Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Кирилл Кобрин: Руководитель Экологической вахты Сахалина Дмитрий Лисицын стал лауреатом премии Фонда Голдмана. Специалисты называют ее наиболее престижной наградой в области защиты природы. С Дмитрием Лисицыным побеседовала корреспондент РС Любовь Чижова

Любовь Чижова: Дмитрий, я вас поздравляю с вручением вам премии Фонда Голдмана. Эксперты говорят, что это одна из самых престижных экологических премий в мире. Что вы почувствовали, когда узнали, что вам присудили эту премию и почему это важно для вас?

Дмитрий Лисицын: Во-первых, огромное спасибо. Действительно, это очень известная экологическая премия, и в нашем экологическом сообществе она обладает авторитетом. Я почувствовал, безусловно, очень большую гордость. Честно говоря, не верилось, что это со мной случилось. Потому что много лет я слышал об этой премии, даже помогал в номинировании моих коллег, которые получили эту премию. Я никогда особо ее к себе не примерял. Когда я получил телефонный звонок в Южно-Сахалинске из Сан-Франциско, мне сказали, что ты победитель, конечно, первое ощущение было, что это какая-то шутка. Огромная благодарность тем, кто премию учредил, в первую очередь Ричарду Голдману и моим коллегам, которые помогали мне. Не очень верится, что лично заслужил, потому что это была коллективная работа.

Любовь Чижова: Дмитрий, расскажите, пожалуйста, о том, как и где вам вручали премию?

Дмитрий Лисицын:
Вручение премии – это очень торжественная церемония, она по традиции проходит в городе Сан-Франциско, где расположен фонд и где проживает семья Голдманов. Церемония вручения проходит в сан-францисском оперном театре. Это такое огромное здание, очень помпезное. Знаете, там фильм "Красотка" снимался, где Джулия Робертс оперу смотрит - это как раз это здание. На церемонии вручения присутствовало 3200 гостей, там было очень много, примерно 500 или 600 человек молодежи и студентов, которых традиционно собирают на эту церемонию, дети, которые занимаются в экологических образовательных центрах. Естественно, были встречи выступления. Примерно трехминутное видео о работе каждого из шести финалистов, шести призеров этой премии. Затем было вручение самой символической статуэтки, которая символизирует круговорот жизни в природе – это такая символическая ящерица, которая кусает свой хвост. Потом самая удивительная часть церемонии, так называемая поздравительная линия, когда все призеры встают в ряд, и такая очень большая очередь людей, которые подходят ко всем, проходит вдоль линии призеров, каждому жмут руки, говорят теплые слова. Конечно, призеры в ответ что-то говорят каждому хорошее. Мне это напомнило в романе "Мастер и Маргарита" бал, когда принимала участников, примерно то же самое. То есть где-то больше тысячи человек, каждый жал тебе руку, каждый говорил "огромное спасибо".

Любовь Чижова: Я знаю, что у вас была встреча с Бараком Обамой. О чем вы говорили с президентом США?

Дмитрий Лисицын: Конечно, у нас было очень мало времени на эту встречу. Заранее предупредили, что у каждого из участников будет всего возможность сказать две-три фразы. Так и получилось. Хотя, что меня очень удивило – это то, что мы не ждали и полминуты. Весь процесс встречи проходил просто как по нотам, как по часам, нигде не стояли, никого не ждали. Мы пришли, оформили пропуска, прошли, и вот мы прошли в Овальный кабинет, мы только вошли, тут же зашел президент, и вот она и встреча. Встреча началась с того, что президент Обама всех нас поздравил и подчеркнул, что самим фактом этой встречи он от лица американского правительства выражает поддержку всем нам и ту заинтересованность, которую проявляет американское правительство в решении экологических проблем. Затем он обратился, естественно, к призеру из Соединенных Штатов, а следующим был я. У меня сложилось впечатление, что он подчеркнул, что Россия очень важная страна, он обратился ко мне, спросил, какие проблемы мешают в проекте, рассказать о проекте. Я рассказал, что я приехал из очень холодного края, где море покрыто льдом многие месяцы в году, и я очень хорошо знаю, что такое нефтяной разлив в таких суровых ледовых условиях. И поскольку на сегодняшний день не существует технологии очистки нефти во льдах, в море, то я прошу его продемонстрировать лидерство Америки в решении экологических проблем тем, чтобы приостановить все буровые работы, точнее все проекты бурения в арктическом секторе Соединенных Штатов к северу от Аляски для того, чтобы создать высокий стандарт. И до тех пор, пока не будут разработаны технологии безопасности экологической в морских ледовых условиях при добыче нефти, отказаться от бурения таким образом, продемонстрировав пример всем остальным арктическим странам, в том числе и России.

Любовь Чижова: И что, Барак Обама пообещал?

Дмитрий Лисицын: Нет. Он просто ничего не сказал, дал понять, что принял к сведению мои слова и тут же обратился к следующему участнику.

Любовь Чижова: Дмитрий, давайте вернемся к премии фонда Голдмана. Премия присуждается экологам, которые не боятся противостоять крупным корпорациям и интересам госструктур, чтобы защитить окружающую среду и права местных жителей. Какова история вашей победы, за что вам вручили премию?

