Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело о торговле органами пленных сербов в Косово


Ирина Лагунина: Через девять лет после конфликта в Косово в списках без вести пропавших остаются 1 500 человек, 500 из которых сербы. Про них известно лишь одно – в живых их нет. Места их захоронения не обнаружены. Когда в минувшем году вышла книга бывшего главного прокурора Международного трибунала в Гааге Карлы дель Понте «Охота» о расследовании военных преступлений в бывшей Югославии, поднялся большой шум. Бывший прокурор написала, что у нее есть подозрения, что некоторые из этих пропавших людей стали жертвами торговли человеческими органами. О ходе расследования рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Сразу после выхода книги Карлы дель Понте весной 2008 года, специальная прокуратура Сербии по расследованию военных преступлений открыла дело о торговле человеческими органами.


Дель Понте в своей книге утверждает, что похищенные люди из Косово, их около трёхсот, были переправлены в Албанию и у некоторых из них там, в импровизированных полевых больницах, хирургическим путём удалялись органы. Она пишет, что в феврале 2004 года посетила местечко Бурель в Албании и нашла там некоторые доказательства того, что такие страшные преступления могли быть совершены. Вот фрагмент из её книги.



Карла дель Понте: Канцелярия прокуратуры получила информацию о том, что следователи и функционеры Миссии ООН в Косово, от внушающих доверие журналистов, имеют свидетельства о том, что летом 1999 года косовские албанцы в грузовиках транспортировали до северной границы Албании 300 похищенных. Согласно источникам журналистов (а эти источники означены как «косовские албанцы»), часть узников, кто помоложе и физически сильнее, хорошо кормили, их посещали врачи и их никогда не избивали. Позже их переправили в окрестности Буреля, где в двадцати километрах от города находился «жёлтый дом». Одна комната этого дома была оборудована как операционный зал. В ней хирурги изымали органы заключённых.



Айя Куге: И ещё один Карла дель Понте пишет следующее.



Карла дель Понте: Кроме санитарного материала и лекарств, в одном помещении «жёлтого дома» следователи, с помощью химических средств, нашли на стенах и на полу следы крови. Хозяин дома в течение двух дней дал несколько разных объяснений происхождения кровяных пятен. Сначала он говорил, что его жена в этой комнате рожала, но когда она сказала, что дети родились в другом месте, муж стал утверждать, что семья пользовалась помещением для резни домашних животных на мусульманские праздники.



Айя Куге: Стало известно, что вблизи «жёлтого дома» был найден брошенный медицинский материал – в том числе остатки лекарства тренаксин, который используется для расслабления мышц во время операций и даже что-то наподобие медицинского контейнера, содержащего остатки тканей органов неясного происхождения. Журналисты белградского независимого телевидения Б-92 недавно посетили так называемый «жёлты дом», теперь перекрашенный в белый, и разговаривали с его хозяевами, простыми албанскими крестьянами. Члены семьи Абдуллаха Катучи перед камерами давали явно противоречивые ответы, кто-то из них даже утверждал, что дом никогда не был жёлтого цвета, а другие признавали, что он действительно перекрашен.



Айя Куге: Карла дель Понте пишет о торговле человеческими органами, опираясь на информацию семи свидетелей. Официальный представитель Специальной прокуратуры Сербии Бруно Векарич утверждает, что найдено уже более сотни свидетелей.



Бруно Векарич: Мы нашли много людей, которые имеют прямую или косвенную информацию о том, что тогда происходило на севере Албании. Таких свидетелей у нас 134. Есть люди, которые присутствовали при этих событиях, есть те, кто был там в лагерях и кому удалось бежать, а есть сербы, которые вернулись через Международный красный крест, были обменяны.



Айя Куге: Но как можно объяснить тот факт, что похищенные сербы у которых, возможно, изымались органы, были переправлены в Албанию уже после войны, после того, как в июне 1999 года в Косово вошли Международные силы?



Бруно Векарич: С 1999 по 2001 год в заключении в Сербии было определённое число албанцев. Одновременно, это было уже после заключения Кумановского соглашения летом 1999-го, бойцы Освободительной армии Косово увозили людей на север Албании, это полностью доказано нашим следствием. Там были сформированы лагеря, и они, вероятно, ждали, когда смогут обменять пленных на албанцев в сербских тюрьмах. Однако в Сербии к власти пришли демократы, и они отпустили всех албанцев, как политических заключённых, на свободу. А про несколько сотен сербов - никто не знал, что они в лагерях в Албании, и они стали ненужной ношей для своих захватчиков. Предполагаю, что тогда они были брошены на откуп организованной преступности – ими, вероятно, начали заниматься серьёзные преступные группировки. Ведь торговля человеческими органами на много прибыльнее, чем даже торговля наркотиками.



Айя Куге: Но возможно ли в плохих условиях импровизированного полевого госпиталя заниматься трансплантацией органов? Специалисты считают, что нет. С одним исключением - если не важно, чтобы донор остался в живых и если потом эти органы пересаживают в хорошо оборудованной клинике. Карла дель Понте пишет, что почки и другие изъятые органы переправлялись на запад.



Карла дель Понте: Эти органы потом, согласно утверждениям источников, через аэропорт Ринас у Тираны, отправлялись хирургическим клиникам за границей, где затем их трансплантировали пациентам, которые за это платили. Один из людей, предоставивший нам информацию, лично участвовал в транспортировке органов в аэропорт Ринас.



