Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Пакет мер экономического стимулирования может быть вскоре одобрен Сенатом. Иллинойская легислатура отправила губернатора штата в отставку. Где в Америке жить хорошо.



Юрий Жигалкин : Пакет мер экономического стимулирования может быть вскоре одобрен Сенатом. Иллинойская легислатура отправила губернатора штата в отставку. Где в Америке жить хорошо. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


В четверг к обсуждению пакета экономических стимулов приступили сенаторы. В законопроекте, принятом днем раньше Палатой представителей, предусматривается финансирование тысяч проектов. Сенат может добавить к этому списку свои собственные предложения. Между тем, единодушия относительно работоспобности этого пакет мер нет. Слово - Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов : Ожидается, что на дебатах по законопроекту в Сенате на следующей неделе его поддержат, по крайней мере, несколько республиканцев. Но в целом, как признают наблюдатели, призыв Барака Обамы к законодателям покончить с межпартийными распрями остается не услышанным. Сенатский вариант законопроекта оценивается уже не в 819, а в 888 миллиардов долларов, и группа консервативных республиканцев в верхней палате пообещала, что не поддержит его. Республиканцы считают, что необходимо резко сократить расходную часть законопроекта, сделав при этом упор на безотлагательном сокращении налогов с граждан и с владельцев малого бизнеса. Вот что заявил лидер республиканского меньшинства в Сенате Джон Бейер:



Джон Бейнер : Проанализировав наше предложение, мы пришли к выводу, что оно создаст 6 миллионов 200 тысяч новых рабочих мест. Это вдвое больше количества рабочих мест, на которое ориентирован законопроект в его нынешнем виде, а обойдется это почти вдвое дешевле.



Аллан Давыдов : Подход же демократического большинства и самого президента заключается в том, что болезни, охватившие американскую экономику, различных методов лечения. В экономическом плане Обамы предлагаются самые разнообразные меры и приемы - строительство скоростных дорог, проекты разработки и внедрения источников возобновляемой энергии и налоговые льготы для малого бизнеса. Однако, по мнению критиков, в документе много статей, не имеющих прямого отношения к оживлению экономики и заявленной Обаме задаче создания от 3 до 4 миллионов новых рабочих мест.


Законопроект делится на две части. Одна из них - расходная - в размере 544 миллиардов долларов. Она включает в себя 71 миллиард долларов на увеличение пособий по безработице и повышение помощи малоимущим, включая выделение им денег на покупку продуктов. Эксперты считают, что эти деньги войдут в оборот и послужат эффективным краткосрочным стимулом. 103 миллиарда долларов предполагается направить непосредственно правительствам штатов на сооружение и ремонт автодорог, мостов, систем пассажирского транспорта и систем водоснабжения. Как говорят эксперты, нельзя быть до конца уверенным в том, как именно власти штатов будут расходовать эти деньги. 159 миллиардов долларов выделяется на развитие школьных программ и на существенное увеличение сумм федеральных грантов малоимущим студентам. 53 миллиарда долларов предназначаются на поддержку научных учреждений, развитие скоростного интернета, на другие природоохранные и энергетические программы.


Другая часть законопроекта - это комплекс мер по сокращению налогов. Самая большая его часть - это 145 миллиардов долларов на налоговые возвраты, обещанные Обамой перед выборами.



Юрий Жигалкин : К явному удивлению Белого Дома, да и многих наблюдателей, процесс подготовки и одобрения законопроекта, который, как считается, необходим для предотвращения катастрофы, подобной Великой депрессии показал, что далеко не все законодатели готовы в едином порыве поддержать шаги по спасению страны. А именно в таком контексте администрация Обамы подает этот документ. Чем вызвана такая несговорчивость республиканцев и примкнувших к ним демократов перед лицом очевидной опасности? Вопрос профессору экономики содиректору центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллу Голдману.



Маршалл Голдман : Тем, что нет никакой гарантии, что мы потратим эти гигантские средства и добьемся желаемого результата - возобновления экономического роста. Я лично считаю, что мы должны попытаться, по крайней мере, замедлить рост безработицы, что может иметь не только экономические, но и политические последствия. Вопрос в том, что предпринять. Много говорилось о финансировании проектов по обновлению и созданию инфраструктуры - дорог, мостов, тоннелей, линий электропередач. Такие инвестиции, как показывает опыт, имеют смысл в любом случае. Они не приведут к созданию огромного числа рабочих мест, но инфраструктура необходима для развития страны. Но проблема с этим биллем заключается в том, что законодатели, как это всегда бывает, пытаются растащить общий пирог по своим углам, в свои избирательные округа, на свои собственные проекты, целесообразность которых может быть сомнительна. Достаточно вспомнить печально знаменитый мост никуда, выстроенный на Аляске.



Юрий Жигалкин : Профессор, тем не менее, государственное финансирование различного рода экономической деятельности становится предпочтительным методом предотвращения кризиса в разных странах, включая Россию? Как вы считаете, смогут ли российские власти своими инвестициями оградить страну от глубокого кризиса?



