Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психологическое состояние турецкой нации в эпоху экономических невзгод


Ирина Лагунина: На проходящем в Давосе Всемирном экономическом форуме, где обсуждаются проблемы глобального кризиса, прозвучало любопытное заявление. Президент форума Клаус Шваб заявил Анатолийскому информационному агентству, что Турция – благодаря проведенным раньше структурным реформам – может выйти из кризиса даже более сильной. Но пока люди на себе этого не ощущают. Пока в Турции, традиционно не привыкшей говорить о психическом состоянии человека, открылись десятки центров скорой психологической помощи пострадавшим от финансового кризиса. Наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева выясняла, как люди реагируют на экономические невзгоды.



«Всю свою жизнь я много и честно работал. Открыл несколько школ, имел безупречную репутацию, вырастил много учеников, которые до сих пор называют меня своим отцом. Теперь я не знаю, что делать, как смотреть людям в глаза. Я не вижу иного выхода. Не могу так жить».



Елена Солнцева: Текст предсмертной записки директора одного из турецких лицеев опубликовали почти все турецких средства информации. Шестидесятилетний Ахмед, отец пятерых детей, дедушка шестерых внуков, уважаемый человек с безупречной репутацией, застрелился поздно вечером в кабинете собственного дома из-за того, что не мог выплатить долги по кредитам. В это же самое время пришла информация, что несколько рабочих с юго-востока страны покончили жизнь самоубийством, потому что потеряли работу и не могли прокормить свои семьи. В обществе заговорили о первых трагических последствиях экономического кризиса. Психиатр Ахмет Торун сказал в интервью одному из телеканалов.



Ахмет Торун: В Турции появилась новая разновидность суицида, связанная с депрессией по поводу невыплаченных долгов и потери надежды на трудоустройство. Экономический кризис значительно уменьшил количество доходов и ухудшил качество жизни. Мы наблюдаем поведенческое расстройство: нехватку чувства собственного достоинства, безнадежность, сосредоточенность на себе.



Елена Солнцева: До недавнего времени слово «суицид» обычно произносили шепотом. В консервативном сознании турок-мусульман суицид долгое время оставался своеобразным табу, которым клеймили не только жертву, но и родственников. Суицид рассматривался как признак психического нездоровья. Самоубийц считали безумцами, «дели», запрещали общаться с их семьями. Медицина, однако, пришла к выводу, что акту самоубийства предшествует длинная вереница проблем и событий, которые накапливаются неделями, месяцами, годами. Необратимый, казалось, процесс можно прервать. Чем раньше это будет сделано, тем эффективнее окажется помощь. При таком понимании самоубийство перестало быть личным делом и превратилось в болезнь общества. Выступая в одной из телепередач, известный в Турции врач-психиатр Ахмет Торун заявил:



Ахмет Торун: Не так давно турецкие психиатры обратились к правительству с просьбой обуздать социальное и психологическое напряжение в обществе, которое может привести к рекордному количеству суицидов в стране. Медикам помогают служители культа. Попытка совершить самоубийство считается в исламе преступлением и большим грехом. В Коране говориться: и не убивайте себя. Предостерегая от суицида, пророк Мухаммад говорил, что тот, кто убьет себя железным оружием, будет всегда носить его в себе в аду. Принявший яд будет пить его в аду. Прыгнувший с горы будет вечно падать в глубины ада.



Елена Солнцева: Стамбульский район Бакиркой. Здесь находится одна из самых известных в Турции психиатрических клиник. Высокий полутораметровый забор, охрана, металлические сетки на окнах - отличительные особенности заведений подобного рода.


В приемном отделении полно пациентов. Глобальный финансовый кризис едва коснулся страны, однако психиатры отмечают резкий рост пациентов с симптомами крайнего нервного напряжения. Приходят, в основном, мужчины среднего возраста: служащие фирм, мелкие предприниматели. Жалуются на бессонницу, нервные срывы, крайнюю раздражительность, которую пытаются гасить алкоголем, что, в общем-то, нетипично для такой непьющей страны, как Турция. В условиях экономического кризиса навязчивые идеи приобретают весьма конкретные формы. Боятся потерять работу, остаться без средств к существованию, опасаются грядущего, не хотят иметь детей, отказываются строить планы на будущее. Пытаясь снять нервное напряжение, бесконтрольно покупают транквилизаторы. Прозак, Занакс, Цитол. Уже зафиксированы рекордные продажи антидепрессантов. По словам ведущего психиатра больницы, Рыфата Тцера, кризис отразился на психическом здоровье нации.