Айя Куге: Прокуратура Албании до сих пор отказывает Белграду в помощи в расследовании возможной торговли человеческими органами. Однако и миссия ООН в Косово делает вид, что им ничего не известно, – несмотря на то, что их следователи провели обыск «жёлтого дома» и составили об этом отчёт, который получил гриф строго секретного. Бруно Векарич.



Бруно Векарич: На самом деле именно это вызывает у нас самое большое недоумение. Мы можем понять албанцев, которые реагируют эмоционально. Была война на территории Союзной республики Югославии, были бомбардировки, депортации граждан, убийства – в такие времена не странно, что были лагеря и убийства людей. Однако нам совершенно не понятно, почему Унмик с таким упорством скрывает отчёт о своём расследовании. Представитель нашей прокуратуры был в штаб-квартире ООН и потребовал этот документ ещё в апреле 2008 года. Но там отчета не нашли. И мы снова обратились в Миссию ООН в Косово и 6 июня получили ответ, что у них тоже ничего нет. А вот теперь неофициальным путем мы получили этот отчёт, из которого видно, что расследование было проведено.



Айя Куге: Кстати, правозащитная организация «Хюман райтс воч» объявила, что у нее есть копия отчёта ООН, и частично его опубликовала. А почему Гаагский трибунал не занимается расследованием торговли человеческими органами, которую в данном случае, вероятно, можно подвести под военное преступление?



Бруно Векарич: Они сделали всё, что могли, и Карла дель Понте это фактически обобщила в своей книге. Однако трибунал имел компетенцию заниматься лишь преступлениями, совершёнными до 2000 года. Они начали расследование и остановились, но важно, что нам стала доступна их информация. Правда, остались проблемы с материальными доказательствами – доказательства, найденные в «жёлтом доме», были отправлены в морг города Ораховац. Почему – никто этим не занимался. Неясно, почему не были сделаны анализы ДНК содержимого медицинского контейнера, в котором нашли какие-то останки. Почему в «жёлтом доме» не были взяты образцы кровяных пятен и почему не были проведены анализы их ДНК?



Айя Куге: Минувшей осенью в Приштине были арестованы врачи, подозреваемые в нелегальной трансплантации человеческих органов. Они в плохо оборудованной частной клинике «Медикус» пересаживали почку гражданину Израиля, а донором был человек из Турции, который свой орган, очевидно, уступил за деньги. Имя уролога этой клиники Лютифи Дервиши известно именно из свидетельств по делу о торговле органами захваченных сербов. Врачу, который проводил эту операцию в Приштине, гражданину Турции Юсуфу Сонмезу в его стране запрещено заниматься врачебной практикой – его подозревают в членстве в мафиозной организации, занимающейся нелегальной трансплантацией органов. Некоторые наблюдатели подозревают, что команда врачей, арестованная в Приштине, имеет прямую связь с событиями в Албании восемь лет назад.


Вот отрывок из книги Карлы дель Понте.



Карла дель Понте: Жертвам, у которых была устранена лишь одна почка, хирурги зашили рану и снова поместили в барак до тех пор, пока они не погибли из-за устранения и других жизненно важных органов. Таким образом, остальные заключённые уже знали, какая судьба их ожидает и, перепуганные, просили их убить сразу. Между ними, по некоторым данным, были и женщины из Косово, Албании, России и других славянских стран. Два источника утверждали, что они лично участвовали в захоронении тел убитых жертв вблизи «жёлтого дома» и на ближайшем кладбище.



Айя Куге: Карла дель Понте рассматривала это преступление на двух уровнях: захват мирных жителей – косовских сербов и не албанцев - и изъятие у них органов для торговли. Сербская прокуратура согласна, что, прежде всего, нужно найти останки убитых людей. В Белграде утверждают, что есть фотографии и спутниковые снимки трёх мест в Албании, где нужно искать массовые захоронения, на то есть и свидетели.


Представитель прокуратуры Сербии Бруно Векарич.



Бруно Векарич: Если семеро между собой никак не связанных людей заявляют, что знают места, где захоронены тела, давайте все вместе проверим это. Я в этом не вижу проблемы и не понимаю, почему коллеги из Албании от этого отказываются. Всем нам бы было легче, если бы мы сразу начали разыскивать эти захоронения и установили, что, как утверждают власти Албании, никаких массовых могил не существует. А теперь подозрения только усиливаются, и делом должны будут заниматься международные представители. Да, мы уверенны, что в трёх местах захоронены сербы, а когда тела будут эксгумированы, нужно будет делать анализ ДНК и проверять, были ли у этих людей вырезаны органы.



Айя Куге: В 2004 году Гаагская прокуратура собирала в Албании информацию о возможных преступлениях бывшего командира Освободительной армии Косово, ныне влиятельного косовского политика Рамуша Харадиная, и так всплыло дело о торговле человеческими органами. Однако в Гааге Харадинай был освобождён от обвинений в совершении военных преступлении из-за нехватки доказательств.


Это дело, очевидно, обременено политикой и расследовать его будет непросто. На днях прокуратура Сербии по военным преступлениям отправила материалы своего расследования в Канцелярию Совета Европы. Этим делом будет заниматься специальный европейский представитель, швейцарский сенатор Дик Марти, имеющий большой опыт расследования торговли человеческими органами.


XS
SM
MD
LG