Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В одном из блогов попалось такое мнение: если бы войну выиграла Конфедерация южных штатов, ее началом считалось бы не нападение южан на форт Самтер в апреле 1861 года, а захват северянами арсенала в Харперс-Ферри в октябре 1859.

Возможно. Но в гражданской войне не бывает победителя. От того, "кто первый начал", сумма не меняется.

И нет в ней ни правых, ни виноватых. Когда потомки конфедератов говорят: "война была не из-за рабства, а за право на отделение", это разговор о поводе к войне, а не о ее причинах. А отделиться-то южные штаты почему захотели?

Многие американские историки-афроамериканцы считают, что победа североамериканских колоний в Войне за независимость задержала освобождение рабов по меньшей мере на поколение. Ведь Англия еще в 1807 году запретила работорговлю, и не просто запретила, а направила на борьбу с ней свой самый могучий в мире военный флот.

Но дело в том, что работорговля была бы запрещена и независимой Америкой. Рабский труд перестал быть рентабельным после того, как английская текстильная промышленность отказалась от импорта американского индиго – главной сельскохозяйственной культуры южных штатов того времени. Экономика этих штатов пришла в упадок, цены на рабов стремительно падали. Общественное мнение явно склонялось к отказу от рабства. Выходом мог бы стать переход на возделывание хлопка, но сорт коротковолокнистого хлопчатника, пригодного для выращивания на американском Юге, был труден в обработке: его клейкие семена с трудом отделялись от волокон.

Технологическую революцию совершил изобретатель Эли Уитни – он придумал коттон-джин, хитроумную хлопкоочистительную машину. И рабский труд снова стал высокорентабельным. А потом американцы украли секреты у английских текстильщиков, и у Америки появилась собственная текстильная промышленность. Наступил экономический расцвет уже не только Юга, но и Новой Англии. К 1830 году доля США в мировом производстве хлопка составила половину, еще через 20 лет – 70 процентов. Когда с началом Гражданской войны Линкольн блокировал морские порты Юга, и в Англии начался "хлопковый голод", английский бизнес тайно поддерживал южан.

Так что не стоит идеализировать позицию аболиционистов. От плодов рабства вкусил и Север. Запрещая у себя рабство, многие северяне попросту продавали своих рабов на Юг – как мисс Уотсон из "Приключений Гекльберри Финна", собиравшаяся продать негра Джима в Луизиану: "Ей бы не хотелось, но только за меня дают восемьсот долларов, а против такой кучи денег где же устоять!" Действие романа происходит примерно за 40 лет до Гражданской войны. В предвоенном 1860 году пригодный для работы на плантации раб-мужчина стоил уже две тысячи. По нынешнему курсу это почти 50 тысяч долларов.

Освобождая рабов, американцы ожидали, что они вернутся в Африку и всячески содействовали им в этом. За полвека вернулось 13 тысяч человек. Остальные потребовали равных прав. Тогда появилась казавшаяся верхом справедливости концепция сегрегации – "раздельные, но равные", просуществовавшая до начала 60-х годов прошлого века.

В 1858 году Линкольн избирался в Сенат. На съезде республиканцев Иллинойса он произнес знаменитую речь, которая вошла в анналы под заголовком "Дом разделенный". Ее ключевая фраза – цитата из Евангелия от Матфея: "Дом, разделившийся сам в себе, не устоит" (Мф., 12:25). "Наше государство, - сказал Линкольн, - не сможет постоянно быть наполовину рабовладельческим, наполовину свободным. Я не жду того, что Союз будет распущен, и не жду того, что дом падёт, но чего я действительно жду так это того, что дом прекратит быть разделённым. Он станет либо единым, либо совсем другим".

Дом стал другим, но остался разделенным. Начинается очередная избирательная кампания, и мы снова видим карту "синих" и "красных" штатов, а штаты, где возможна победа и демократа, и республиканца, называются фронтовыми. Именно они решают, кто будет очередным президентом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG