Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Наши чиновники – ребята, в общем-то, не сложно устроенные. В основном это жена, в крайнем случае – мама-пенсионерка, на которую записываются участки, автомобили, квартиры. Просто те, кто должен следить за этим, заняты тем же – они набивают свой карман"


"Машина - на имя жены, дача - на мое имя... У тебя ничего нет! Ты - голодранец!". Фраза и фильма "Берегись автомобиля" режиссера Эльдара Рязанова, Мосфильм, 1966 год

"Машина - на имя жены, дача - на мое имя... У тебя ничего нет! Ты - голодранец!". Фраза и фильма "Берегись автомобиля" режиссера Эльдара Рязанова, Мосфильм, 1966 год

Елена Рыковцева: Анекдот из «Комсомольской правды»: «В России нередки случаи, когда крупные чиновники, заполнявшие свои декларации о доходах, умирали от смеха». В самом деле. Вот уже второй год подряд российские газеты устраивают нам в апреле «дни смеха», когда публикуют на своих страницах таблицы-декларации высших российских государственных чинов. Те смеются, заполняя, мы хохочем, читая. И никому, таким образом, не обидно.

В эти декларации никто не верит. Те, кто их заполняет, не верят, потому что точно знают правду, а те, кто их читает, не верят, потому что подозревают, что правды в них нет. Если какой-нибудь, допустим, Дмитрий Козак декларирует один автомобиль на семью, народ обязательно заподозрит, что на самом деле у него восемь. А когда Игорь Шувалов декларирует восемь, люди скажут: наверняка там все двадцать. Тем не менее, год из года мы продолжаем играть в эту игру, они заполняют декларации – мы это обсуждаем. В этой игре принимают участие даже такие серьезные издания, как журнал «КоммерсантЪ - Деньги», главный редактор которого, Сергей Яковлев, сегодня у нас в гостях. На обложке последнего номера журнала написано «Декорация доходов. Как чиновникам удается тратить больше, чем зарабатывать». А мы спрашиваем слушателей: видите ли вы, тем не менее, смысл вот в этой инициативе Дмитрия Медведева, который заставил всех гос.чиновников обнародовать свои доходы?

Итак, Левада-Центр провел опрос: 78% россиян считают, что чиновники задекларировали небольшую или даже ничтожную часть своей собственности и активов. Декларациям не доверяют 70% респондентов. Сергей, вы хотя бы каким-то декларациям верите?

Сергей Яковлев: Я себя отношу к тому большинству, которое не верит этим декларациям.

Елена Рыковцева: А есть какие-то любимые чиновники, министры...

Сергей Яковлев: Нет. Я ко всем чиновникам отношусь одинаково ровно, и каких-то любимых или нелюбимых у меня нет. Они все чиновники, и всем им я не верю.

Елена Рыковцева: Итак, «мы не верим», тем не менее, таблицы эти печатаются. Зачем?

Сергей Яковлев: Вы начали с того, что поставили вопрос: правильно или неправильно то, что Медведев такую инициативу...

Елена Рыковцева: Нет, не так. Она правильная, конечно. Но есть ли в ней смысл?

Сергей Яковлев: Смысл, несомненно, есть. Хотя бы потому, что, заполняя такую декларацию, умрет или не умрет от хохота сам декларант, но все-таки его секретариату нужно это сделать. Ведь все заполняющие эти декларации понимают, что «придется опять соврать». Все равно какая-то маленькая эмоциональная неприятность в этом есть. Ну, я сейчас как бы несерьезно говорю.

Елена Рыковцева: А я серьезно это воспринимаю. Хотя бы психологический дискомфорт это им доставляет.

Сергей Яковлев: Хотя многие наши чиновники ни по какому поводу неудобств не испытывают. Но это все вопросы чистой психологии, и это не имеют большого значения.

А то, что без этого этапа – без этих деклараций, в которые мы в массе своей не верим, невозможно перейти к следующему этапу – декларации о расходовании средств человеком, - вот это сейчас самое важное. И нужно добиваться, чтобы те люди, которые находятся при власти, при должностях, заполняли и декларации о расходах. Но начинать нужно было, конечно, с этого цирка.

Елена Рыковцева: Путин, вроде бы, дает отмашку. Я читаю, что он поручает своему заместителю Вячеславу Володину подготовить поправки в законодательство для введения декларирования расходов депутатов и чиновников. Уже 15 лет дают такую отмашку.

