Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев встретился с главным редактором "Новой газеты" Дмитрией Муратовым и экс-президентом СССР Михаилом Горбачевым


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Президент России Дмитрий Медведев сегодня принял главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова и одного из соучредителей этого издания экс-президента СССР Михаила Горбачева. Как сообщают официальные средства массовой информации, в разговоре была затронута тема убийства в центре Москвы адвоката Станислава Маркелова и журналистки "Новой газеты" Анастасии Бабуровой. Речь также шла о состояния современного российского общества и влиянии на него таких резонансных дел, как дело об убийстве журналистки Анны Политковской, которая, напомню, также работала в "Новой газете" обозревателем. Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов в интервью моему коллеге Андрею Шарому рассказал о подробностях сегодняшней встречи с главой российского государства.



Дмитрий Муратов: Михаилу Сергеевичу Горбачеву и мне позвонили вчера из администрации президента и сказали, что президент страны хотел бы встретиться сегодня. Собственно говоря, сегодня встреча и состоялась. Мне звонила руководитель пресс-службы Наталья Тимакова. Абсолютно очевидно, что причина этой встречи не в том, чтобы увидеть редактора "Новой газеты" (я не говорю про Горбачева, с Горбачевым всегда, видимо, интересно встречаться), она была в том, что произошла эта дикая трагедия. Господин Медведев сказал, что он категорически не хотел выступать с каким-то заявлением, поскольку он хорошо знает, как устроена аппаратная жизнь, все-таки многие годы проработал руководителем администрации президента, он прекрасно понимает, что следствие может воспринять слова руководителя государства, как указание на некое направление, в котором должно двигаться следствие. А он, как юрист, принципиально, категорически не хотел этого делать. Поэтому, выждав какое-то время, чтобы следствие начало работать самостоятельно, эффективно и независимо, он, тем не менее понимая, что произошла трагедия, решил пригласить акционера газеты, президента Горбачева, и главного редактора для того, чтобы выразить соболезнования, ну, еще и поговорить о ситуации, как ее видим мы, то есть люди, которые не представляют официальную или, условно говоря, телевизионную точку зрения.



Андрей Шарый: Как он отнесся к вашим словам? Что вы ему говорили?



Дмитрий Муратов: Я говорил о том, что фашисты чувствуют какое-то, может быть, даже общественное настроение, что они сейчас востребованы, что демократические институты находятся в некотором загоне, может быть, поэтому фашисты подняли головы, что фашизму только одна альтернатива - демократия. Дмитрий Медведев, как я понял, очень внимательно следит и подробно разбирается, что происходит с подниманием головы, выходом фактически из подполья всей этой фашиствующей массы этих самых наци, которые постоянно убивают. Я передавал материалы, опубликованные в нашей газете, фактически с таким нацистским календарем убийств. Он сказал, что это одно из самых опасных явлений на сегодняшний день, что он будет уделять этому внимание. Он сказал, что кумулятивный эффект от этих фашистских вылазок категорически противоречит тому пути, по которому должна развиваться страна.



Андрей Шарый: Вы - главный редактор оппозиционной газеты, которая много и часто критикует Кремль. Это чувствовалось на встрече?



Дмитрий Муратов: Медведев сказал по поводу этого: газета... Когда я сказал, что после убийства Политковской у меня лично возникало намерение ее закрыть, поскольку эта газета опасно для жизни людей, он сказал, что слава богу, что газеты выходит, что она жестко критикует власть, но для того она и есть, что "Новую газету" любить не надо, а воспринимать критику необходимо. Но мы обсуждали не только это. Дело не в газете, я бы вообще не замыкался на газете, мы про газету вообще старались не говорить. У меня, во всяком случае, были более общие какие-то вопросы и у Горбачева тоже. Мы обсуждали то, что Сталин начал опять у нас ходить в "эффективных менеджерах". И Медведев сразу и безоговорочно поддержал идею строительства в Москве силами Горбачева, Лебедева, общества "Мемориал", Эрнста Неизвестного, российской интеллигенции, свободного бизнеса мемориала, центра политических репрессий, сталинского ГУЛАГа исследование. Мы говорили о том, что очень мало милуют людей. Медведев сказал, что и дальше будет проходить какая-то гуманизация наказания. Он не останавливался на деталях, но, начиная от браслетов вместо зон... и прямо сказал о том, что люди, которые совершают преступления, не связанные с насилием над личностью, должны в большей степени подвергаться штрафу как уголовному наказанию. Это дословная формулировка, это я цитирую дословно: штраф как уголовное наказание. А те, которые какое-то время уже отбыли свой срок под стражей, в тюрьмах, в отношении них тоже должны наказания применяться более гуманные.



Андрей Шарый: В этой связи имя Светланы Бахминой не всплывало?



Дмитрий Муратов: Речь и о Бахминой, и о Лебедеве, и о Ходорковском… Он сказал, что и дальше должна происходить гуманизация наказаний, и люди, которые не связаны с преступлениями против личности, конечно, наказания в отношении них должны смягчаться.



Андрей Шарый: У вас создалось впечатление, что лично Медведев был инициатором этой встречи, что он самостоятельный политик?



Дмитрий Муратов: У меня не было абсолютно никаких сомнений, что это решение президента. Больше того, если вы думаете, что это встреча такая - ну, вот я по-человечески, как интеллигентный человек хочу вам посочувствовать, но втихаря, так вот, Медведев принципиально сказал: я могу рассказывать об этой встрече, где хочу и как хочу, что я, собственно говоря, и делаю. Поэтому никакого тихушничества даже близко во всем этом деле нет.



Андрей Шарый: Каких результатов вы ожидаете от этой встречи?



Дмитрий Муратов: Ну, во-первых, я, конечно, прагматично ожидаю от этой встречи того, что президент будет наблюдать за делами в отношении убийства наших сотрудников - и Домникова, по которому заказчики до сих пор не установлены, и Юрия Щекочихина, и Анны Политковской, и Станислава, и Анастасии. И мне показалось, что президент именно это решение и принял. Он, естественно, мне не говорил, и Горбачеву он этого не говорил, но я понял его внимание к этому вопросу именно так.



Андрей Шарый: Дмитрий, у вас создалось чисто эмоциональное впечатление, что Медведев с вами в одной лодке, по крайней мере, в отношении тех проблем, о которых шла речь?



Дмитрий Муратов: Видите ли, я не знаю, в одной ли я лодке и с кем, и какая лодка, но у меня создалось впечатление очень заинтересованного, абсолютно искреннего и откровенного разговора. Вот это правда.



Андрей Шарый: О чем-то конкретно договорились? Дальше координировать усилия, не знаю, там, созвониться, еще раз встретиться, он даст кому-то поручение или нет? Все-таки это чиновник, хотя и самый высокий в государстве.



Дмитрий Муратов: Газета, как и церковь, должна быть отделена от государства и обслуживать общество. Поэтому иметь в виду, что, значит, вот мы там будем встречаться или еще что-то такое делать, я полагаю, что ни с моей стороны это было неуместно, ни Дмитрию Анатольевичу... в такой трагичный особенно момент использовать его ему и мне для того, чтобы... или Горбачеву с тем, чтобы это делать, нет, я этого не вижу. Ну, пообещали, что усилиями Лебедева, Горбачева, редакции мы подготовим свои сообщения о том, что происходит в сфере борьбы с коррупцией и что происходит с фашистскими группировками.



Андрей Шарый: Как долго продолжалась встреча?



Дмитрий Муратов: Час. И в конце этой встречи я подарил Медведеву книгу Анны Политковской и книгу Юрия Михайловича Роста.


XS
SM
MD
LG