Маршалл Голдман : Это неизвестно. В Кремле есть силы, которые считают, что они способны это сделать с помощью значительных резервов, накопленных за годы процветания. И я уверен, что в России масштабная программа создания практически несуществующей инфраструктуры могла бы привести и к созданию рабочих мест и заложить фундамент развития страны. Но вопрос - куда будут направлены ограниченные российские средства? На поддержку бизнеса, имеющего связи в политических кругах? Это проблема, схожая с американской. У разных людей, находящихся у власти, разные представления о том, что жизненно важно для страны. Так происходит всегда. Когда решения диктуются не рынком, а политиками - жди злоупотреблений.



Юрий Жигалкин : Это был профессор Маршалл Голдман.


Бесславным падением губернатора Иллинойса закончилась в четверг одна из самых необычных политических драм в истории страны. Губернатор, по сути, пойманный за руку ФБР в то, время, как он пытался сбыть место сенатора, освобожденное Бараком Обамой, тому, кто был готов расплатиться за него разными услугами, пытался удержаться в своем кресле, несмотря на призывы уйти в отставку и приближающееся судебное разбирательство, где будут также рассматриваться и другие эпизоды политической коррупции, инкриминируемые бывшему губернатору. Род Благоевич решил не появляться на трех заседаниях иллинойского сената, решавшего заслуживают ли его деяния наказания отставкой. А когда он появился на четвертый, заключительный день суда, и обратился к сенаторам с драматическим риторическим вопросом: "Как вы можете вышвырнуть губернатора, который призывает, умоляет, просит вас дать ему возможность вызвать свидетелей, доказать невиновность?" В ответ из их уст он услышал эпитеты - лжец, лицемер, циник... Специалисты теряются в догадках, пытаясь объяснить абсурдное поведение Благоевича, которому предлагали выступить на суде в сенате с оправданиями. Сразу после голосования к губернаторской присяге был приведен заместитель Благоевича Патрик Куин. Коробки со скарбом бывшего губернатора были выставлены около двери губернаторского особняка.


«Верх безответственности, скандальное поведение» - такие слова в свой адрес услышали из Белого Дома работники финансовой индустрии. Такова была реакция президента Обамы на информацию о том, что они получили восемнадцать миллиардов долларов в бонусах по итогам работы в прошлом году. «Работники Уолл-стрит, взывающие о помощи, должны продемонстрировать некоторую сдержанность, проявить чувство ответственности», - заявил президент во время встречи с министром финансов. Несмотря на крах крупнейших финансовых институций, идея даже небольшого сокращения заработков остается чужеродной для Уолл-стрит, воспринимавшей искусственно раздутые вознаграждения последних лет как должное. Рассказывают, что выпускники бизнес аспирантур, поступающие на низшие руководящие должности, кривят носом, когда им предлагают меньше нескольких сотен тысяч годовых.


Где лучше всего живется в Америке? Судя по результатам опроса, почти половина американцев считает, что точно не там, где живут они. Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов : Человек ищет, где лучше. Это «лучше» зависит от возраста, профессии и даже от политических убеждений. Молодежь тянется в большие города. Так, Лос-Анджелес издавна привлекает Голливудом, надеждой сделать карьеру в киноиндустрии или хотя бы погреться в лучах чужой славы. Многие жители крупных городов в возрасте от 50 до 64 лет хотели бы перебраться туда, где поспокойнее и потеплее, например, во Флориду. Но не все. Вот моя знакомая пенсионерка Джейн. Почему вам нравится жить в Нью-Йорке - толкотня, шум?



Джейн : Только не в моем районе. Толкучка - это в Манхеттене, а я живу в районе Парк Слоуп. Людей на улицах немного, уютные рестораны и кафе. Рядом огромный парк. И в этом районе низкий уровень преступности.



Владимир Морозов : По данным опроса, две трети сельских жителей и представить себе не могут другого места жительства. Здесь, если кто и мечтает о большом городе, то женщины. Мужчинам хорошо и в деревне, потому как в том же Нью-Йорке сложнее с рыбалкой и охотой. А много ли людей переходят от мечты к делу и, действительно, переезжают?



Ричард Флорида : Каждый год место жительства меняют 40 миллионов американцев. Часто они двигаются туда, где можно найти работу по профессии. Например, в те регионы, которые определяют развитие экономики - в Бостон, в Северную и Южную Калифорнию.



Владимир Морозов : Социолог Ричард Флорида говорит, что среди больших городов, куда хотели бы перебраться многие американцы независимо от возраста, одним из первых идет Сан-Франциско. Здесь ровный умеренный климат и неспешный стиль жизни. Город привлекает еще и своей известной всей стране терпимостью. Здесь хотело бы жить большинство опрошенных из числа тех, кто считает себя либералом. А вот в другом калифорнийском городе Сан-Диего теплая погода и близость пляжа оказались важнее идеологии. Поэтому сюда в равной мере хотели бы перебраться и консерваторы и либералы.



Юрий Жигалкин : Этим репортажем Владимира Морозова мы завершим очередной выпуск рубрики "Сегодня в Америке". Всего доброго!



XS
SM
MD
LG