Сергей Яковлев: 15 лет как инициатива такая была выдвинута. Причем надо помнить, что первым об этом заговорил Борис Немцов в далеком 97-ом году.

Елена Рыковцева: Но теперь об этом Владимир Путин говорит Вячеславу Володину. Мы должны в это верить или это какой-то предвыборный ход?

Сергей Яковлев: Мы, конечно, не должны верить ничему, во всяком случае, пока это все находится на уровне слов, пожеланий и того, что нам показывают в телевизоре. Посмотрим. Если это действительно выльется в изменение законов, значит, будем получать через какое-то время декларации о расходах. Либо опять все это спустится на тормозах, и мы, если будем живы, через 15 лет скажем: а вот еще 30 лет назад такая инициатива в нашей стране высказывалась.

Елена Рыковцева: А от чего зависит, будет ли принята поправка в законодательство? Как вы считаете, кто может дать такую отмашку – лично Путин, лично Медведев?

Сергей Яковлев: Ситуация такая, что говорить о каком-то личном волеизъявлении премьера или президента в данном вопросе недостаточно. Потому что очень серьезные финансовые интересы очень большой группы людей, таким образом, задеваются. В данном случае что Медведев, что Путин, они, конечно же, в этом своем решении являются заложниками ситуации, которую, в общем, сами и создали.

Елена Рыковцева: Давайте попробуем разобраться с тем, что предъявлено нам в этом году. Мы и в прошлом году замечали, и в этом, что есть удивительные жены, супруги чиновников, которые получают замечательные деньги. Сначала я читаю по «Комсомольской правде»: «Многие жены высокопоставленных чиновников обставили своих супругов в разы. Удивительный талант бизнесвумен второй год подряд демонстрирует супруга первого вице-премьера Игоря Шувалова. В прошлом году она отчиталась о почти 642 миллионах рублей дохода. А сейчас выяснилось, что и 2010-й в сфере заработков оказался весьма впечатляющ, хотя и не так успешен - 372,9 миллиона рублей. Это весьма неплохо по сравнению с заработком самого Шувалова - 14,6 миллиона. Помощник президента Аркадий Дворкович заработал 3,8 миллиона рублей, а его жена – 41 миллион. Больше мужа принесла денег в семью и супруга полпреда в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина. Его доход составил 23 миллиона рублей, а ее - 93 миллиона».

«Ведомости» пишут: «Жена первого замруководителя администрации Владислава Суркова Наталья Дубовицкая получила 85 миллионов рублей, годом ранее - 56 миллионов рублей. Происхождение денег неизвестно: в приемной Суркова сказали, что его нет на месте и получить разъяснения невозможно. Ранее сообщалось, что Дубовицкая является акционером двух заводов по производству крахмалопродуктов». Мы в прошлом году пытались разбираться, откуда деньги у Натальи Дубовицкой, вот год прошел, но официальной реакции пока нет. Доход семьи министра Шойгу резко вырос - с 6,4 миллиона до 59 миллионов рублей благодаря жене министра, чье благосостояние увеличилось с 3,3 миллиона рублей до 54,6 миллиона рублей. Успешным 2010 год стал и для семьи вице-премьера Дмитрия Козака. Его супруга в минувшем году увеличила доходы почти в пять раз - 16,6 миллиона рублей».

Хорошие деньги получают эти женщины деловые, замечательные, видимо, талантливые. Причем получается обратная пропорция: доходы супругов падают, а доходы их жен растут. Сергей, о чем это говорит, на ваш взгляд?

Сергей Яковлев: Мне кажется, что в первую очередь это говорит о том, что это крайне талантливые женщины. Московский экс-мэр Юрий Лужков, как мы помним, неоднократно подчеркивал, да и Елена Батурина об этом говорила: если бы не высокое положение ее мужа, которое связывает ей руки, то она еще больше успехов добилась бы в бизнесе.

Елена Рыковцева: Кстати, теперь появилась экспериментальная возможность проверить эту фразу. Вот он не мэр, а она потеряла 2 миллиарда, как посчитали недавно иностранные коллеги. Ее состояние уменьшилось вдвое, а не увеличилось. Так что это заблуждение, как выясняется.

Сергей Яковлев: Да, было посчитано, что с октября Лужков уже не мэр, а состояние уменьшилось, если я не ошибаюсь, на 1,7 миллиарда – значит, во столько можно оценить административный ресурс Юрия Лужкова. Но она именно бизнесом занималась. А это, наверное, совсем талантливые леди, потому что, не занимаясь бизнесом, им удается зарабатывать много больше иных деловых людей и предпринимателей.

