Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Кирилл Кобрин: О Костромской области. Из любопытных местных новостей – сообщение в газете "Крестьянские ведомости": "Губернатор Костромской области Игорь Слюняев направил обращение первому заместителю Председателя Правительства России Виктору Зубкову, в котором выражена надежда на ужесточение мер таможенно-тарифного регулирования ввоза в страну продуктов сыроделия из-за рубежа.
Речь идет об увеличении на 40 - 60% таможенных пошлин на ввоз в Россию продукции сыроделия, сообщает пресс-служба главы региона.
"Такое ужесточение мер позволит российским предприятиям увеличить объемы производства и сбыта сыров, укрепить свое экономическое положение, провести техническую модернизацию производства, снизить риски товаропроизводителей, что будет способствовать установлению справедливых цен на отечественные сыры", - говорится в письме.
В пояснительной записке к этому сообщению подчеркивается, что сегодня на территории региона действует 9 сыродельных предприятий, которые за последние два года снизили общий объем производства сыров на 23,7%. По мнению специалистов, одной из причин такого снижения стали массированные поставки в регион импортных сыров". Итак, чем же – включая производство сыра, конечно -- живет эта область? Беседу ведут профессор, доктор географических наук Наталья Зубаревич и депутат костромской городской Думы Максим Ерин. Цикл "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, губернатор Игорь Слюняев называет Костромскую область крепким середняком. Его оппоненты с довольно увесистыми цифрами в руках доказывают, что область на последних местах в Центральном федеральном округе. Каково реальное положение в экономике и социальной сфере области?

Наталья Зубаревич: Если выстроить всю группу середняков, она огромная – это две трети российских регионов, то Костромская область наряду с Кировской, Пензенской, Курганской и еще группой областей, которые мы называем полудепрессивными, будет находиться в хвосте этой группы середняков. Поэтому тут уж на вкус, стакан полупустой или полуполный. Костромская область имеет объективные причины для того, чтобы испытывать проблемы. Это внешняя периферия центра, слабо освоенная относительно других регионов центра, с худшей гораздо сетью дорог, инфраструктуры меньше развиты, со всеми острейшими проблемами нечерноземки, постарением, вымиранием деревень. С очень небольшим центром по меркам региональном, всего лишь 270 тысяч населения, который с трудом создают эффект развития, да еще и расположен на краешке области. И сама область немаленькая по территории. Поэтому такая черноземная периферия со всеми болячками, характерными для территорий, и плюс к тому со специализацией, которая оказалась крайне неконкурентоспособной в период переходных лет, перехода к кризису. Почти вымерло и машиностроение, и текстильная промышленность на дне. Получше немножко пищевка, но все равно большие проблемы, ведь рынок сбыта в Москве, а добираться до Москвы много дальше, чем более близким регионам. И как-то более-менее живет лесная деревообрабатывающая промышленность. Единственный пример инвестиций был именно туда, в том числе зарубежных инвестиций. Но запасы леса на фоне центральных областей, конечно, получше, на фоне более крупных конкурентов - это относительно немного. Поэтому даже не беря во внимание качество управления, которое тоже было проблемным, были очень серьезные объективные предпосылки для того, чтобы область долго оставалась и продолжает оставаться в полудепрессивном состоянии.

Игорь Яковенко: Спасибо. Максим Александрович, в последнее время широкое критическое освещение в СМИ получила кадровая политика губернатора области Игоря Слюняева. Говорят, что после отставки мэра Костромы Переверзевой, которая произошла по инициативе губернатора, Слюняев практически перевел город на ручное управление и лично распределял городской бюджет. Так ли это? И сохранился ли такой стиль управления сегодня?

Максим Ерин:
Я бы хотел пару слов добавить по предыдущему вопросу. Что касается лесной промышленности, я бы не забывал, что все инвестиции, которые были сделаны, они были сделаны до прихода губернатора Слюняева, в период его правления подобного рода крупных проектов в области не наблюдалось. Сейчас эта ситуация очень сильно ухудшилась. А что касается системы перевода на ручное управление, то да, это не секрет, что госпожа Переверзева ушла с поста не по собственной инициативе - это достаточно широко освещалось, потом по сути ей не было выбора и выборов, когда мы избирали нового мэра, и избрали бывшего заместителя городской администрации. Вы сами понимаете уровень подготовки подобного рода людей. Сейчас же введена новая система - система сити-мендежера, когда глава администрации, человек, который занимается коммунальными проблемами, избирается на конкурсной основе депутатами, не прямым голосованием населения. Сейчас такая система во многих городах России. Естественно, что я в данной ситуации выступал против этой системы. У нас два года назад проходили общественные слушания, и 90 человек, присутствовавших на этих слушаниях по переходу на систему сити-менджера, никто кроме меня не выступил против, поскольку эти слушания были заранее подготовлены, отрепетированы. Поэтому, конечно, ситуация очень сложная в области. Например, одно из последних кадровых изменений: госпожа, которая руководила департаментом информационной политики, сейчас будет возглавлять департамент экономики. Вы сами прекрасно понимаете, пиарщик, который возглавляет экономику, по меньшей мере, мне кажется, смешно.

Игорь Яковенко: Максим Александрович, а вот городская и областная дума, они играют какую-то роль в политической жизни области? Вы депутат городской думы, выборы последние в костромскую областную думу все-таки показали, что "Единая Россия" набрала менее 50%. Хоть какая-то оппозиция есть.

Максим Ерин:
Что касается области, что касается костромской областной думы, то здесь говорить очень сложно. Да, единороссы набрали менее 50%, но они достаточно уверено за счет личностных качеств выиграли многие одномандатные округа. Поэтому у них сейчас достаточно уверенное большинство, и это не мешает им проводить решения, которые им выгодны и удобны. Что касается городской думы, то здесь ситуация немножко другая, все-таки дума города ближе к народу, она избирается из числа горожан и а не всей областью, и здесь округа достаточно небольшие порядка 7 тысяч человек. И здесь больше интересы стоят не политического характера, а больше именно конкретной адресной помощи каждому жителю. Есть у нас фракция независимых депутатов, она называется фракция "Народный депутат", в которую я и вхожу, есть у фракция "Единая Россия", но какого-то антагонизма и противостояния фракций внутри думы не наблюдается. Было это на первоначальном этапе, когда были выборы главы города, были до этого выборы председателя думы, были у каждого свои интересы. Но я вам скажу, что в "Единой России" не все так просто, там грызня гораздо больше и жестче, чем у нас. Нам как раз делить нечего, мы прекрасно понимаем, что в данной ситуации при наличии 8 человек из 35, наша фракция, нам сложно уговорить народ поддержать какие-то решения, я имею в виду политического характера. Что касается жизни города, то здесь депутаты все сходятся в едином мнении, что фракции не играют никакой роли. Например, последний из примеров: федерация выделила 139 миллионов на ремонт дорог, по слухам, естественно, я не буду утверждать, областные депутаты очень рассчитывали эти деньги забрать себе. Сами понимаете, при наличии большинства в областной думе единороссов этот проект был бы очередной предвыборный - "Единая Россия "сделала дороги. Депутаты городские отстояли эти деньги, и эти деньги сейчас каждый депутат расходует по собственному усмотрению. То есть по 4 миллиона каждый городской депутат получил для того, чтобы заасфальтировать те участки дороги, которые он считает приоритетными и необходимыми.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, как вы оцениваете интегрально качество управления влияние на экономической политики Костромской области?

Наталья Зубаревич:
Я просто смотрю на цифры, не живя и не испытывая на своей шкуре. Цифры позволяют мне утверждать, что основной способ управления Костромской областью, во всяком случае из федерального центра - это заливка деньгами. Потому что, например, в 10 году, когда видно, что совсем не очень здорово, масштаб трансфертов на сбалансированность - это полуполитические трансферты, вырос в пять раз. И на что добавка, которая составила треть, расходы бюджета выросли на треть Костромской области, возможно, господа депутаты этого не заметили, я беру за два года, с 8 докризисного к 10 завершению, на что деньги тратились. Вы думали на нацэкономику, когда вы делите маленькие суммы? Нет в 10 году расходы на национальную экономику, возможно это связано с назначением, сократились на 20%, а национальная экономика – это основные инвестиции из бюджета. Расходы на ЖКХ сократились на четверть. Возможно, там идет шикарная реформа, а можно денег нет совсем. Расходы на здравоохранение росли еле-еле в тем инфляции в два кризисных года. Так на что же выросли деньги? На здравоохранение сократились на 9%, но внутри этого здравоохранения есть шикарный подраздел "Физкультура и спорт", только в 9 году в острой фазе кризиса расходы на это дело выросли на 66%, а итогом за два года вдвое. И наконец, самая главная структурная единица в Костромской области – это расходы на социальную политику. Костромская область чемпион Центрального федерального округа по темпам роста - это два с половиной раза за два года, а выплаты населению выросли почти в три раза. Вот такими вожжами и держится спокойствие на территории.

Игорь Яковенко: Спасибо, Наталья Васильевна. Максим Александрович, у нас традиционно заключительная реплика, которая не была инициирована моими вопросами.

Максим Ерин:
Вы наверняка знаете, что сейчас идет создание партии Рыжкова, Милова, Касьянова и Немцова под названием "Парнас". В Костроме должно было состояться учредительное собрание. Так вот по непонятным причинам Кострома стала единственным регионом, где мероприятие было сорвано в связи с невозможностью проведения в зале областной филармонии данного мероприятия. Причем причины отказа были совершенно неясны. Просто сотрудники вынесли бумагу, на которой было написано: "Проведение собрания в здании филармонии невозможно". И любые попытки выяснить причины вот этого отказа не увенчались успехом. Я не знаю, стоит ли здесь говорить о закручивании гаек и о ручном управлении, но Кострома в очередной раз просто отличилась.

Игорь Яковенко: Очень характерный пример. Наталья Васильевна, ваша заключительная реплика.

Наталья Зубаревич: Очень простая: если в регионе уровень экономики в два раза ниже среднего по стране, ввод жилья и инвестиции почти в два раза ниже, доходы населения ниже на треть, а чемпионским видом деятельности являются социальные расходы, ожидать модернизации от таких регионов практически невозможно.
XS
SM
MD
LG