Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из Чечни – только хорошие новости. Как остановить драки между осетинами и ингушами? Доклад Госдепартамента США о ситуации с правами человека в Грузии и элитарная коррупция. Российская военная база в Армении останется еще на 49 лет. Из бакинских вузов отчисляют студентов за участие в акциях протеста. Дело Павлика Морозова живет. Израильские бизнесмены в Абхазии. Кавказ на международной книжной ярмарке в Лондоне


Никто не жалуется на чеченских полицейских

Никто не жалуется на чеченских полицейских



Андрей Бабицкий: Министерство внутренних дел Чечни должно быть признано лучшим в России. За несколько лет фактически ни одного уголовного дела против сотрудников, и жалоб на их действия с каждым годом все меньше. Рассказывает член правления правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Из Чечни - только хорошие новости. В том смысле, что нет новостей плохих.
Сколько по телевидению говорят про "оборотней в погонах",
- по всем регионам! Кроме одного, - Чеченской Республики.
Нет таких новостей, - потому что нет таких уголовных дел,
где бы чеченские милиционеры оказались в роли подозреваемых
или обвиняемых. Ну, или почти нет.
Впрочем, вот официальная статистика, переданная Россией в
ООН в декабре 2010 года, и потому несколько устаревшая, -
впрочем, с тех пор мало что изменилось. В 2008 году в
следственный органы Чечни поступило 102 жалобы на пытки и
жестокое обращение, - по результатам проверок не возбуждено ни
одного уголовного дела. В 2009 году - 127 жалоб, одно
уголовное дело, по остальным в возбуждении дел отказано. С
момента начала работы в Чечне следственного комитета по 2009
год в Следственный комитет поступило 151 заявление о похищении
человека, возбуждено 71 уголовное дело, в 2008-м 19, в 2009-м
- 40. Но в суд в 2008-м передано только четыре дела, а в
2009-м - только одно. По фактам бесследного исчезновения
граждан с 2007 по 2009 года - 427 заявлений, 142 уголовных
дела, и ни одного переданного в суд.
"Следствие окончено - забудьте!". А люди в форме чисты,
как младенцы: "только хорошие новости".
Впрочем, есть и такая точка зрения: уголовных дел нет не
потому, что расследовать нечего, - очень даже есть чего.
Уголовных дел нет потому, что никто не расследует даже
очевидные эпизоды, в которых люди в форме видны невооруженным
глазом.
Правозащитники об этом говорят и пишут... Впрочем, не
все. Одни, как руководитель Правозащитного центра "Мемориал"
Олег Орлов, сказав и написав, оказываются под судом. Орлов,
напомню, возложил политическую ответственность за гибель нашей
коллеги Натальи Эстемировой на главу Чеченской Республики
Рамзана Кадырова, напомню - генерал-майора милиции. Следующее
судебное заседание по делу о клевете на Рамзана Кадырова - в
ближайший понедельник, 18 апреля.
Есть и другие правозащитники, - те, что громко говорят о
терроре, который творили в Чечне десять лет назад "федералы".
А если занимаются судьбами тех, кого похищают и пытают
сегодня, - то молча, чтобы их подзащитные вновь не стали
жертвами. И чтобы уцелеть самим. Дела важные, необходимые, -
только вот на выходе то же самое: здесь и сейчас - "только
хорошие новости".
...После того, как в 15 июля 2009 года в Грозном была
похищена, а затем убита Наталья Эстемирова, после того, как
"Мемориал" на несколько месяцев приостановил работу своих
приемных в Чеченской Республике, сюда пришли правозащитники из
российских регионов. С ноября 2009 года, вахтовым методом,
сменяя друг друга, в составе сводной мобильной группы они
пытаются добиться расследования тяжких преступлений,
совершаемых "здесь и сейчас", - убийств, пыток, похищений
людей сотрудниками правоохранительных органов. Они добивались
судебных решений, обязывающих Следственный комитет
расследовать эти дела. Они добились от следователей... чего?
На запросы из прокуратуры и следственного комитета
местные чеченские силовики не отвечают вовсе, - или, в лучшем
случае, отвечают поздно и не о том, что спрашивали. Свидетели
и подозреваемые в форме, получив повестки, на них не реагируют
и на допрос не являются. Рядовые милиционеры
патрульно-постовой службы игнорируют старших следователей по
особо важным делам.
Чего добилась Сводная мобильная группа? Неужели
правосудия? Нет, но она смогла чётко очертить пределы
беззакония. Они сумели даже спасти похищенного "силовиками"
человека, - Ислама Умарпашаева, о нем мы уже как-то
рассказывали. Они продолжают работу.
И вот 12 апреля эта работа получила оценку. 12 апреля
Нижегородский Комитет против пыток получил премию
Парламентской ассамблеи Совета Европы в области прав человека,
Как сказано, "российские правозащитники с большой
эффективностью провели независимые расследования нарушений
прав человека в Чечне, тем самым внеся неоценимый вклад в дело
привлечения виновных к ответственности."
И эта высокая оценка работы Комитета против пыток: Сводной мобильной группы российских правозащитников -
действительно хорошая новость.