Елена Рыковцева: А могут журналисты выяснить, как им это удается? Открыть секрет для других женщин.

Сергей Яковлев: Форма деклараций составлена таким образом, что декларант не обязан называть точные места, где лежат эти деньги, которые приносят такой доход. Наверное, многие граждане России хотели бы это знать. Во многих декларациях, как у жены Шувалова, указано, что это доходы от размещения в ценных бумагах средств семейного фонда, сформированного до поступления на госслужбу в 97-ом году. Хотелось бы узнать, что же это за ценные бумаги такие. Куча аналитиков работает, советуют гражданам, увлекающимся биржевой игрой, какие акции покупать, какие продавать, в какие банки нести. А здесь у людей какие-то чудовищные проценты, где-то они капают. Если бы в декларациях указывалось, в каких банках лежат эти сбережения, в какие бумаги вложены...

Елена Рыковцева: Тогда мы бы не смеялись, а бежали бы в этот банк. Эти декларации стали бы руководством-путеводителем для граждан.

Сергей Яковлев: Да, руководством к действию. Граждане могли бы и свои несколько тысяч рублей (или долларов) понести в хорошее место. Но, к сожалению, декларации составлены таким образом, что не обязан человек, заполняющий ее, указывать место, где хранятся его авуары. И нам остается только поверить на слово и цифре.

Елена Рыковцева: Журналисты, получив декларации, начинают приставать к чиновникам: откуда у вашей жены такие деньги? А он обязан отвечать на такие вопросы или нет?

Сергей Яковлев: Если чиновник заполнил документ, пустографку декларации... Я еще раз говорю, сама декларация не предъявляет большего, чем они в ней пишут. На вопросы «где?» и «откуда?» он может сказать: «Заполнены все строчки и столбцы декларации. Я на все вопросы, на которые должен был ответить, ответил. Остальные вопросы лишние».

Елена Рыковцева: То есть откуда денежки у женщин – останется для нас тайной?

Сергей Яковлев: Пока будут такие декларации – да.

Елена Рыковцева: Мне стало обидно за Дмитрия Медведева, почему его зарплата ниже, чем зарплата других сотрудников администрации? Всего три миллиона рублей за год. Сергей, как вы считаете, это разумный подход – так начислять зарплату главе государства?

Сергей Яковлев: Это удивительное, хотя и формальное обстоятельство. Получается, что есть должности, где зарплата выше, чем у первого лица государства. Это, по меньшей мере, странно.

Елена Рыковцева: Роза пишет: «Надо устроить рейтинг чиновников, кто больше врет в своих декларациях. На первом месте безоговорочно стоял бы Лужков, у которого нет ни квартиры, ни машины. На втором месте – конечно, Путин. Медведев явно на третьем месте, у которого две квартиры, а у жены нет ничего, даже доходов». Да, газеты подметили, что у бедной Светланы, жены Медведева, было 7,5 тысяч рублей на счете, а теперь появилось три счета, но все пустые.

Сергей Яковлев: Все по-честному, действительно, у нее доходов нет. И потрачено последнее, что лежало на сберкнижке.

Елена Рыковцева: Я очень рада за жену Владимира Путина Людмилу, у которой было 500 рублей доходов в прошлом году, а в этом – уже 127 тысяч рублей. Все-таки уже какие-то деньги.

«Нельзя ли вашему изданию выступить с инициативой об уголовной или административной ответственности за представление ложных деклараций о доходах? Так, чтобы чиновники испытывали меру ответственности при их представлении», - спрашивает Алла Павловна. В вашем материале указано, что Юрий Чайка отчитался Дмитрию Медведеву о 41 тысяче выявленных нарушений в декларациях за прошлый год. Спасибо, что проверили декларации – это уже хорошо.

Сергей Яковлев: Ведомство Юрия Чайки день и ночь работает: выявлено, наказан Виктор Гайдуков. А это у нас генерал-майор.

Елена Рыковцева: Из 41 тысячи нарушителей...

Сергей Яковлев: Да, один генерал-майор. Идет работа денно и нощно.