Дмитрий Лисицын: Чаще всего фонд стремится вручить за какую-то конкретную победу. В нашем случае они взяли целый ряд больших результатов, которых мы добились на протяжении практически 15 лет работы нашей организации. И если назвать самое главное – это создание крупного очень биологически богатого заказника на восточном побережье Сахалина, который защищает 67 тысяч гектаров девственной сахалинской тайги, крупной нерестовой реки, спасение леса от вырубки, рек от коммерческого рыболовства. Затем введение полного стандарта, полного нулевого сброса для всех буровых операций в сахалинских водах, в водах Дальнего Востока в конечном итоге, прекращение сброса десятков тысяч буровых отходов при разработке шельфов нефтегазовых проектов. Затем перенос трассы подводного морского трубопровода на 20 километров в обход важнейшего пастбища серых китов у берегов Восточного Сахалина. И прекращение строительства очень опасного могильника токсичных отходов на севере острова в сейсмоопасной зоне охраны нерестовых рек. Это так же предотвращение безумных планов по строительству могильника иностранных радиоактивных отходов на Курильском острове, вулканическом острове Курильской гряды. Это самые основные. Практически каждый год наша работа, у нас бывает такой природоохранный результат.

Любовь Чижова: Чем вы планируете заниматься, когда вернетесь на Сахалин? Ваши первоочередные задачи будут какие?

Дмитрий Лисицын: Первоочередные задачи для нас - это, конечно, поиск и предоставление населению объективной информации о фактах радиоактивного загрязнения в отношении рыбы и морской среды с электростанции в Японии, где произошла серьезная авария и происходит до сих пор. Это первое. И второе: мы продолжим нашу работу по преданию устойчивости использования ресурсов лосося на Сахалине с тем, чтобы добиться полного запрета промышленного вывоз рыбы на нерестилища в нерестовых реках. Это варварское решение, которое буквально в марте приняло наше областное правительство совместно с Росрыболовством, когда впервые в истории рыбной отрасли Сахалина был разрешен промышленный вылов лосося в реках на нерестилище.

Любовь Чижова: Дмитрий, а расскажите, пожалуйста, немного о себе, как вы решили стать экологом, почему пришли в Экологическую вахту Сахалина?

Дмитрий Лисицын: Я вырос в небольшом поселке на берегу реки Ангара в Сибири. Мой отец был геолог, и много лет каждый год я с ним путешествовал в геологических экспедициях, и вообще очень много времени проводил в достаточно тесном общении с дикой природой. Такая огромная река, поселок в низовьях Ангары, река четыре с половиной километра шириной. И такая гигантская река, огромная безграничная тайга всегда для меня было воплощением свободы, силы дикой природы. Всегда дикая природа была одна из главных ценностей моей жизни. Не знаю, почему. С самого глубокого детства я ощущал глубокую связь. И нигде не было так хорошо, как максимально близко находился к дикой природе с минимальными контактами с цивилизацией. Чем дальше, тем больше меня беспокоило то, что, оказывается, таким мест, не тронутых человеком, становится все меньше и меньше. Для меня всегда было самой большой проблемой, всегда хотелось помочь ее решению. Но я никогда не верил, что возможно человеку одному на это повлиять. Уже находясь на Сахалине, я случайно встретился с одной девушкой, которая приехала как раз для того, чтобы развивать общественно-экологическое движение. Она была активисткой международной организации "Друзья Земли". Она буквально в течение получаса просто мне рассказала, как работает экологическое движение во всем мире, что люди могут добиваться положительных изменений. Она как раз организовала такую неформальную группу, которую назвала Экологическая вахта Сахалина. И я понял, что это как раз то, чем мне действительно всегда хотелось заниматься. Просто я не верил, что это возможно, что я могу что-то сделать. Дальше я начал работать, буквально на следующий день я начал работать в качестве волонтера в Экологической вахте Сахалина, а потом постепенно эта девушка уехала из Сахалина через год, а я возглавил организацию. В 2007 году мы ее зарегистрировали. Так пошла Экологическая вахта Сахалина, и я в ней работаю.

Любовь Чижова: Позвольте еще вернуться к премии Голдмана, скажите, кто еще и за какие достижения получил премию?

Дмитрий Лисицын: Эколог из США получил премию за огромные достижения в защите небольшого местного сообщества, живущего буквально за оградой нескольких крупных нефтеперерабатывающих предприятий в штате Техас, США. Ученый-эколог из Зимбабве получил эту премию за успехи в защите восстановления популяции носорога в Африке. Биолог, водный эколог из Индонезии получил премию за образование детей и населения на берегах реки очень крупной, которая снабжает несколько миллионов человек питьевой водой. Фермер, активист-эколог из Сальвадора получил эту премию за успешную борьбу с золотодобывающей канадской компанией, которая также разрушает очень важную самую крупную реку в стране. И наконец, женщина из Германии получила премию за создание первой народной кооперативной компании по созданию и использованию, распределению возобновляемой чистой энергии, которая противостоит планам по развитию атомной энергетики.
XS
SM
MD
LG