Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Гололобов: Европейский суд признал приемлемой лишь часть жалобы по ЮКОСу


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Александр Гостев: Большинство юристов очень осторожно оценивают перспективы дела ЮКОСа в Страсбурге, в частности, потому что в налоговых спорах с участием компании суд по правам человека принимает гуманитарные конвенции ограничено. Позицию ЮКОСа ослабляет то обстоятельство, что профессиональный налоговый консультант - фирма PricewaterhouseCoopers - отозвала свои заключения по отчетности ЮКОСа со ссылкой на то, что не получила от компании исчерпывающей информации. Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына побеседовала с живущим в Великобритании бывшим главой правового управления ЮКОСа Дмитрием Гололобовым.



Дмитрий Гололобов: Решение было уже по нескольким делам ЮКОСа, но, к сожалению, пока решение не будет опубликовано, очень трудно сказать, каковы результаты. Уже совершенно точно ясно из информации, которую, например, я получил от своих знакомых корреспондентов, которые беседовали с представителями Европейского суда, что решение частично, приемлема часть жалобы. Какая часть - это очень трудно сказать, поскольку суд, естественно, может, фактически признав ее частично приемлемой, признать приемлемой очень незначительную часть. Признание приемлемой части не значит, что она будет тоже удовлетворена полностью.



Наталья Голицына: Есть ли какие-то судебные перспективы этого дела в России после этого решения Страсбургского суда по правам человека?



Дмитрий Гололобов: Формально, насколько я помню, это служит основанием для пересмотра дела президиумом Высшего арбитражного суда в порядке надзора. Но вопрос состоит в следующем: это дело по корпоративному спору и там имеется целый ряд последовательных решений по разным годам ЮКОСа - само решение по банкротству, само банкротство компании. Это не единое решение о взыскании единого долга. Вопрос: как это будет рассматриваться и как это будет воспринято российскими судами?



Наталья Голицына: ЮКОС пользовался услугами исключительно PricewaterhouseCoopers?



Дмитрий Гололобов: ЮКОС пользовался услугами, я думаю, достаточно многих консультантов, PricewaterhouseCoopers несомненно является самым авторитетным. Вопрос желания консультантов в последующем подтвердить все это для Европейского суда и сказать, что они располагали всем объемом информации и делали вывод, и давали совет в тот период, не после, когда было предпринято действие уже по результатам, они не являлись юридическими консультантами, которые говорят "да, ЮКОС был прав тогда", давали совет перед тем, как воплощать определенные схемы в жизнь. Таких консультантов не так уж много. Я думаю, что, по их разумению, PricewaterhouseCoopers имеет тут особое значение.



Наталья Голицына: И все-таки, почему PricewaterhouseCoopers отозвал свои заключения?



Дмитрий Гололобов: Для многих однозначно, многие делают такой вывод, эксперты, что он действовал под давлением, в том числе опасаясь за свой бизнес в России и за судьбу своих сотрудников, в отношении которых предпринимаются попытки возбуждения уголовных дел. Pricewaterhouse - это такая организация... Коммерчески можно однозначно понять: никто не хотел терять бизнес в России, и она пошла на такой, достаточно... ну, трудно оценить этот шаг с точки зрения морали и этики. С другой стороны, юридически этот шаг оспаривать крайне трудно. В принципе формально PricewaterhouseCoopers действовал в соответствии со стандартами. Он открыл новые обстоятельства, которые следовали из документов Генеральной прокуратуры и судебных решений, и сделал соответствующее заявление. То есть его формальная позиция достаточно прочна.



Наталья Голицына: ЮКОС уже расформирован, а жалобу он подает. А не может ли использовать этот аргумент российская сторона?



Дмитрий Гололобов: Это действительно должно быть вопросом, и, очевидно, он был решен в какой-то степени положительно, поскольку фактически доверенности у адвокатов, действующих от имени ЮКОСа, не было, потому что компания была ликвидирована, ее не могло быть в принципе. В данном случае от имени ЮКОСа действовало несколько структур зарубежных, которые находились под контролем части менеджмента, который и до сих пор пытается их контролировать, они поддерживали жалобы от этих структур. Это будет очень интересно прочитать, какой вывод сделал суд, почему в отношении компании, прекратившей... ликвидировавшейся будет рассматриваться дело. Это, несомненно, уже само по себе прецедент.


XS
SM
MD
LG