как пытаться найти хоть каких-нибудь друзей по всему свету. И теперь, если Россия выражает желание вновь прийти на Кубу и развивать заново экономические связи, кубинцы, разумеется, ответят положительно - у них нет выхода при столь по-прежнему плачевном состоянии их дел. Но параллельно они не оставляют прежних попыток развивать и углублять отношения с Китаем, Ираном, Индией, и, разумеется, с Венесуэлой и Бразилией. Этому их научила история – сперва они веками целиком зависели от Испании, потом в течении больше чем 50-ти лет от США, потом десятилетиями от одного только СССР. Всегда был один Большой брат, который в какой-то момент исчезал, и на Кубе начинался экономико-политический коллапс – так случалось уже трижды на протяжении новейшей истории этой страны.


Сейчас, когда название Гуантанамо стало известно всему миру и ассоциируется с нарушениями прав человека, Гавана, поддерживаемая Москвой, вновь усилила старое требование – ликвидировать эту американскую военную базу на собственной территории. По мнению западных аналитиков, одновременно престарелое кубинское руководство не может не понимать, что в реальности стратегическое будущее обнищавшей страны гораздо больше зависит не от далекой Москвы, которой из-за растущего мирового экономического кризиса в любой момент может вновь стать не до «острова Свободы», а от отношений с Вашингтоном.


Традиционно считалось, что за последние 50 лет при президентах-республиканцах противостояние США и Кубы усиливалось, а при президентах-демократах слабело. Как считает Стивен Уилкинсон, «учитывая возраст и Рауля Кастро, и тем более его брата Фиделя, остающегося “духовным лидером”, новые руководители Кубы, которые могут скоро прийти к власти, вероятно, начнут смотреть на вещи более прагматично».


XS
SM
MD
LG