Андрей Бабицкий: В течение последних двух месяцев в Москве произошло уже несколько драк между ингушами и осетинами, учащимися московских вузов. Постпредства Ингушетии и Северной Осетии утверждают, что причинами столкновений были бытовые ссоры, но не межнациональная вражда. С этим не согласен журналист Магомед Ториев.

Магомед Ториев: Я не могу вспомнить время, когда ингуши и осетины жили в мире. Говорят, что это было, но очень, очень давно, и сейчас об этом помнят разве что глубокие старцы, чудом задержавшиеся в этом мире. Власти Ингушетии и Осетии каждый год подписывают договоры о дружбе, добрососедстве, согласовывают планы возвращения беженцев, и вообще активно занимаются миротворческой деятельностью.
Однако обычные осетины и ингуши видят все это только по телевизору и верят в силу этих бумаг примерно так же, как и в жизнь на Марсе. Слава Богу, нет, конечно, и войны, но и миром не пахнет. Ингуши, живущие в Осетии, чувствуют себя жителями гетто.
Осетины, если на них нет погон и табельного оружия, предпочитают даже не смотреть в сторону соседнего региона без особой надобности. В общем, нет ничего кроме взаимных обид и претензий, которые удается как-то держать под спудом. Но давление под крышкой таково, что любая бытовая ссора в Пригородном районе, если вовремя не поспеет дежурная пожарная команда, может перерасти в погром или вооруженный конфликт. Студенты из Осетии и Ингушетии, выезжая на учебу в Москву, имеют возможность уже на менее контролируемом российском пространстве дать волю чувствам и кулакам.
За пределами Кавказа, думают они, уже ничто не мешает отколошматить и унизить тупого и слабого духом соперника. В итоге, и наши бьют, и наших бьют. Представители конфликтующих сторон, несмотря на иногда очень чувствительные потери от травматического и холодного оружия, не слюнявят карандаши, корпя над заявлениями в полицию. Они руководствуются принципом - честь выше закона.
Постпредства республик после каждой драки, в зависимости от того, кто первый начал, торопятся принести друг другу извинения и вместе гневно осуждают правоохранительные органы за отсутствие профилактических мер в борьбе с бытовыми драками. Про межнациональную составляющую этих "турниров" предпочитают умалчивать обе стороны. Увы, остановить жаждущую реванша молодежь не помогут ни извинения старейшин, ни дежурный плач чиновников. Власти ведут себя так, как будто считают, что официальное расшаркивание – это их главнейшая обязанность и крайне эффективный механизм миротворчества.
Смею уверить, механизм не очень эффективный, но полагаю, выход есть: надо организовать официальное соревнование по боксу, дзюдо, борьбе, да хоть по перетягиванию каната между студентами. И провести это мероприятие под лозунгом: "Татами лучше подворотни". Это, по крайней мере, позволит избежать применения травматического оружия и ножей. А студенты с удовольствием наставят друг другу синяков и шишек не в травмоопасной подворотне, а на ринге, под присмотром старших и опытных товарищей, в атмосфере здоровой конкуренции. Национальную гордость все же лучше поддерживать честными спортивными достижениями, нежели торжеством над искалеченным телом поверженного врага. Победа в драке не решает ни одной проблемы, напротив, включает механизм цепной реакции.
Соратники, друзья, собравшиеся у постели пострадавшего, приносят торжественные клятвы отомстить обидчикам, и ведь не врут, как показывают последние события. А так смею предположить, что никто из осетин и ингушей не упустит возможности сойтись в легитимном поединке с противником, которого знает, за что не любит. Отказ от участия в таком мероприятии – несмываемый позор для кавказского парня, вне зависимости о того, осетин он или ингуш.
Есть и другой выход: после очередной драки все участники дружно отправляются на нары, или, как говаривал национальный лидер, "стуча копытами, медленно проходят в сторону моря", выражаясь менее образно – в направлении Сибири. Или же можно обложить непосильной данью родителей - учебу в Москве могут себе позволить только дети состоятельных пап и мам. Пусть платят за развлечения отпрысков в пользу московской прокуратуры и полиции. Одна шишка – один Лексус, один синяк – колесо от Мазератти для совершенствования деятельности патрульно-постовой службы. В любом случае власти стоит обратить внимание на прогрессирующее обострение, чтобы не дать ему приобрести хронические формы, поскольку в какой-нибудь следующий раз обычных извинений и трубки мира, привычно пущенной по кругу чиновниками-миротворцами, будет уже недостаточно - как бы не пришлось приносить соболезнования.

Андрей Бабицкий: На этой неделе в Грузии обсуждали доклад Госдепартамента США о ситуации с правами человека в постсоветских странах. Грузия в этом документе была подвергнута беспрецедентно жесткой критике. Рассказывает Нона Суварян.

