Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Узбекистан начал новые процессы по "андижанскому делу"


Ташкент продолжает разбираться с андижанскими "заговорщиками"

Ташкент продолжает разбираться с андижанскими "заговорщиками"

В Узбекистане начались новые судебные процессы над лицами, которые могут быть причастны к событиям в городе Андижан 13 мая прошлого года. По данным международных организаций, на сегодняшний день осуждено уже около 180 человек.


По официальным данным, в ходе андижанских событий погибло примерно 200 человек. Правозащитные организаций называют более высокие цифры - более 700 убитых. Официальный Ташкент заявляет, что судебные процессы соответствуют всем международным нормам. Судить об этом трудно – независимые наблюдатели и представители зарубежных СМИ допускаются лишь на отдельные заседания – якобы для защиты государственных секретов и обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей.


Директор отделения организации Human Rights Watch в Ташкенте Андреа Беаг (она сейчас находится в Нью-Йорке) рассказывает, что составить объективное впечатление о ходе судебных разбирательств просто невозможно.


"После первого процесса, который начался в Верховном суде 20 сентября и закончился 14 ноября, все остальные шли закрытыми. Об этих процессах мы узнали, когда они уже начинались. Мы позже туда ездили. Адвокатов привезли на автобусе и судью тоже из Ташкента привезли на машине. Военные окружали здание суда и нас туда не пускали.


14 декабря начались шесть или семь процессов в Чирчике, мы туда ездили, потому что среди обвиняемых было много ташкентцев. Родственники стояли около здания суда и их не пропускали. В основном это были женщины, и милиция и военные, которые этот район окружали, говорили им, что проходить внутрь нельзя, потому что там много мужчин и узбекские традиции запрещают мужчинам и женщинам сидеть так близко. Это только один из пунктов, который показывает, что это не открытые процессы. Мы считаем, что международные стандарты там нарушаются".


Андреа Беаг отмечает, что многие судебные процессы специально переносятся в провинциальные города – чтобы наблюдателям было труднее туда добраться.


Сотрудник Узбекской службы Радио Свобода Тургунбек, внимательно следящий за судами по "андижанскому делу", рассказал о новом процессе, начавшемся во вторник - над руководителем правозащитной группы «Апелляция» Саиджахоном Зайнобитдиновым. Правозащитник был арестован 21 мая, ему не позволяют видеться с родственниками. О начале процесса можно судить по косвенным данным – сын Зайнобитдинова видел в прокуратуре документ, где говорилось о дате суда над отцом.


Тургунбеку известно еще о двух закрытых процессах, начавшихся недавно. Один из них ведется в отношении пяти членов оппозиционной партии «Бирлик»: "У них тоже закрытый суд. Как нам сообщили, здание суда блокировано за 100-150 метров, милиция не пускает даже родственников. Семьям этих людей не сообщали, что суд идет. Я разговаривал с заместителем председателя партии, он сказал, что не надо записывать его голос. Я чувствовал, что он боится. Его посадили, где-то шесть месяцев он сидел, но по здоровью отпустили".


Представитель Human Rights Watch Андреа Беаг считает, что о замыслах организаторов процессов можно судить из последнего слова обвиняемых (зачастую они же являются единственной официальной информацией о судах): "Они все обратились к молодежи Узбекистана с призывом не принимать участия в подобных "террористических актах", не заниматься религиозными вопросами, уважать своих родителей. Трое обвиняемых [также] сказали, что люди, которые убежали из Узбекистана, должны вернуться, что там будут нормальные процессы, и они не должны бояться".


Отчаявшись найти справедливость в своей стране, группа узбекских беженцев обратились к федеральному прокурору Германии с жалобой на бывшего министра внутренних дел Узбекистана Зокирджона Алматова. Министр ушел в отставку по состоянию здоровья, получил правительственную награду и отправился в Германию на лечение.


Беженцы попросили возбудить уголовное дело против Алматова за причастность к пыткам отдельных узбекских граждан, а также преступлениям против человечности в связи с массовым убийством мирных жителей в Андижане. Для возбуждения международного дела по последнему пункту даже не требуется присутствия Алматова в Германии.


Эксперт правозащитной организации Human Rights Watch Асасия Шилдс рассказала РС, что просьба беженцев по-прежнему находится в ведомстве федерального прокурора, которое решает, давать ли ей ход.


Жалобу поддержал специальный представитель ООН по предотвращению пыток Манфред Новак. Новак напомнил германским властям, что Комиссия ООН по правам человека в июле прошлого года признала, что во время событий в Андижане узбекские службы безопасности совершили массовые нарушения прав человека. Асасия Шилдс признает, что германское законодательство особенно благоприятствует подаче обращений подобного рода.


Лицам из окружения президента Узбекистана Ислама Каримова запрещен въезд в страны Евросоюза. Но Германия сделала исключение для Алматова - в немецком законодательстве есть ссылка, позволяющая поступать так, если речь идет о здоровье человека, а Алматов прилетел в Германию лечиться от рака. Эта поправка, разъясняет Асасия Шилдс, никак не влияет на ситуацию: бывший министр не получает иммунитета от уголовного преследования, и в отношении него все равно может быть возбуждено уголовное дело.


XS
SM
MD
LG