Первые чиновники страны на слуху, они появляются в телевизоре, о них все время говорят, к ним приковано внимание. А на самом деле то, что может быть несоответствие в уровне доходов и расходов у президента, премьера и прочих, - это все цветочки по сравнению с тем, что творится в тех декларациях, с которыми работает генпрокурор. А это сотни тысяч чиновников, работников правоохранительных органов и так далее. Вот там на несколько порядков выявляются несоответствия.

Приведу в пример некий комментарий в Интернете: «Моему знакомому из ФСБ, фамилию он не называет, два года назад должность в конторе обошлась в 1,5 миллиона «зелени».

Елена Рыковцева: В конторе – это в ФСБ?

Сергей Яковлев: Да. Своих не хватало. Все друзья, знакомые, родственники скинулись. Устроился. И за полгода рассчитался.

Елена Рыковцева: Отбил.

Сергей Яковлев: Отбил, наверное, больше, потому что за полгода даже долги отдал. Вот такое творится в правоохранительных органах.

Елена Рыковцева: Вот куда нужно вкладываться – в государственные должности!

Сергей Яковлев: Как давно уже говорят очень многие знакомые бизнесмены: смысла заниматься бизнесом в этой стране все меньше и меньше. Потому что есть, предположим, такие правоохранительные органы, которые зарабатывают больше многих бизнесменов, мешая им заниматься бизнесом. Они могут с ними все что угодно сделать. Вот эти места сейчас в России приносят очень большие деньги.

Есть ресурс в Интернете «Остановить неприкасаемых», который следит за широким кругом людей, связанных с делом Магнитского и группы «Hermitage». И там фиксируются расхождения между декларациями, которые подают эти люди, а они либо работники правоохранительных органов, либо работники налоговых инспекций, и их расходами. Есть один пример официально поданной декларации. Один из членов семьи работает в налоговой инспекции. Доход на семью в долларовом эквиваленте – 38 с небольшим тысяч долларов США. За это же время эта семья приобрела активов в России и за рубежом на 39 без малого миллионов долларов.

Елена Рыковцева: А не было в декларации, например, доходов его жены в размере 40 миллионов долларов в год?

Сергей Яковлев: Нет. Еще раз, это общий доход семьи, жена плюс муж – около 40 тысяч долларов, миллион с небольшим рублей. Приобретается за этот же период имущество, начиная от автомобиля, какого-нибудь простого «Мерседеса», заканчивая виллой в Дубаи, на общую сумму 39 миллионов долларов.

Елена Рыковцева: И это можно проследить. Если кто-то этим занимается - это возможно, это реально.

Сергей Яковлев: Вот эта 41 тысяча – это только выявленных. Многое прошло мимо ведомства Чайки. И это десятки тысяч людей, которые имеют какой-то официальный доход, они имеют должности, звездочки на погонах и так далее, и вот такие у них расходы. И мы даже не представляем себе, сколько таких людей по стране.

Елена Рыковцева: Юрий из Москвы, здравствуйте. Юрий, мы продолжаем печатать и обсуждать эти декларации или никакого смысла нет?

Слушатель: Здравствуйте. Это надо делать. Но это надо делать не так. История с господином Юсуфовым многое показала, да и со всеми чиновниками из правительства и их женами, что семейный бизнес процветает. А как выявить разницу в доходах и расходах – это, наверное, технический шаг, но он должен делаться.

Сергей Яковлев: Юсуфов – это человек, который недавно потерял должность в администрации президента как бы в связи с тем, что его сын купил 19-процентный пакет «Банка Москвы» у Андрея Бородина. То есть бенефициаром был Бородин, покупателем был сын Юсуфова. А Юсуфов не так долго был министром, если я не ошибаюсь, топлива и энергетики, а с 2006 года, по-моему, тихо сидел в администрации президента.

Елена Рыковцева: Но пострадал-то только потому, что мальчик не у того купил. Надо было покупать у того.

Сергей Яковлев: Нет, я думаю, что слово «пострадал» неверное. Совершенно не пострадал, я вас уверяю. Это не мальчик, а молодой человек, с вполне сложившейся деловой судьбой, он купил и у кого надо, и видимо, все там согласовано. Подробностей мы не знаем. Но я вас уверяю, такие люди просто так ничего не делают, все было договорено. Может быть, потеря этой должности входила в пакетное соглашение.

Елена Рыковцева: Сергей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У музыкантов есть термин «чаевые». Вот на эти не учтенные чаевые в 70-ые годы, я думаю, многие музыканты купили квартиры, машины. Чиновник получает чаевые. Он не ворует, это – чаевые. Как относиться к этому?