Нона Суварян: В то время как неправительственные организации и оппозиция утверждают, что критика, содержащаяся в отчете Госдепа США, беспрецедентна по своей резкости, власть лишь пожимает плечами: дескать, ничего нового в этом плане в докладе нет. Зато в документе отчетливо сказано о прогрессе, достигнутом страной на пути реформ.
Согласно докладу, наиболее важными достижениями в сфере защиты прав человека в Грузии являются новый Уголовно-процессуальный кодекс, усиление аппарата Народного защитника, строительство новых тюрем в соответствии с международными стандартами и избрание мэра Тбилиси путем прямых выборов. Замминистра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе отметила, что грузинская сторона приветствует любой квалифицированный отчет, подчеркнув при этом:
"Самое главное с точки зрения нашего министерства и страны то, что наши с США позиции в отношении нарушения прав человека на оккупированных территориях, соответствуют друг другу".
Но правозащитники считают, что в докладе основное внимание уделено отнюдь не достижениям. Главный акцент в документе сделан на проблемах. По словам руководителя НПО "Центр по правам человека" Учи Нануашвили, список претензий к грузинским властям расширен, если сравнивать нынешний отчет с аналогичными документами прошлых лет:
"Это касается и выборочного применения закона. О том, что наказывают только оппонентов власти, раньше не упоминалось. В этом отчете детально говорится и об элитной коррупции. Также о тяжелой ситуации в тюрьмах. В докладе говорится и об участившихся фактах давления на правозащитников и журналистов. Этому посвящена отдельная глава отчета".
По словам депутата от большинства и руководителя Комитета по правам человека Лаши Тордия, в парламенте доклад Госдепа будет внимательно изучен и депутаты предложат меры, чтобы исправить положение. Вместе с тем Лаша Тордия предлагает не преувеличивать степень критичности доклада, он вовсе не так тревожен, каким его пытаются представить оппоненты:
"Относительно некоторых направлений мнения могут расходиться. Например, с частью отчета о коррупции мы вряд ли согласимся. Эту информацию им предоставили из Грузии: в стране нет проблем с коррупцией".
В области нарушений прав человека, описанных в докладе Госдепа, лидер христианских демократов Георгий Ахвледиани выделяет два направления. Это тяжелые условия содержания заключенных и проблемы, связанные с переселением и расселением беженцев:
"Эти проблемы уже не являются внутренними. Они порочат репутацию страны в мировом масштабе. Мы считаем, что этого более чем достаточно, чтобы президент и премьер-министр приняли срочное решение и отправили двух профильных министров в отставку".
Георгий Ахвледиани имеет в виду министра по исполнению наказаний, пробации и юридической помощи Хатуну Калмахелидзе и министра по делам беженцев с оккупированных территорий и расселению Кобу Субелиани.
Вопрос ответственности членов правительства ставит и другой оппозиционный депутат - лидер Национал-демократической фракции Гурам Чахвадзе. По его мнению, отсутствие внятного ответа и конструктивных действий со стороны Грузии вполне способно ухудшить отношения с международными организациями и США.

Андрей Бабицкий: Авторы доклада раскритиковали грузинские власти не только за ограничение демократических свобод (подобная критика содержалась в докладах и 2008 и 2009 годов), впервые госдепартамент обратил внимание на элитарную коррупцию в Грузии. Этой теме посвящен круглый стол с экспертами, который провела Кэти Бочоришвили.

Кети Бочоришвили:
Мы хотели бы поговорить о некоторых аспектах элитарной коррупции в Грузии. В частности, в свете последнего доклада Госдепартамента США о правах человека. Мои собеседники – эксперты в области экономики из Тбилиси Гия Хухашвили и Давид Нармания. Гия, известны ли вам конкретные примеры элитной коррупции в Грузии? На какие факты могли опираться в Госдепе при составлении этого доклада?

Гия Хухашвили: Дело в том, что так называемая “элитарная коррупция” стала в Грузии уже системной проблемой. Потому что коррупция, на самом деле, в 21 веке не является просто механической передачей денежных купюр от одного лица к другому. Элитарная коррупция – это владение какими-то долями в бизнесе, лоббирование государственных тендеров на господряд, прикрытие своего бизнеса через парламентское кресло, и т.д., и т.п. Самый, я думаю, на сегодняшний день вопиющий случай – это вице-спикер парламента Грузии Кервалишвили, которая владеет параллельно строительным бизнесом и этот бизнес сейчас находится в плачевном состоянии, но это не главная проблема. Главная проблема в том, что десятки тысяч грузинских граждан из-за них потеряли десятки тысяч долларов, а в сумме это получается более 100 миллионов долларов. И, в принципе, она и сегодня еще сидит в кресле вице-спикера, занимается разными нравоучениями, в том числе, считается одним из самых уважаемых людей и занимается благотворительностью. И эта ситуация, я думаю, тоже разновидность коррупции. Примеров этому очень много. Можете посмотреть на парламентские кресла, там совершенно конкретные люди лоббируют конкретный бизнес, в государственных подрядах имеют приоритеты, и, в принципе, через эти кресла занимаются бизнесом. Это - коррупция. И по-другому это не назвать.

Кети Бочоришвили: Гия, вы только что сказали, что строительный бизнес пребывает в плачевном состоянии, то есть даже и у этих людей, которые свой собственный бизнес лоббируют, не идут дела?

Гия Хухашвили: Из-за объективных или субъективных причин эта компания не выполняет обязательства перед пайщиками -- не имеет значения. Получается, что компания просто “кинула” десятки тысяч людей. И то, что за это нет спроса, я думаю, происходит через политику, через парламентские кресла. Классический пример беспредельной коррупции.

Кети Бочоришвили: Давид, вот такие факты, если, конечно, вы согласны с их существованием, могут влиять на бизнес среду в Грузии?

