Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономический форум в Давосе открылся речью премьер-министра Владимира Путина


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.



Марк Крутов: Экономический форум в швейцарском Давосе вчера впервые открылся речью премьер-министра Владимира Путина. Она, конечно, была посвящена, как и весь форум, в первую очередь мировому финансовому кризису. Владимир Путин, надо сказать, впервые практически открытым текстом признал, что кризис очень серьезно затронул Россию, признал, что Россия чрезмерно зависит от экспорта энергоресурсов, и выдал несколько рецептов мировому сообществу, что надо делать в связи с финансовым кризисом. В первую очередь Путин заявил, что, по его мнению, в этой ситуации не следует делать того, чего в России делать не намерены, а именно - изоляционироваться. То есть следует, по мнению Путина, воздерживаться от возведения барьеров на пути мировой торговли и движения капиталов. А второе заявление Путина звучит довольно интересно, поскольку в нем говорится, что вторая возможная ошибка, которая привела к кризису и которую не стоит повторять, это чрезмерное вмешательство в экономическую жизнь со стороны государств, слепая вера во всемогущество этих государств. А это, между прочим, именно то, в чем российские власти часто обвиняют с Запада.


Мы попросили прокомментировать выступление Путина Евгения Минченко, эксперта по экономическим и политическим вопросам и директор Международного института политической экспертизы, с ним поговорил мой коллега Михаил Саленков.



Евгений Минченко: Я думаю, что очевидно речь несет ряд либеральных сигналов. Я бы не называл ее либеральной, я бы называл ее очевидно примирительной по отношению к Западу, но в тоже время не с позиции слабости, как это было, скажем, в горбачевские времена. Обратите внимание на замечание Путина, когда один из представителей западных компаний спросил: «Как мы вам можем помочь?» - он сказал: «Нам помогать не надо, мы не больные и не инвалиды, не пожилые. У нас, в принципе, неплохо…» Поэтому я думаю, что вообще это очевидный такой тренд на смягчение отношений с Западом, в том числе ответный реверанс Западу в ответ на те позитивные сигналы, которые давала администрация Обамы по вопросу расширения НАТО на Восток, по вопросу размещения ПРО в Восточной Европе. Поэтому я думаю, что Россия в ближайшее время будет демонстрировать готовность к сотрудничеству с Западом, но именно с позиции такой, что это не то что мы прибежали к Западу – «о, господи, давайте нам помогайте», а с позиции, что это может быть взаимовыгодно и для Штатов, и для Европы, и для России.



Михаил Саленков: Слышали, наверное, что прозвучало сравнение с Советским Союзом в речи Путина. Насколько неожиданным это было и уместным?



Евгений Минченко: Вообще-то, есть юридический факт: Российская Федерация является правопреемницей Советского Союза. Регулярные апелляции Путина к советскому опыту происходили на протяжении всего срока его президентских полномочий, и первого, и второго. Поэтому я думаю, что тут ничего неожиданного.



Михаил Саленков: А услышали ли вы в этой речи что-нибудь новое, какие-то конкретные возможности выйти из кризиса, вывести Россию, вывести мировую экономику?



Евгений Минченко: Честно говоря, меня наш премьер-министр удивил своим оптимизмом по поводу того, что скоро из кризиса мы начнем выходить. Но, наверное, у него есть для этого какая-то информация, которой я не располагаю.



Михаил Саленков: Вообще, стоит надеяться, что в Давосе будут приняты какие-то действительно решительные меры для выхода из кризиса?



Евгений Минченко: Меры для выхода из кризиса, решительные, можно принять, когда есть концепция этих мер. Этой концепции, к сожалению, сейчас ни у кого в мире нет.


XS
SM
MD
LG