Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Феминизм в Дании


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Копенгагене Сергей Джанян.



Александр Гостев: Борьба за равноправие женщин в Скандинавских странах и скандинавские феминистки - все, вроде бы, о них наслышаны, однако людей, способных судить об этом движении непредвзято, и отделять факты от слухов и стереотипов, довольно мало.


Об истории зарождения скандинавского феминизма и о сегодняшних задачах движения за женское равноправие - беседа скандинавского корреспондента Радио Свобода Сергея Джаняна с вице-президентом Датского женского общества, психологом Нил Сильвест.



Сергей Джанян: Когда идеи феминизма впервые появились в Дании?



Нил Сильвест: Мысли о равноправии полов высказывались ещё в трудах датского астронома XVI века Тихо Браге и писателя эпохи Просвещения Людвига Хольберга. Однако родоначальницей женской эмансипации в Скандинавии принято считать Матильду Фибигер, автора изданного в 1850 г . романа «Двенадцать писем Клары Рафаэль», повествующего об истории молодой гувернантки, чьи идеи служения умственному и нравственному освобождению женщин вступают в конфликт с устоями жизни провинциального городка. Во многом автобиографическая, книга эта буквально потрясла скандинавов, вызвав горячие дискуссии в обществе. Матильда Фибигер прожил а короткую и яркую жизнь, оставив свой след в истории не только как зачинательница скандинавского феминизма, но ещё и как первая в Дании женщина-телеграфист.



Сергей Джанян: Как же в дальнейшем развивалось движение за женское равноправие?



Нил Сильвест: К началу ХХ века в Дании весьма остро стоял вопрос предоставления женщинам избирательных прав, что расширило бы возможность их выхода на рынок труда. Именно за это боролись суфражистки, выступавшие против дискриминации женщин как в политической, так и экономической жизни. В Дании к этому пришли поэтапно - в 1908 году женщины получили возможность участвовать в муниципальных выборах, а в 1915 году - право голосовать на выборах в датский парламент. Кстати говоря, моя прабабушка была одной из первых в Дании женщин, голосовавших на выборах в городской совет. Таких энтузиасток в то время было немного, но в период между Первой и Второй мировыми войнами общественная активность датчанок стала нормой.


К послевоенному же времени относится вторая волна феминистского движения - когда борьба за женское равноправие выходит на новый уровень.Данию выгодно отличало от других стран наличие развитой социальной инфраструктуры, включая систему дошкольных учреждений - и это сыграло для женского движения неоценимую роль. Фактически, в 1950-60 годы произошёл качественный скачок - стабильность на материальном уровне привела к тому, что датчанки стали больше времени уделять личному развитию. Одновременно с этим подверглись критическому пересмотру мораль и ценности жизни старшего поколения, что проявилось в знаменитых молодёжных бунтах той поры.



Сергей Джанян: Насколько мне известно, одним из протестных датских движений 1970-х было движение «красных чулок»...



Нил Сильвест: Движение «красночулочниц» - а такое название оно получило из за своей левацкой ориентированности, сыграло важную роль в истории датского феминизма. Участниц этого движения объединяло стремление к обсуждению важных для женщины тем - таких как работа, образование, положение в семье, возможность самореализации. Я и сама была активисткой «красных чулок» - при этом следует отметить, что сочувствующих нам было гораздо больше, чем в предыдущих фазах женского движения - политические акции и хэппенинги « красных чулок» отличались большим юмором и получали позитивный отклик в прессе. Многие из бывших «красночулочниц» активны и сегодня, занимая руководящие посты в политических партиях и государственных структурах.



Сергей Джанян: По мнению известного датского психолога Хельмута Нюборга, идея равенства полов не имеет ничего общего с реальностью. Вот что он говорит: «К работе в датском правительстве удалось привлечь до 40 процентов женщин. Но государством управляют отнюдь не самые высокоодарённые женщины нашего общества, - и это естественно: ведь квоты на пол противоречат самим законам природы». Как Вы прокомментируете эти слова?



Нил Сильвест: Да. Есть и другие эксперты, высказывающие сомнения в разумности гендерных квот. Но лично я в идее квотирования и привилегированном отношении к женщинам не вижу ничего плохого. Да, это не идеальный метод - но это реальный инструмент общественного развития. Что же до компетентности и профессионализма, то следует рассматривать ситуацию не только с точки зрения отдельной личности, но и коллективной выгоды в целом. Взять, к примеру, нынешний финансовый кризис - ведь замешанные в нём главы корпораций, банкиры, магнаты в абсолютном большинстве своём мужчины, пресловутый boys network. И это ещё раз показывает, что современному обществу необходимо разнообразие.



Сергей Джанян: Почему в феминистские организации, как правило, не допускают мужчин - даже сочувствующих?



Нил Сильвест: Это не совсем так. «Красночулочницы», и правда, не допускали мужчин к участию в движении, поскольку в этой среде нередко обсуждались очень личные, женские темы. Что же касается нашей организации, то в Датское женское общество путь мужчинам отнюдь не заказан. К примеру, председателем второго по величине регионального отделения нашей организации в городе Орхус долгие годы был мужчина. Другой вопрос, что их немного - но датские мужчины вообще мало интересуются нашими проблемами.



Сергей Джанян: Чем объясняется то, что в весьма продвинутых в плане феминизма скандинавских странах показатели уровня рождаемости неуклонно снижаются?



Нил Сильвест: Я думаю, причина в том, что многие датские женщины стремятся реализовать себя в такой широкой сфере, что не в состоянии завести более одного ребёнка, а некоторые вообще предпочитают быть бездетными. В сложившемся положении вина не только женщин, но и мужчин - ведь деторождение сегодня, как правило, планируется обоими супругами.


Однако в последнее время наблюдается новая мода - финансово обеспеченные молодые пары с удовольствием заводят двоих, троих и даже четверых детей. Они рассуждают так: у нас есть деньги, дом, машина, - значит, мы можем позволить себе завести ещё одного ребёнка. И отец и мать выкладываются на работе, они делают карьеру, но уверенность и защиту они всё же находят в семейном кругу. Хотя, надо признать, общей картины это не меняет - вряд ли в обозримом будущем традиционная датская семья будет многодетной.



Сергей Джанян: И последний вопрос, г-жа Сильвест. Как вы считаете, когда цели феминистского движения в Дании можно будет считать полностью достигнутыми?



Нил Сильвест: Процесс пока продолжается - но когда он исчерпает себя, сказать невозможно. Условно говоря, пройдено две трети пути, однако ещё очень многое предстоит сделать. Лично я считаю полное равноправие между мужчиной и женщиной идеалом, которого невозможно достичь, но к которому надо стремиться. К этой цели ведёт много путей - и если на каком-то этапе возникает препятствие, то мы обходим его, как вода обтекает камень на пути к морю.


XS
SM
MD
LG