Давид Нармания: Да, я согласен само собой. Есть конкретное влияние коррупции на бизнес-среду и экономическое развитие страны. Это показывает Global Competitiveness Index Грузии, там у нее 134 место. Две сферы, которые мешают нам в экономическом развитии и улучшении бизнес-среды: само собой, коррупция и судебная система Грузии. Когда инвесторы просматривают, например, все эти данные, что здесь есть еще элементы коррупции и так далее, то, само собой, они не инвестируют в Грузию свои капиталы. И, исходя из этого, в последнее время уровень инвестиций очень маленький. Это не только из-за мирового финансового кризиса, это из-за административных проблем, коррупции, проблем в судебной системе. Так что такие факты очень влияют.

Кети Бочоришвили: А почему в таких случаях не действует антимонопольная политика? Этот вопрос к Гие Хухашвили.

Гия Хухашвили: Одним из факторов нормального развития экономики является создание нормальной, здоровой конкурентной среды. А гарантом такой среды, конечно же, должна являться эффективная, а не формальная, антимонопольная система. Но такой эффективной системы у нас не существует. А чего не существует, то не может действовать. Это ведь тоже косвенная коррупция? Когда есть интерес в политических кругах создать монопольные системы, монопольно заниматься тем или иным бизнесом. Конечно же, эта политическая элита, которая, к сожалению, часто заседает в парламенте, не заинтересована принимать соответствующие законы, чтобы обеспечить реальную, конкурентную и либеральную среду. Не псевдолиберальную, то есть то, что происходит сегодня, а либеральную реально. Антимонопольная служба как раз становится гарантом такой либеральной среды, а политическую элиту это не устраивает. Это все-таки системная проблема. Я вам говорил, что у нас есть сейчас как бы формация номенклатурного капитализма. Когда номенклатура является руководством бизнеса, то есть она сама и занимается бизнесом. Не имеют значения конкретные факты - это системная проблема в Грузии, и как раз об этом говорится в докладе Госдепа. Я приветствую, что они наконец-то заметили, что эта проблема в Грузии существует.

Кети Бочоришвили: Давид Нармания, вы согласны с таким мнением?

Давид Нармания: Согласен, потому что после 2006 года мы не имеем закона о антимонопольной деятельности, не имеем конкретной государственной службы, которая работает по этим вопросам. Исходя из этого, мы имеем очень крупные компании, которые сильно влияют, и реально монополисты и олигополисты, например, на рынке топлива, на рынке информации, и так далее. Когда наша политика стала связана с политикой Европейского Союза, и мы приняли ENP (European Neighbourhood Policy) - план, то исходя из этого, ЕС дал конкретные директивы Грузии. Под влиянием ЕС в декабре 2010 года в Грузии приняли антимонопольную стратегию и идет реформирование службы конкуренции, но конкретных результатов пока мы не имеем.

Кети Бочоришвили: А какой выход? Следовать этой регуляции или есть еще какие-то радикальные меры, которые могли бы исправить ситуацию? При желании властей, конечно.

Давид Нармания: Да, в основном это политическая воля государства. Нужны конкретные шаги, перевести это в стратегии, изучать ситуацию на рынке и так далее. И, когда есть реальные монополии и олигополические компании, надо им мешать, чтобы не повышались цены на продукции, не было влияния на экономику, и т.д.

Кети Бочоришвили:
У меня создалось впечатление, что все-таки получается какой-то своеобразный замкнутый круг.

Давид Нармания: Да, это так. Знаете, с чем это еще связано? В последнее время мы имеем большой уровень инфляции. Когда на рынке много монополий и олигополий, они, само собой, повышают цены, и потребительские товары стоят гораздо дороже, чем например, в прошлом году. Исходя из этого, бюджет принимает НДС гораздо больше, чем в прошлом году. Для государства это хороший момент, потому что это прямо связано с доходной частью бюджета. Но у нас есть очень большая социальная проблема, свыше 40% населения живет ниже минимального уровня, так что это очень большая проблема. Проблема в том, что у нас экономическая и социальная политика не связаны друг с другом.

Андрей Бабицкий: Срок пребывания российской военной базы в Армении продлен на 49 лет. Далеко не все довольны этим решением. Некоторые экперты считают, что оно, обеспечивая интересы России, в то же время не дает никаких преимуществ Армении. Из Еревана Эллина Чилингарян.

Эллина Чилингарян: Национальное Собрание Армении 80 голосами "за", 1 - "против" и 1 - "воздержавшимся" 12 апреля ратифицировало армяно-российский протокол о продлении пребывания российской военной базы в Армении.
Протокол № 5 о внесении изменений в "Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о российской военной базе на территории Республики Армения от 16 марта 1995 года" был подписан 20 августа прошлого года в Ереване, во время визита президента России Дмитрия Медведева в Армению. Согласно этим изменениям, пребывание российской военной базы на территории Армении, начиная с 1995 года, вместо прежних 25 лет, продлевается до 49. В соответствии с изменениями, закрепляется также положение о том, что "российская военная база в период ее пребывания на территории Республики Армения, кроме осуществления функций по защите интересов Российской Федерации, будет обеспечивать совместно с Вооруженными силами Республики Армения безопасность Республики Армения".
Конституционный суд Армении 15 февраля этого года постановил, что закрепленные документом обязательства соответствуют Конституции страны, после чего президент республики представил протокол на ратификацию в парламент.
Единственный депутат, проголосовавший против ратификации протокола, бывший спикер Национального Собрания Тигран Торосян заявил Радио Свобода, что делая такую большую уступку России в таком серьезном вопросе, Армения ничего не выигрывает.