Рыфат Тцера: Самоубийства - барометр душевного здоровья нации. Судя по количеству суицидов, Турция входит в хронический кризис. Конечно, любая смерть связана с определенными эмоциональными переживаниями: одиночеством, неверием в случившееся, сердечной болью и душевными мучениями. В случае суицида эмоции достигают невероятной силы и становятся невыносимыми. Люди пребывают в состоянии чрезвычайного психического напряжения, которое они не в силах разрешить сами. Мы должны им помочь.



Елена Солнцева: Визит к врачу - психиатру в Турции, однако, стоит недешево. Страховые компании до сих пор отказываются оплачивать посещение подобных специалистов, считая это излишеством, блажью состоятельных граждан. Так что приходится обходиться наличными и надеяться только на свой кошелек. Каждый такой визит может обойтись в сто, а то и более долларов. Однако потраченная сумма, увы, не дает гарантии квалифицированной медицинской помощи. У Турции – долгая история проблем с психиатрией.


Лечебный центр в Бакиркое был открыт несколько лет назад после того, как разразился европейский скандал. По утверждению европейских экспертов, для лечения пациентов, страдающих сильной депрессией в лечебницах страны применяли электрошок без анестезии. Терапия электричеством была внедрена в тридцатых годах прошлого века и используется поныне для лечения пациентов, страдающих сильной депрессией, когда уже не помогают другие антидепрессанты. Процедура эта довольно болезненна: из-за неожиданных мышечных сокращений пациенты могут повредить позвоночник. Чтобы избавить от мучений, обычно используют анестезию и мышечные релаксант. В Турции электрошоком лечили каждого третьего пациента с психическими расстройствами. Европейский комитет по предотвращению пыток потребовал прекратить эту практику. Минздрав обещал последовать этим рекомендациям, после чего и был открыт новый лечебный центр в Бакиркое, где обещали применять обезболивающее и строго следовать списку болезней, при лечении которых электрошок может дать результат.


Тем не менее, несмотря на традиции и историю, проблема того, что происходит с нацией, стала предметом открытого общественного обсуждения. Представители творческой интеллигенции считают, что причины общего депрессивного состояния и суицидов надо искать внутри общества. «Лишения, испытанные в прошлом, превратили многих турок в неуверенных, недовольных жизнью людей, - пишет журналист Митхат Мелен, - наше поколение прошло через нищету и голод. Каждый стал невольным свидетелем не одного, а нескольких экономических кризисов. Мы боимся вновь пережить события прошлого, помним о тех трудных днях, которые выпали на долю наших родителей. Когда мы были детьми начальной школы, в середине декабря праздновалась «Неделя Продуктов.» В памяти до сих пор остался запах апельсинов и сухих абрикосов и чувство упоения от обилия вкусных шоколадных конфет». В конце пятидесятых годов после очередного экономического кризиса власти полностью закрыли импорт, чтобы защитить местное производство. В крупных портовых городах появились так называемые «американские рынки», барахоловки, где за бешеные деньги продавали импортные платья джерси и контрабандные синие потертые джинсы. Через десять лет произошел военный переворот, и опять последовал финансовый кризис. Потом были еще два - в восьмидесятом и конце девяностых годов. Все это время власти призывали граждан потуже затянуть пояса и бороться с трудностями. Мы беседуем с журналистом и писателем Митхатом Меленом.



Митхат Мелен: Мой друг, живущий в Цюрихе, недавно позвонил и спросил, а правда ли что турецкие банки блокируют счета простых граждан. Я ответил, что этого нет и быть не может, потому что правительство дало полные гарантии по всем вкладам. Поговорив с людьми, я понял, что слух этот довольно распространен. Это большая психологическая проблема, потому что мы долгие годы жили в такой атмосфере. Ожидали худшего, не ощущали себя в безопасности, не были уверены о том, что принесет нам завтрашний день.