Сергей Яковлев: Идея эта старая. Мне кажется, еще в 91-ом году Гавриил Харитонович Попов предлагал узаконить взятки. Это превратилось бы в какие-то чаевые для чиновников. Мне кажется, здесь вот какое главное отличие. Музыкант получает чаевые после того, как он отработал обязательную программу, какой-то свой концертный сет, а дальше к нему подходят посетители ресторана - и он выполняет пожелания, а за это ему платят. В принципе, он мог бы после своей стандартной программы... если он не в настроении или он еще куда-то спешит, он ничего не будет играть, уйдет, и никаких чаевых не получит. Чиновник, вообще-то, получает за свою работу положенную ему зарплату, а все остальное, что вы называете чаевыми, - это называется взяткой и карается Уголовным кодексом. Поэтому я бы не сравнивал наших кабинетных кудесников с мастерами смычка и струны.

Елена Рыковцева: Мы говорили сейчас о тех расходах, которые можно контролировать, и людям из этой организации «Остановить неприкасаемых», которую вы назвали, как-то это удается. Но существуют же расходы нематериального свойства – казино, рестораны, отели. Я помню, что одна известная светская журналистка не так давно в своем «Живом журнале» написала, что в казино в Монако она регулярно застает одну супружескую пару. Он и она работают российскими министрами. Как это контролировать? Вот она нам даже фотографию представила. И что? Мы не знаем, сколько они потратили в этом казино, может быть, они спустили всю социальную часть своего семейного бюджета, может, нет. Кто это проверит?

Сергей Яковлев: Если бы в какой-либо другой стране, в круг которых Россия постоянно хочет войти, с которыми усилиями Путина и Медведева хочет установить безвизовые отношения (только этим странам этого не надо), появилась бы фотография, предположим, министра, проводящего время в казино на территории другого государства, я думаю, этому министру неминуемо пришлось бы подать в отставку.

Елена Рыковцева: То есть декларация о расходах уже бы не понадобилась.

Сергей Яковлев: А у нас нет такой традиции. Министры сохраняют свои места практически после любых действий, которые возмущают общество. И потерять свое место министр у нас может, только если он где-то что-то не то сказал или недолизал своему патрону – вот из-за этого у нас теряют места. А то, что министр повел себя непрофессионально или по-человечески возмутительно, недопустимо, не является в нашей стране основанием ни для него подать в отставку – это просто нонсенс, ни даже для его начальника освободиться от этого министра. Круговая порука. Они все между собой повязаны. У них куча пересечений, они все заняты одним делом. И уверяю вас, что главное дело – это не служба стране, у них другое главное дело.

Елена Рыковцева: Понятно. Значит, что касается нематериальной части расходов, то здесь, скорее, другая история – не деклараций, а отставок, по идее. Если чиновника застают за разбрасыванием денег в ресторанах, в отелях или в казино, то по-хорошему его надо уволить, а не заставлять все эти расходы вписывать в свою декларацию.

Геннадий из Кингисеппа, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Декларация о доходах нужна. Но и декларация о расходах тоже необходима для того, чтобы хотя бы узнать лучше, насколько лживы и неискренни власти предержащие по отношению к своим подданным. И цель в какой-то степени достигнута. А вопрос такой. Что это за статья номер 20 международного документа о решении проблем коррупции, которую уж очень не желают ратифицировать наши законодатели и исполнительная власть?

Сергей Яковлев: Слушатель имеет в виду пункт 20 Конвенции ООН против коррупции. В нашей стране принята эта конвенция, но не подписаны три пункта. И 20 пункт – это и есть камень преткновения. Согласно именно этому пункту должен вестись учет расходов чиновников. Иначе мы получаем только половину задачи, а вторая половина – нам не дан ряд условий, и задачу решить при нынешней ситуации, когда не вся конвенция подписана, просто невозможно. Поэтому нам остается только смотреть на это все, даже на эти цифры, разводить руками и говорить: «Ну, ребята, вы, наверное, врете».

Елена Рыковцева: Владимир из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Все телодвижения «слуг» наших будут иметь смысл только в том случае, если государство под названием «Россия» станет открытым. Но пока это очень закрытое государство. Есть понятие «подставное лицо», и это явление сейчас поразило Россию. Я вам простой пример приведу. Частное охранное предприятие. Если мы начнем копать, то из пяти организаций две возглавляют женщины. Когда мы разбираемся дальше, то эти женщины оказываются женами генералов МВД, ФСБ. В этом весь смысл. Поэтому борьба с этим бесполезна, пока мы закрыты. А закрыты мы даже хуже, чем Советский Союз. Запад сейчас выстраивает «железный занавес» от нас, а не мы от него.

