Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполняется месяц с начала международной военной операции в Ливии.

Результатов она пока не принесла, хотя бы, на первый взгляд: полковник Каддафи не свергнут, гражданская война продолжается, о тяжелейшей гуманитарной ситуации в городе Мисурата пишут все западные медиа. С другой стороны, все-таки, следует подчеркнуть: если бы не западные авиаудары по правительственным силам, Каддафи почти наверняка удалось бы подавить возмущение. В общем, перед Западом (который не является в этом вопросе единым) стоит тяжелейший выбор: то ли продолжать исключительно воздушную операцию, то ли расширить вмешательство в ливийские дела и начать наземные действия. И у одной, и у другой точки зрения есть свои сторонники; в сегодняшнем номере британской газеты «Таймс» свою совершенно недвусмысленную позицию высказывает бывший министр иностранных дел Соединенного Королевства лорд Оуэн. Его текст публикуется в разделе «Мнений и комментариев»:

«Когда 21 февраля я впервые выступил за введение бесполетной зоны над Ливией – чтобы защитить гражданское население от превосходящих сил режима Каддафи, силы освобождения контролировали большинство городов средиземноморского побережья страны, кроме Триполи. Медленно и беспощадно силы полковника Каддафи начали отвоевывать территорию – в то время, пока весь мир пребывал в ожидании. Многие выступали даже против введения бесполетной зоны, но когда в то время Бенгази был осажден правительственными войсками и когда Лига арабских государств призвала Запад вмешаться, ООН 17 марта выпустила резолюцию и французские самолеты предотвратили превращение Бенгази в зону ожесточенных боев. После чего последовал успешный удар американских крылатых ракет по главным военным целям Каддафи.
Почти все, кроме самого Каддафи, решили, что игра для него закончена, но он же не просто так правил Ливией более сорока лет. В конце концов, это человек, который пережил – во времена президента Рональда Рейгана – воздушный удар по своей штаб-квартире. Да, он был удивлен, что Китай и Россия не наложили вето на решение об авиаоперации против него. Но Каддафи заметил двусмысленность и слабость резолюции 1973 и – одновременно с началом пропагандистской кампании – перегруппировал свои силы»

Этот небесполезный очерк новейшей истории Дэвид Оуэн продолжает до сегодняшнего дня, отмечая, в частности, недостаточную подготовку ВВС и ВМС Британии и Франции к дальнейшей воздушной операции. Вывод бывшего министра иностранных дел прост: надо переходить к наземным действиям, иначе время будет упущено безвозвратно:

«Мисурата вот-вот падет перед армией Каддафи. Для Франции и Британии пришло время вернуться к обсуждению в ООН резолюции, которая объявила бы этот город безопасной зоной и дала бы мандат на размещение там французских и британских военных – от имени ООН, а не НАТО… Там должна быть установлена четкая демаркационная зона шириной в 25 миль, которую не могут пересекать войска Каддафи – но и франко-британские силы не должны выдвигаться за ее пределы».

В завершение своего комментария лорд Оуэн еще раз призывает принять соответствующую резолюцию в самые ближайшие дни.

Другая горячая африканская международная тема – Нигерия. Здесь только что прошли президентские выборы, на которых победил действующий президент Гудлак Джонатан. На севере страны вспыхнули беспорядки, которые связывают с именем местного генерала Бухари, бывшего нигерийского диктатора. Ситуация там достаточно серьезная, Нигерия вполне может пополнить список африканских государств, где идут долгие и кровавые гражданские войны. В газете «Гардиан» - редакционный комментарий на эту тему. Там говорится, что Гудлак сделал многое, пытаясь доказать собственному народу и всему миру искренность своих намерений провести честные выборы – в частности, назначил главой центральной избирательной комиссии известного и уважаемого ученого Аттахиру Джега – но он не учел, что главная в стране Народно-демократическая партия исходит в своей деятельности из строгого разделения страны на зоны по этническому и религиозному принципу:

«Это совсем не демократично, но это сохраняло этнический мир и придавало ситуации предсказуемости. Согласно неформальному соглашению, президентом на два срока по очереди становились представители мусульманского севера, и христианско-языческого юга. «Северный президент» должен был оставаться у власти до 2015 года и после смерти главы государства Умару Джарадуа «южный» вице-президент Гудлак должен был уйти после того, как завершил срок полномочий вместо своего покойного предшественника. Он не сделал этого, победив во внутрипартийной борьбе за номинацию на пост главы государства «северного кандидата», другого бывшего вице-президента Атику Абубакара».

Такие вот сложности нигерийской политики. Будем надеяться, что они останутся важными только для специалистов, а беспорядки на севере страны не превратятся в нечто большее, заставив весь мир изучать особенности этнической политики Народно-демократической партии Нигерии.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG