Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кредиторы вступили в год невозвратов


К концу 2010 года доля плохих долгов вырастет до 10%, полагает глава Сбербанка Герман Греф

К концу 2010 года доля плохих долгов вырастет до 10%, полагает глава Сбербанка Герман Греф

Согласно официальным данным ЦБ РФ, к началу нынешнего года просроченная задолженность по всем кредитам в банковской системе страны составляла 3,8%. Особенно заметно ее объем увеличился в течение последних двух месяцев года, когда негативные тенденции в экономике начали сказываться на финансовом положении заемщиков.


В дальнейшем, по мнению специалистов, проблема «плохих» кредитов будет только усугубляться. Например, глава Сбербанка Герман Греф предполагает, что к концу 2010 года общий объем просроченной задолженности вырастет как минимум до 10%. Но многие эксперты называют такой прогноз излишне оптимистичным, утверждая, что некоторые российские банки эту планку уже преодолели. Для Радио Свобода вопрос прокомментировал старший аналитик инвестиционной группы Unicredit Aton Рустам Боташев:


«Греф, насколько я понимаю, говорил обо всей индустрии. И если какие-то банки сейчас преодолели этот рубеж, то на всей индустрии это сказалось, конечно, но еще не на уровне 10%. Да, действительно, некоторые банки рубеж уже преодолели и, возможно, еще в прошлом году. Что касается прогноза, я думаю, что он вполне реалистичен, и даже более того, он, скорее всего, сбудется до конца 2009 года, а не до конца 2010-го.


Самый большой рост просрочки, все-таки, будет в 2009 году. А в 2010-м, возможно, она будет более или менее стабильна. Резкое увеличение просрочки по всей продуктовой линейке практически у всех банков происходит сейчас.


С проблемой роста невозврата кредитов или просрочки столкнулись все банки. Помощь в виде предоставления ликвидности идет в основном крупным организациям, которые могут предоставить Центробанку залоги либо имеют кредитные рейтинги. Что касается маленьких банков, то если у них будет действительно высокая просрочка и невозвраты, то с учетом уменьшения депозитной базы они, скорее всего, просто перестанут существовать либо будут санированы с помощью того же Внешэкономбанка. Что касается слияния, то если два банка чувствуют себя плохо, от слияния им лучше не станет, это точно.


Если темпы, которыми уменьшалось количество банков до сих пор, сохранятся, то намного меньше их не станет. С другой стороны, из 1100 с лишним банков топ-20 контролируют 93%, по-моему, депозитной базы российских граждан. То есть, грубо говоря, если бы осталось 200 банков, а все остальные перестали существовать, то российские вкладчики этого особо и не почувствовали бы. Поэтому, я думаю, это число, 200 банков, и возникло и в прессе, и в головах чиновников. Сколько на самом деле останется, я, конечно, не могу прогнозировать, но думаю, что если останется 200 банков, то мы даже ничего и не заметим».


XS
SM
MD
LG