Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международный кинофестиваль в Роттердаме


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Дмитрий Волчек.



Андрей Шарый: В Роттердаме завершается крупнейший в мире международный фестиваль независимого кино. Некоторые итоги подводит специальный корреспондент Радио Свобода Дмитрий Волчек.


Что такого этакого увидели вы, что запомнится вам после этого фестиваля?



Дмитрий Волчек: Андрей, я только что вернулся с гигантского пятичасового фильма Йонаса Мекаса – это патриарх американского независимого кинематографа. Новейший фильм этого режиссера, ему 87 лет, фильм датирован 2009 годом, называется «Литва и крах Советского Союза». Мекас много лет снимал знаменитые кинодневники, в частности, о своем путешествии в Литву в 72 году после 30 лет эмиграции. Его новый фильм – это тоже дневник, но совершенно особого рода. Мекас снимал передачи американского телевидения 89-91 годов, программы новостей, интервью, дискуссии, посвященные событиям в Литве. Причем именно снимал камерой экран телевизора, а не записывал на видеомагнитофон. Поэтому возникло такое потустороннее мерцающее изображение. Много на фестивале архивных открытий. Кажется, что уже знаешь и видел все, и каждый раз возникают какие-то новые имена. Для меня таким открытием стал фильм корейского классика Ким Ким Янга «Служанка», снятый в 60 году и сейчас отреставрированный, причем отреставрированный на средства Джорджа Армани и Кортье. Почетный гость фестиваля Ежи Сколимовский, к его 70-летию подготовлена ретроспектива, он много лет не снимал, занимался в основном живописью и в прошлом году снял новый и очень красивый фильм «Четыре ночи с Анной». Еще одна ретроспектива, которая мне понравилась, швейцарского режиссера Питера Лихти, его последний фильм во всех отношениях необычный, в его основе дневник японца, который решил свести счеты с жизнью, заморив себя голодом в лесу.



Андрей Шарый: Все, что вы говорите, выдает большой масштаб этого фестиваля. Неужели финансовый кризис в Роттердаме не чувствуется?



Дмитрий Волчек: Вы знаете, Андрей, конечно, кризис ударил и по независимому кинопроизводству. Я не скажу, что здесь царит уныние, но, конечно, заметно беспокойство. Но вот один такой пример: британские арт-хаусные дистрибьюторы, которые каждый год приезжают в Роттердам, жалуются, что не могут купить многие фильмы из-за резкого падения курса фунта стерлинга. Очень серьезные проблемы у существующего уже много лет фонда Совета Европы по поддержке кинематографа. Но несмотря на все трудности, роттердамский кинофестиваль продолжает финансировать проекты молодых кинематографистов, существует специальный фонд – фонд Хуберта Боулса, который дает деньги на арт-хаусные проекты режиссеров из разных стран, в том числе и из России.



Андрей Шарый: Когда-то Россия была, если не лидером мирового кинопроизводства, если не среди этих лидеров, то, скажем, в 20 годы считалась одной из законодательниц мод, в том числе и в независимом кино, хотя тогда, кажется, такого понятия не существовало. Тем не менее, манера съемок, творческое наследие режиссеров того времени, то, к чему обращаются режиссеры и сейчас. Русские люди, какие-то режиссеры-документалисты приехали в Роттердам показывать свою продукцию сегодня?



Дмитрий Волчек: Я вообще не помню, чтобы когда-нибудь было столько российских фильмов. Но это не какой-то специальный российский фокус, а произошло случайно. Наверное, просто не было для авторского кино России такого удачного года, как 2008. «Бумажный солдат», «Все умрут, а я останусь», «Дикое поле», «Морфий», «Юрьев день» - это фильмы, которые уже были в российском прокате. Но есть и специальная роттердамская премьера – это «Полторы комнаты», фантазия Андрея Хржановского о Петербурге Иосифа Бродского. Публика принимает российские фильмы очень хорошо, залы полны, а фильм Хржановского попал в десятку зрительских симпатий.



Андрей Шарый: Мостик от прошлого фестиваля к нынешнему и от нынешнего к следующему, можно говорить о том, какие тенденции фестиваля в Роттердаме последних лет?



Дмитрий Волчек: В этом году у фестиваля новый директор – Рутгер Вольфсон, человек молодой, полный энергии и реформаторских идей. Но на техническом уровне это смена логотипа и принципа структурирования программы. На мой вкус, вполне разумные перемены. Но есть некоторые идеологические изменения. В Роттердаме вообще без особой приязни относились к Голливуду, но все-таки какие-то американские коммерческие фильмы попадали в программу. В этом году их вообще нет. Это не снобизм, а просто стремление оградить свое поле. Но, конечно, режиссеры, которых приглашают в Роттердам, увлечены не заговорами против Голливуда, а снимают экспериментальное кино. И Рутгер Вольфсон совершенно верно поступил, включив в программу наравне с фильмами инсталляции и перфоменсы, в частности, интересный проект показали художники Дмитрий Гельфан и Эвелина Домнич. Они пропускали лучи лазера сквозь мыльные пузыри и на трех экранах появлялись такие прекрасные разноцветные фигуры. В дополнение к программе «Голодные духи» - это азиатские фильмы ужасов. Режиссеры из Филиппин, Малайзии, Таиланда подготовили выставку «Дом с приведениями». Каждый сделал свою комнату, такую инсталляцию о потустороннем. И еще одно новшество – короткометражные фильмы, причем знаменитых режиссеров, снятые специально для фестиваля, проецируют на высотные здания в Роттердаме. Это очень красиво. Такой цикл с игривым названием «Размер имеет значение» придумал новый директор.


XS
SM
MD
LG