Тигран Торосян: Теперь многие в международном сообществе будут думать, что Армения окончательно заняла пророссийскую ориентацию. Не проармянскую, а именно пророссийскую. Армения значительно снизила свои возможности для маневра в вопросах, имеющих для страны жизненно важное значение. В том числе и в вопросе Карабахского конфликта".

Эллина Чилингарян: Правящая коалиция, составляющая парламентское большинство, не выступила с каким-либо заявлением, и вообще бурных дискуссий по этому вопросу в Национальном Собрании не было. Многие депутаты объяснили это тем, что соглашение обеспечивает защиту от внешнего врага, в частности, от Турции, т.к. российские войска будут размещены именно на армяно-турецкой границе. Эксперт Армянского Центра Стратегических и Национальных Исследований Эдгар Варданян.

Эдгар Варданян: Однозначно можно сказать следующее, что вот этим актом Армения хочет показать, что относительно внешнеполитических ориентиров она в большей степени ориентируется на Россию.

Эллина Чилингарян: Секретарь парламентской фракции партии "Процветающая Армения", входящей в правящую коалицию, Арам Сафарян, который одновременно является сопредседателем армяно-российской межпарламентской комиссии по сотрудничеству, подкрепил эту мысль.

Арам Сафарян: Это стратегически важный протокол. Это соглашение, наконец, ответило на вопрос: защищена ли Армения? Все то время, пока существует армяно-российское военное партнерство, можно с уверенностью говорить, что Армения защищена от внешней угрозы.

Эллина Чилингарян: Однако многие армянские эксперты так не считают. Они рассматривают это соглашение как потерю “самостоятельности” Армении. Общественное мнение тоже расходится, говорит эксперт Армянского Центра Стратегических и Национальных Исследований Эдгар Варданян:

Эдгар Варданян:
Общество Армении неоднозначно смотрит на этот вопрос. Продемокартически настроенные граждане, в основном молодежь, в целом отрицательно восприняли эту новость, потому что они считают, что тем самым Армения будет больше зависеть от России. Есть и такие слои, которые положительно смотрят на это, потому что есть традиции длительного сотрудничества России и Армении, и у многих присутствие России в Армении воспринимается как некая гарантия сохранения мира и стабильности.

Эллина Чилингарян: Еще в прошлом году, отметив важность подписанного соглашения, Дмитрий Медведев заявил, что он направлен на сохранение мира и безопасности на Южном Кавказе.

Андрей Бабицкий: За что поплатились исключенные из бакинских вузов студенты-участники оппозиционных акций протеста? Руководство учебных заведений отрицает политическую подоплеку, утверждая, что учащиеся имели хвосты и пропускали занятия, студенты и правозащитники уверены, что речь идет о политических преследованиях. Рассказывает редактор сайта азербайджанской службы Радио Свобода Зия Маджидли.

Зия Маджидли: Воистину не перестаешь удивляться тому, как не изменяется отношение руководств высших учебных заведений к оппозиционно настроенным студентам. После Октябрьской революции в России Владимир Ульянов, судя по историческим книгам, был исключен из учебного заведения за свои взгляды и участия в протестах. Но то конец XIX века, а сейчас XXI век набирает обороты.
6 апреля сего года главу молодежной организации оппозиционной партии "Мусават" Турала Аббаслы исключили из Бакинского государственного университета. Его мать узнала об этом из новостей только 11 числа. Как она говорит, одну из своих "несдач" он сдал 6 марта, а вот второй и третий экзамены были назначены на те дни, когда и произошли акции протеста. На этих акциях Турал Аббаслы был задержан, а затем и арестован на два месяца предварительного заключения. Он второкурсник магистратуры факультета журналистики Бакинского госуниверситета. Мать Турала уверена, что исключение сына из университета напрямую связана с его политической активностью.
Декан факультета журналистики Ялчин Ализаде всю вину взваливает на студента: "Общее количество пропусков лекций со стороны Турала Аббаслы превышает 100 часов. Он не сдал экзамены по трем дисциплинам и не внес оплату за учебу с сентября прошлого года. Его политические взгляды нас не интересуют, до сегодняшнего дня он учился на нашем факультете, и никто не чинил ему препятствий, просто он не ликвидировал свои неудачи и поэтому был исключен из университета".
12 апреля с исторического факультета также был отчислен другой молодежный активист – Джавид Мехралиев. Руководство БГУ утверждает, что причина отчисления – прогулы. Джавид же говорит, что его отчислили за участие в акциях протеста 11-12 марта и 2 апреля:

Джавид Мехралиев:
Приказ мне предоставили только 12 апреля, дата приказа 5 апреля, но в этот день я был на занятиях, а меня записали как отсутствующего. Только в случае 100 и более часов НБ делается предупреждение, но меня не предупреждали. После ареста меня стали пугать, а декан прямо мне в лицо заявил, что у меня 158 часов пропусков.

Зия Маджидли: Мехралиев является членом партии "Классический народный фронт Азербайджана", входящий в оппозиционную общественную палату. Он был задержан полицией в ходе акции 2 апреля, и через два дня отпущен. Из пресс-службы Бакинского госуниверситета сообщили, что Джавид Мехралиев, имея 132 часа пропусков в 2009-10 учебном году, продолжал учиться в вузе, а в этом учебном году у него уже 158 часов, и из-за этого его и отчислили. Чуть более месяца назад ректор госуниверситета Абель Магеррамов уверено заявлял, что ни один студент данного вуза не принимает и не примет участия в акциях протеста оппозиции. Что ж, видимо, слова не должны расходиться с делом – двое уже не студенты БГУ.

Зия Маджидли: Руководство Сумгаитского госуниверситета, видимо, решило не отставать, и 13 апреля стало известно об исключении еще одного активиста – Джаббара Савалана, члена молодежного комитета партии Народного фронта Азербайджана, в отношении которого была избрана мера пресечения в виде ареста за хранения наркотиков. Декан факультета истории СГУ Адиль Бахшалиев сообщил, что Савалан не посещает занятия с начала февраля, что и явилось причиной исключения его из числа студентов.
В заключение добавлю выдержку из ежегодного отчета о состоянии прав человека в мире, обнародованного Государственным департаментом Соединенных Штатов. Там ясно говорится, что власти Азербайджана ограничивают в некоторых случаях академические свободы. Местные же эксперты обеспокоены тем, что среди отбираемых государством кандидатов на учебу за рубежом есть избирательность в подходе, власти утверждают обратное, что процесс отбора прозрачен и на него не оказывает воздействия политическая приверженность кандидата. В отчете также отмечается, что оппозиционеры сталкиваются с трудностями в трудоустройстве на работу в учебные заведения, а в последнее время увеличились случаи увольнений преподавательского состава за оппозиционность их взглядов.

Андрей Бабицкий: 12 апреля парламент КБР отправил в комитет Госдумы РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству законопроект, обязывающий родственников доносить на близких родственников, совершивших тяжкие преступления. Инициатива депутатов вызвала недоумение у экспертов и общественников, с которыми беседовал Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов:
Предполагается также дополнить статью 316 -недонесение о преступлениях, отдельным пунктом - за недонесение о готовящихся или совершенных тяжких или особо тяжких преступлениях, по которому предусматривается лишение свободы на срок до пяти лет. Никаких оговорок о родственниках и супругах в новой редакции статьи нет. Кроме того, депутаты предложили ужесточить санкции, предусмотренные этой статьей.
Сейчас за заранее не обещанное укрывательство предусмотрен штраф от 200 тысяч рублей, или лишение свободы на срок от шести месяцев до двух лет. Парламентарии Кабардино-Балкарии предлагают повысить штраф до 800 тысяч, а срок лишения свободы до десяти лет. Мотивация законопроекта – выбить из-под ног исламского подполья социальную базу, отрезать их от семьи.
В республике на протяжении последнего времени было много споров о мере ответственности семей за действия боевиков. Люди убеждены, что боевики тайно поддерживают связь с родными и близкими. В Кабардино-Балкарии не редкость акты кровной мести в отношении семей боевиков. В прошлом году президент республики Арсен Каноков даже предложил подвергать семьи исламистов общественному порицанию, правда, без насилия и юридических санкций.
Теперь, по всей видимости, депутаты пошли дальше, даже внезапный визит боевика домой может повлечь за собой уголовную ответственность для родственников, если они немедленно не донесут о визитере в полицию.
Член общественного совета при президенте Кабардино-Балкарии Хажисмель Тхагапсоев считает, что законодательная инициатива парламента в полной мере отражает смятение общества и беспомощность государства перед угрозой террора:

Хажисмель Тхагапсвоев: Скорее всего эта инициатива не пройдет, но это отражает то сложное самоощущение, которое у населения на Кавказе присутствует. Республика маленькая, люди неплохо знают друг друга, иногда эти тесные родственные связи, к сожалению, работают не на пользу правопорядка, хотя в последнее время вроде неплохо идет борьба с терроризмом. Но все это надо было гораздо раньше начинать, процесс глубоко зашел. В какой-то мере, может быть, это немножко запоздалый жест отчаяния - такие законопроекты в нашей бюрократической машине быстро не складываются".

Мурат Гукемухов:
Председатель совета старейшин балкарского народа Руслан Бабаев считает, что требовать от людей доносить на близких родственников немыслимо. В случае если этот законопроект будет одобрен, ситуация только ухудшится - вслед за боевиками в лес потянутся и их родственники, многим из которых проще стать живыми бомбами, чем терпеть десять лет унижений в неволе.
"Не только молодежь, а уже и старики пойдут". Руслан Бабаев считает, что республиканский парламент может инициировать любые, самые абсурдные законопроекты. Проблема в том, что парламент не обременен ответственностью перед избирателем, но он должен создавать хотя бы видимость озабоченности ситуацией:
"Такой парламент мы имеем. Они себе зарезервировали эти места навечно, они знают, что оттуда не уйдут при этой системе выборов, и даже не опасаются, что что за такую дуристику, например, в следующий раз их могут не избрать. Совершенно они в отрыве от народа!"
Российский адвокат Генри Резник предполагает, что парламентарии Кабардино-Балкарии, очевидно, не читали Конституцию России. Предлагаемый ими законопроект противоречит 51-й статье Основного закона, гарантирующей право на отказ от показаний против себя и близких родственников. Адвоката беспокоит другое: эта инициатива возвращает нас в советские времена, когда в тюрьмы сажали матерей, не доносивших на своих сыновей и супругов, за заранее не обещанное укрывательство. Государство не признавало даже саму возможность противоречия между родственной связью и государственными интересами, и давило все частное.