Елена Рыковцева: Владимир, вы подняли очень хорошую тему. Ведь только у нескольких представителей большой власти обнаружилась зарубежная собственность – у Александра Хлопонина, у Александра Авдеева, который был министром культуры и много лет проработал во Франции, ну, это логично, и у жены помощника президента Сергея Приходько, что тоже можно объяснить прошлой жизнью. Больше нет ни у кого зарубежной собственности.

Сергей Яковлев: Обратите внимание, мы все время говорим о людях, которые находятся на самой вершине властной пирамиды. Если умножить количество среднего звена исполнителей, чиновников на те суммы, которыми они ворочают, - это даже трудно сравнить. И вот там зарубежная недвижимость в очень больших количествах. И вот эти русские, как на Западе говорят, скупают на таком-то побережье.

И насчет подставных лиц. Наши чиновники или представители правоохранительных органов – ребята, в общем-то, не сложно устроенные. В основном это жена, в крайнем случае – мама-пенсионерка, на которую записываются участки, автомобили, квартиры. При малейшем желании это вскрывается мгновенно. Люди, которые занимаются этим не за зарплату, а исключительно из каких-то своих гражданских побуждений, раскапывают все это. В Интернете, на сайтах можно найти и копии деклараций, и свидетельства о собственности, свидетельства на транспортные средства – все это есть. Просто тем правоохранительным органам, которые должны следить за этим, им не до этого, потому что они заняты тем же – они набивают свой карман.

Елена Рыковцева: Николай пишет: «Смехотворная кампания по заработкам госчинуш и их жен провозглашена для дешевого пиара на сверхдоходные заработки. При этом у них забыли спросить, за что им заплачены эти миллионы». У них спрашивают, но они не отвечают.

Пишет Олег К.: «Декларации имеют смысл только при наличии свободных СМИ и реальных политических соперников». СМИ достаточно свободны в том, чтобы проанализировать декларации...

Сергей Яковлев: Мы - абсолютно свободное СМИ, мы берем эти декларации и анализируем. Но информации, которую обязывают сдавать чиновника, недостаточно для того, чтобы провести полный анализ.

Елена Рыковцева: «Хорошо, что публикуют данные о доходах. Мы хотя бы видим разницу между нами и управляющими Россией. Это лучше, чем полная молчанка». Я согласна с этим сообщением.

«Инициатива Медведева не нова, - пишет слушательница Савельева, - во всех цивилизованных странах чиновники отчитываются о доходах».

Сергей Яковлев: И о расходах тоже.

Елена Рыковцева: В том-то и дело. «Российские чиновники лишены элементарной гордости и чувства собственного достоинства. Декларации признают на всю страну, что они альфонсы, живущие за счет женщин. Какой позор!», - возмущается Александр.

Сергей Яковлев: Мне кажется, это какой-то сексистский подход, а на самом деле должно быть полное равноправие в семье.

Елена Рыковцева: Я прочитаю о зарубежном опыте по газете «Ведомости»: «В Сингапуре по суду изымают всю собственность чиновника, происхождение которой он не может объяснить. Несоответствие богатства жалованию - повод для разбирательства, недостоверные данные - для увольнения. В Японии чиновник отчитывается раз в квартал, если получает доход свыше 5000 иен из других источников». 5 тысяч иен – это, по-моему, какие-то копейки, чуть ли не 500 долларов.

Сергей Яковлев: Это меньше 50 долларов.

Елена Рыковцева: «Виртуальная декларация о доходах – это примерно то же самое, что проводимые в стране выборы», - пишет Сергей.

Павел из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Эти декларации – мертвому припарки. Дон Корлеоне и его дети. Вот сейчас была встреча медработников, говорил Рошаль. Это же бандитская «стрелка». Рошаль же знает все. Он пытается что-то в этой ситуации сделать людям.

Елена Рыковцева: А Дмитрий Анатольевич собирает декларации хотя бы.

Сергей Яковлев: То, что сказал Рошаль, вызвало такую реакцию со стороны Минздравсоцразвития...

Елена Рыковцева: И на этой реакции мы завершим «Час прессы» на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG