Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прислушается ли Барак Обама к экологическим рекомендациям Эла Гора


Ирина Лагунина: Бывший вице-президент США, лауреат Нобелевской премии мира Эл Гор принял участие в сенатских слушаниях по проблеме глобального потепления. Он призвал президента Барака Обаму возглавить международные усилия в защиту климата. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Через 10 месяцев в Копенгагене пройдет конференция стран – участниц Киотского протокола. В марте и июне состоятся две предварительные встречи, на которых представители сторон будут обсуждать содержание нового документа о мерах противодействия глобальному изменению климата. Слушания в сенатском комитете по международным делам должны, по мысли их организаторов, подготовить почву для радикального изменения политики США в этой области. Как заявил, открывая слушания председатель комитета сенатор Джон Керри, «необходимо извлечь урок из ошибок Киото и добиться успеха в Копенгагене».



Джон Керри: Мы здесь сегодня по той же самой причине, по какой бьют тревогу руководители наших вооруженных сил и разведки. Они рассматривают изменение климата как фактор, умножающий угрозы. Они предупреждают, что ценой безразличия к этой проблеме будут голод, засухи, широкое распространение пандемий, рост числа стихийных бедствий, усугубление дефицита ресурсов и миграция населения в огромных масштабах. Другими словами, наши военачальники предсказывают усиление тех самых факторов, которые способствуют конфликтам во всем мире и приводят к краху государства. Это ставит в опасное положение всех нас.



Владимир Абаринов: Джон Керри сослался на впечатляющие прогнозы экспертов.



Джон Керри: Если каждая страна наилучшим образом исполнит взятые на себя обязательства - если они окажутся в состоянии сделать это (хотя никаких указаний на это пока нет) - мы и то получим уровень загрязнения атмосферы углекислым газом на 50 процентов выше нынешнего. Это выражается в глобальном повышении температуры, по меньшей мере, на четыре градуса Цельсия относительно прединдустриального уровня. И никто в научном сообществе не спорит с тем, что такое повышение было бы катастрофическим. Именно поэтому мы нуждаемся не просто в изменении политики. Мы нуждаемся в трансформации общественного мышления, в понимании реальности того, что говорит нам наука. Мы должны осознать последствия и действовать в соответствии с масштабами и безотлагательностью этой проблемы.



Владимир Абаринов: По мнению сенатора Керри, изменение климата – первопричина многих бед и конфликтов на планете.



Джон Керри: Результат станет главным вызовом внешней политике и национальной безопасности. На Ближнем Востоке сегодня более шести процентов населения мира борются за контроль над менее чем двумя процентами мировых запасов пресной воды. В то время как регион переживает демографический взрыв, меньше всего нам требуется сокращение и без того скудного водоснабжения. Гималайские ледники, которые поставляют воду почти миллиарду человек, могут полностью исчезнуть к 2035 году.



Владимир Абаринов: Заместитель председателя комитета сенатор Ричард Лугар подчеркнул, что в наше время энергетика стала основой как внешней политики, так и национальной безопасности.



Ричард Лугар: На прошлой неделе в своей инаугурационной речи президент Oбама заявил о своем намерении "вернуть науку на принадлежащее ей по праву место" в деятельности нашего правительства. Он продемонстрировал свое уважение к науке назначениями на ответственные посты авторитетных ученых, таких как Стивен Чу, ставший министром энергетики, Джон Холден, занявший должность помощника президента по науке и технологиям, и Джейн Любченко, назначенная главой Национального управления океанских и атмосферных исследований. Это превосходное начало, которое, надо надеяться, перенесет центр тяжести в нашем подходе к угрозе изменения климата и глобального энергопотребления на научный и технический анализ. Мы должны признать, что сегодня вопросы энергетики – это сердцевина внешней политики, экономических и экологических проблем. Технологические прорывы, которые расширяют поставки экологически чистых видов энергии для миллиардов людей во всем мире, будут необходимы для продолжительного экономического роста. Не осуществив революционных изменений в энергетической политике, которые базируются на этих технологических достижениях, мы рискуем подвергнуть нашу страну многочисленным опасностям, которые ухудшат наш уровень жизни, подорвут цели нашей внешней политики, и сделают нас весьма уязвимыми для экономических, политических и экологических катастроф, угрожающих самому нашему существованию.



Владимир Абаринов: Будучи фермером в третьем поколении, сенатор Лугар обратил внимание на смежную проблему генетически модифицированных сельскохозяйственных культур, обладающих повышенной сопротивляемостью к изменениям климата. Европейский Союз остается главным оппонентом США в этом вопросе, препятствуя распространению генных технологий в странах третьего мира.



Ричард Лугар: Правительства и народы Европы должны понять, что их неколебимая оппозиция ультрасовременной биотехнологии влечет за собой последствия, выходящие далеко за пределы их собственной территории. Оппозиция безопасной технологии генетических модификаций в краткосрочной перспективе усугубляет голод в Африке, а в отдаленной - фактически гарантирует, что эти бедные страны лишатся инструментов, с помощью которых они смогут приспособить свое сельское хозяйство к изменению климатических условий. Будучи богатым континентом, полностью обеспеченным продовольствием, Европа может позволить себе роскошь отказаться от преимуществ трансгенных технологий, не опасаясь того, что европейское население пострадает от голода. Но у большинства африканских стран такой роскоши нет. Африку ожидает безрадостное будущее. Мы не должны позволить, чтобы неприятие современных сельскохозяйственных технологий обрекло часть мирового населения на хронический голод и бедность.



Владимир Абаринов: Эл Гор в своем вступительном слове увязал наиболее крупные проблемы, стоящие перед Америкой, в один узел.



Эл Гор: Наша экономика находится в состоянии самого глубокого с 30-х годов спада, нашей национальной безопасности угрожает враждебная террористическая сеть, перед страной стоит сложная проблема достойного окончания войны в Ираке и задача одержать военную и политическую победу в Афганистане. По мере того, как мы ищем решения всех трех этих проблем, становится все более ясно, что они связаны общей нитью: нашей опасной и чрезмерной зависимостью от углеводородного топлива. Когда ухватишься за эту нить и потянешь ее, все три кризиса приводят к одному решению, ответ у тебя в руке, и ответ этот - переход от углеводородов к возобновляемым источникам энергии. До тех пор, пока мы продолжаем год за годом отправлять в обмен на иностранную нефть сотни миллиардов долларов в самые опасные и нестабильные регионы мира, наша национальная безопасность будет подвергаться риску. До тех пор, пока мы позволяем, чтобы наша экономика оставалась привязана к скачкам цен на нефть, наши рабочие места и наш образ жизни останутся в опасности.



Владимир Абаринов: Эл Гор уверен, что переход к альтернативной энергетике окажется благом для американцев и не потребует от них никаких жертв.



Эл Гор: В течение многих лет наши попытки заняться растущим кризисом климата подрывала идея о том, что мы должны выбирать между нашей планетой и нашим образом жизни, между нашим моральным долгом и нашим экономическим благосостоянием. Это ложный выбор. На самом деле решения проблемы кризиса климата – это те же самые решения, которые помогут нам справиться с экономическим кризисом и кризисом национальной безопасности.



Владимир Абаринов: В ходе слушания их участники часто ссылались на доклад экономического советника правительства Великобритании, бывшего главного экономиста Всемирного банка сэра Николаса Стерна о последствиях глобального потепления для мировой экономики. В этом документе, который был опубликован в октябре 2006 года, содержится предсказание настолько грозное, что перед ним меркнут жалкие выдумки создателей фильмов-катастроф. В отличие от фильмов, где жизнь, в конце концов, входит в прежнее русло, прогноз Стерна производит впечатление безысходности. Катаклизмы сродни казням египетским постигнут человечество без ядерной войны и полчищ террористов. Для того чтобы прогноз стал реальностью, надо просто ничего не делать, оставить все как есть. У человечества, полагает Стерн, еще есть время справиться с надвигающимся глобальным бедствием. Но действовать надо уже сегодня. Ближайшие полвека станут определяющими. В течение этого срока необходимо резко сократить объем выбросов в атмосферу парниковых газов, прежде всего, двуокиси углерода и метана.


Бывший вице-президент считает, что переход к новым, чистым энергетическим технологиям можно осуществить в короткий срок.



Иногда я слышу, как люди говорят: да, черт возьми, все это здóрово, но ведь этими источниками энергии невозможно удовлетворить спрос достаточно быстро, или говорят, что эти технологии еще не разработаны как следует, или что их стоимость неконкурентоспособна. Ни одно их этих утверждения, как вы ясно сформулировали сегодня, неверно; спрос можно удовлетворить быстро, цены конкурентоспособны и технологии разработаны. Я прав?



Эл Гор: Я возглавляю Альянс в защиту климата, и мы провели обширную работу с разработчиками новых видов энергии и экспертами, чтобы доказать, что, если мы нацелим на это наше мышление, то мы в этой стране смогли бы перейти на 100-процентное производство электроэнергии из возобновляемых и безуглеродистых источников в течение 10 лет.



Владимир Абаринов: Эл Гор уверен, что только Соединенные Штаты способны эффективно возглавить глобальные усилия по предотвращению изменения климата.



Эл Гор: Я предполагаю, что все мы здесь податливы шовинизму и чувству гордости Соединенными Штатами, но я действительно думаю, что объективная правда состоит в том, что наша страна - единственная страна в мире, которая способна по-настоящему стать лидером глобального сообщества. Некоторые предполагали, что когда-нибудь в будущем, если Европейский Союз фактически объединится в гораздо более высокой степени и будет иметь единого президента и законодательный орган с реальными полномочиями, то у них, у европейцев, появится потенциал глобального лидерства. Никакой другой соперник мне не известен. И опять-таки – не хочу проявлять чрезмерную гордость, бить себя в грудь по этому поводу. Но я просто думаю, что Соединенные Штаты - единственная нация, которая может быть лидером мира. А изменение климата - самая серьезная проблема, перед которой когда-либо оказывался мир. Наряду с возможностью обмена ядерными ударами (эта возможность, к счастью, отступила за последние несколько десятилетий) изменение климата – единственная угроза, которая в состоянии полностью уничтожить цивилизацию. И это угроза надвигается на нас с такой скоростью и мощью, что это совершенно беспрецедентно. Один аналитик Пентагона в своем исследовании причин, по которым не было предотвращено нападение на Перл-Харбор, говорит, что у людей есть склонность путать беспрецедентное с невероятным. Если чего-то не случалось прежде, мы склонны думать, что этого никогда не случится в будущем. Но штука в том, что убивают исключения из правил, и это – одно из таких исключений.



Владимир Абаринов: Подписав в 1987 году Киотский протокол, администрация Билла Клинтона даже не направила его в Конгресс, поскольку не видела шансов на его ратификацию. С тех пор настроения в обществе и Конгрессе кардинально изменились. Эл Гор не встретил в Сенате серьезных оппонентов, а президент Обама сделал переход к альтернативной энергетике центральным вопросом своей повестки дня.


XS
SM
MD
LG