Генри Резник: В демократическом государстве принцип такой - борьба с преступностью не любой ценой. Можно представить себе, что в борьбе с преступностью, например, будут эффективны такие средства, как тотальное прослушивание телефонных разговоров, пытки тоже, между прочим, в конкретном случае дают эффект раскрытия преступления, но это совершенно недопустимо. И поэтому приносить в жертву эфемерной задаче раскрытия преступлений эти основы существования нормального общества, кровнородственные семейные связи, ставить людей перед необходимостью доносить на супруга и на близкого человека, ну что вам сказать, если законопроект будет поддержан, значит, возвращаемся, извините меня, в Советский Союз. Гимн у нас есть уже на такой мотив, так давайте сейчас постепенно восстанавливать и всю атрибутику, в том числе и юридическую, тоталитарного государства".

Мурат Гукемухов: И восстановим памятник Павлику Морозову.

Генри Резник:
Это вы сказали. Дело в том, что, видимо, этот памятник в душах многих людей. Наверно, это какой-то комплимент Кабардино-Балкарии, видимо, там живут самые, самые советские люди. Во всяком случае, они заседают в парламенте".

Мурат Гукемухов:
Инициатива парламента Кабардино-Балкарии уже вызвала недоумение у главы думского комитета по гражданскому законодательству Павла Крашенинникова. "В нашем законодательстве нет правовой нормы о том, что сын за отца, или брат за брата должен нести какую-то ответственность", – заявил парламентарий в интервью "Новой Газете".
Однако собкор "Новой Газеты" Ирина Гордиенко сразу вспомнила, как в 2006 году именно кабардино-балкарские депутаты первыми выступили с идеей отменить суды присяжных по делам террористической направленности. Тогда тоже по этому поводу было много критических замечаний, и Госдума не поддержала этот законопроект, но спустя два года, в 2008-м, суды присяжных были отменены для террористов.

Андрей Бабицкий: Не успели стихнуть дискуссии по поводу визита Сергея Багапша в Турцию, как возникла новая тема - неофициальные контакты представителей Абхазии с государством Израиль. На фоне резкого ухудшения израильско-грузинских отношений в СМИ стали обсуждать перспективы возможного признания самопровозглашенной республики Еврейским государством. Растущий интерес Тель-Авива к кавказскому региону очевиден. Какие же интересы имеет Израиль на Кавказе в условиях, когда новый статус-кво формируется одновременно и в этом регионе, и на Ближнем Востоке? Об этом рассказывает политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: После распада Советского Союза Кавказ долгие годы не числился среди приоритетов израильской внешней политики. Однако постепенно ситуация менялась, и в 2008 году структуре МИД Израиля появились профильные подразделения, ответственные за работу в странах Южного Кавказа и Центральной Азии. В чем же причина такого интереса?
Во-первых, это динамичные изменения на Ближнем Востоке, происходящие в первое десятилетие нового века. Они сломали годами налаженные отношения в треугольнике "Тель-Авив-Анкара-Вашингтон". Турецкая республика, ранее не проявлявшая излишней самостоятельности ни на Ближнем Востоке, ни на Южном Кавказе перестала играть роль младшего партнера США. Анкара резко противопоставила себя Вашингтону в момент начала иракской кампании 2003 года, а затем заявила о необходимости кардинального пересмотра своей позиции по конфликту между Израилем и Палестиной, а также двусторонних отношений с Ираном. Если же говорить об Исламской Республике, то в последние годы она принципиально изменила свое геополитическое позиционирование. Ранее Тегеран претендовал на роль лидера шиитской части исламского мира. Ныне Иран стал рассматривать себя, как альтернативный центр гравитации для всех мусульман, включая и суннитов.
Вследствие перечисленных изменений Израиль начал поиск новых внешнеполитических направлений. Известный израильский востоковед Узи Рабин использовал такую удачную метафору, как "окружение Ирана", имея в виду налаживание конструктивных отношений со странами - соседями Исламской Республики, включая и кавказские государства. По мере же охлаждения двусторонних отношений с Турцией (по словам ряда израильских специалистов, сегодня они напоминают "холодный мир") важность кавказского региона для Еврейского государства еще более возросла. Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов экономический фактор. Для Израиля также интересен сырьевой рынок Кавказа. Еще до ввода в строй трубопровода "Баку-Тбилиси-Джейхан" Израиль стал вторым покупателем азербайджанской нефти. В-третьих, у самих кавказских государств есть заинтересованность в сотрудничестве с Израилем. Грузия и Азербайджан не имеют мощных этнических лобби в США и странах Европы, а потому посредством кооперации с Еврейским государством стремятся к расширению выходов на произраильские лоббистские группы. Для Армении же "холодный мир" между Израилем и Турцией видится как шанс на признание геноцида 1915 года. Что же касается непризнанной Абхазии, то ее руководство рассчитывает на расширение контактов с представителями адыгской диаспоры, проживающей на территории Израиля. Этот тезис ранее не раз озвучивал Сергей Шамба, занимавший в течение долгих лет пост главы МИД республики.
В последние три года Израиль уже успел засветиться на Кавказе. В этом ключе мы можем рассматривать и растущую кооперацию между Еврейским государством и Азербайджаном, и зигзаги израильско-грузинских отношений. До августовской войны Израиль особо не скрывал, что поставлял различные виды вооружений в Грузию, объясняя этот факт не только экономической выгодой, но и реакцией на кооперацию между Россией с одной стороны, Сирией и движением ХАМАС с другой. Однако после 2008 года многое изменилось. Летом прошлого года глава израильского МИД Авигдор Либерман относительно перспектив израильско-грузинского военного сотрудничества заявил: "С учетом чувствительности ситуации на Ближнем Востоке и на Кавказе военное сотрудничество не стоит на повестке двусторонних отношений". Началась определенная "перезагрузка" российско-израильских отношений. Этому процессу способствовало и растущее влияние русскоязычного сегмента израильской политики, и "арабская весна 2011 года", чреватая ростом региональной нестабильности и укреплением позиций радикальных исламистов, что объективно сближает позиции Москвы и Тель-Авива. Тем паче, что в вопросах северокавказской политики Израиль традиционно проявлял "понимание" российской мотивации.
Трудно со стопроцентной уверенностью сказать, это или что-то иное стало причиной жестких грузинских действий в отношении к израильским бизнесменам (уголовное преследование Рони Фукса и Зеева Френкеля). Как бы то ни было, а именно они спровоцировали серьезный кризис в двусторонних отношениях (в результате чего двум высокопоставленным грузинским представителям было отказано в визите в Израиль). На этом фоне и началось обсуждение неофициальных контактов между абхазскими и израильскими представителями. Будут ли такого рода контакты наращиваться, мы увидим в ближайшее время. Но своим неофициальным визитом в Турцию Сергей Багапш уже создал некий прецедент, показав готовность к реализации диверсифицированной внешней политики.
В любом случае новый статус-кво, складывающийся и на Южном Кавказе, и на Ближнем Востоке способствует формированию и реализации нестандартных схем и решений. Думается, что в скором времени мы увидим много оригинальных ходов, которые еще год-два назад считались бы невероятными.