Елена Солнцева: Чтобы успокоить нацию и разрядить обстановку премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган заявил, что восприятие кризиса является полностью психологической проблемой, которую нужно преодолеть всем миром. Эрдоган обвинил средства информации в том, что они, якобы, создают негативную атмосферу в обществе и пугают обывателя апокалипсисами и разного рода экономическими страшилками. Уже последовали предложения ввести определенную цензуру наподобие той, которая действует для журналистов, сообщающих о военных действиях турецкой армии на юго-востоке Турции. Многие сравнили речь премьера со спасательной лодкой, которая появилась в тот момент, когда экономика терпит бедствие. Однако совсем иначе отреагировали сами газетчики. На первых полосах карикатурных изданий появилось изображение премьера с ведром воды, который пытается потушить пылающее море. «Мы готовы помочь, засучить рукава, взять в руки ведра, чтобы тушить пожар вместе с ним и разрушить негативный психологический климат, - написало одно издание, - однако как объяснить безработным, которые толпятся в очереди за бесплатным супом на общественных кухнях для бедных, что урчание в их животах является управляемым прессой психосоматическим беспорядком? Сомнительно, что те тридцать тысяч человек, потерявших свои рабочие места в ходе этого "некризиса", поверят, что все это, должно быть, дурной сон». А карикатурный журнал «Пингвин» изобразил психбольницу, где политики в образе врачей ведут обработку людей под воздействием гипноза с надписью « Все дело в твоей голове, приятель». Независимый журналист, Митхат Мелен.



Митхат Мелен: Мы рады, что премьер-министр просветил нас, заявив, что кризис – явление «психологическое, что он есть только в наших умах. Тем временем политики рассуждают о будущем процветании, выдувают все отрицательные мысли из наших голов, даже готовятся к экономическому развитию в этом году. Наша система построена так, что министры и бюрократы получают зарплаты, находятся на гособеспечении. Однако мы видим ужасные последствия кризиса. В бедных кварталах растет преступность…



Елена Солнцева: Ранним утром Стамбул покрывает серая мгла – это дым от горящих печек буржуек, которыми беднота в целях экономии отапливает свои жилища. Непомерно высокие цены на газ, которые во время кризиса увеличились на двадцать три процента, достигнув рекордного в Европе уровня, привели к тому, что чугунная печка буржуйка стала единственным источником тепла. Уголь в качестве помощи раздает правящая партия вместе с бесплатными пакетами макарон. Кризис затронул, главным образом, индустриальные районы, рабочих строительных отраслей, тяжелой промышленности, металлургических предприятий. На улице с сентября минувшего года оказались более семидесяти тысяч человек. Безработица, увы, тесно связана с криминалом. В целях сохранения нормального психологического климата и общего спокойствия граждан стамбульские власти решили избавиться от безработных мигрантов. Их отправляют обратно на сельскую родину, субсидируя возвращение каждой семьи, принявшей решение покинуть город. На окраине Стамбула восьмилетний Абдулькадир помогает своим родителями выносить мебель из маленькой тесной квартирки. Для него это веселая игра, в отличие от родителей, которые с трудом оставляют Стамбул, а вместе с этим и мечту о лучшей жизни. Семья Таюкеран - одна из полутора тысяч семей, которые на минувшей неделе решили покинуть город. Турецкое кино семидесятых изображало людей, приезжающих в Стамбул из сельской Анатолии в надежде на будущее богатство и славу. В те годы бытовала поговорка о том, что даже камни и почва в этом городе покрыты золотом. Однако сегодняшний двенадцатимиллионный Стамбул совсем не отличается гостеприимством. Осман Таюкеран считает, что лучше возвращаться к своим корням, чем вести полунищенское существование в городе.



Осман Таюкеран: В Стамбул, как и многие, я приехал девять лет назад с большими надеждами на будущее. Я хотел, чтобы дети получили образование, собирался купить жилье. Однако в последние восемь месяцев поставили крест на всех моих мечтах. Сначала я потерял работу. Находил какой-то временный приработок, но платили далеко не всегда. Один обещал заплатить пятьсот долларов, но дал только пятьдесят. Все они оправдывались экономическим кризисом. Я не могу так жить. Чем быть обманутым в Стамбуле, лучше буду работать на шахте в своем поселке.



Елена Солнцева: По прогнозам в этом году в общей сложности более десяти тысяч человек возвратятся обратно в село. Даже двести долларов за съемный угол где-нибудь на окраине города многим кажется непомерно высокой платой . Беднота говорит Стамбулу «прощай». А ведь это те самые люди, которые обеспечили победу правящей партии...


XS
SM
MD
LG