Андрей Бабицкий: В Лондоне проходит международная книжная ярмарка. В этом году Россия была специальным гостем в течение 3-х дней с понедельника по среду. В четверг эстафету передали Китаю. В рамках российской программы Лондон только официальным порядком посетили 50 авторов, пишущих на русском языке. Кавказская тема и авторы, связанные с Кавказом были в зоне особого внимания. Рассказывает Герман Садулаев.

Герман Садулаев: В числе самых почетных участников был писатель Маканин Владимир Семенович, чей роман "Асан", посвященный чеченской войне, получил первый приз в российском конкурсе "Большая книга". Маканин также автор рассказа "Кавказский пленный", по которому был снят кинофильм.
Большой популярностью у посетителей пользовались программы с участием Захара Прилепина. Его книга "Паталогии", тоже о войне в Чечне, переведена на многие европейские языки. Очень интересно прошла наша с Захаром дискуссия в известном лондонском книжном магазине. Было много публики, в том числе англичан. Тема дискуссии была сформулирована как "Война и национализм в современной русской литературе".
Были и авторы с самого Кавказа – но так или иначе эмигрировавшие. Михаил Гиголашвили, автор потрясающего романа "Чертово колесо" о позднесоветской Грузии. Михаил давно живет в Германии, но общаясь с ним понимаешь, что его душа и сердце остались там, в Тбилиси прошлого века.
Другое дело молодой автор Алиса Ганиева. Алиса родом из Дагестана, живет в Москве. То есть, пока эмигрировала только наполовину. Повесть Алисы "Салам тебе, Далгат!" получила премию "Дебют". Это текст об ультрасовременном Дагестане. Где говорят на странном и со стороны смешном языке – смеси русского с местными языками при обильном вкраплении искаженных арабских слов. Официальная критика в Дагестане восприняла Ганиеву частью осторожно, частью враждебно. И это понятно – слишком бесстрашна Алиса, задевая больные и сложные темы современной культурной, национальной и религиозной реальности.
Ганиева в Лондоне провела замечательную программу, где при большом стечении публики на хорошем английском языке отвечала на вопросы интервьюера. В частности, она заметила, что исламизация Дагестана в наше время – вещь сложная и противоречивая. Многие хотят казаться верующими и в то же время наслаждаться жизнью всеми способами, не исключая и нарушение всех запретов. А для молодежи ислам часто скорее дань моде, чем реальная искренняя вера.
По поводу причин, из-за которых молодые люди берутся за оружие и уходят в леса, Алиса сказала, что вряд ли причины только экономические – такие как безработица и прочее. Известно, что в лес уходят и вполне обеспеченные люди. Скорее, это вопрос вакуума в идеологии, который заполняется радикализмом.
В целом можно отметить, что как в 19 веке так и в веке 21 тема Кавказа остается одной из главных в русской литературе.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG