Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о балканском кризисе 91-го года


Мемориал в хорватском Овчаре под Вуковаром, где силы ЮНА казнили сотни лиц не сербской национальности

Мемориал в хорватском Овчаре под Вуковаром, где силы ЮНА казнили сотни лиц не сербской национальности

В "Гранях времени": политологи Сергей Грызунов и Сергей Романенко.


Владимир Кара-Мурза: Этот год богат на мрачные юбилеи драматических дат современной истории. 20 лет назад политический кризис в Югославии поставил страну перед неизбежностью раскола. В течение последующих месяцев поочередно провозгласили свою независимость Словения, Хорватия в июне 91-го, Македония в сентябре, Хорватское Содружество Герцег-Босна в ноябре, Республика Сербская Краина, Республика Сербская, Босния и Герцеговина. Первоначально центр и республики стремились разрешать возникавшие конфликты на основе союзной и республиканских конституций: федеральные власти провозглашали незаконными решения республиканских органов, а те делали то же самое по отношению к самопровозглашенным образованиям. В начале конфликта использовались политические методы и экономические рычаги. Затем население начало вооружаться само и его стали вооружать местные власти. Итогом стали вооруженные столкновения в Словении между Югославской народной армией и силами самообороны в 1991 году и начавшаяся в том же году война в Хорватии. О том, почему балканский кризис 91-го года перерос в гражданскую войну, мы сегодня говорим с Сергеем Грызуновым, профессором МГИМО, бывшим заведующим бюро агентства РИА-Новости на Балканах, бывшим главой Госкомитета России по делам печати и Сергеем Романенко, историком, балкановедом, ведущим научным сотрудником Института экономики Российской академии наук. В чем, по-вашему, актуальность уроков балканского кризиса 20-летней давности?

Сергей Грызунов: Актуальность сегодня потому, что 20 лет назад в жизни наших стран, я имею в виду как балканские государства, так и Россию, произошли важнейшие события в их современной истории. В СССР это был мирный отказ от тоталитарной системы. В 91 году очевидной стала воля общества к переменам, состоялся переход к новой жизни, основанной на
Итак, 20 лет назад перестали существовать две федерации могущественные – СССР и СФРЮ
уважении к человеку, провозглашении демократических принципов, свободной экономики. В то же время на Балканах распад Социалистической Федеративной Республики Югославия сопровождался гражданской войной и, как следствие, многочисленными жертвами. Итак, 20 лет назад перестали существовать две федерации могущественные – СССР и СФРЮ. И для нас было очень важно, мы сегодня собрались под крышей Московского государственного института международных отношений на международной конференции научной, которую организовывали руководство МГИМО и большой друг нашей страны, бывший премьер-министр Югославии Милан Панич, президент американской компании, для того, чтобы всесторонне проанализировать причины и следствия событий 20-летней давности и роль международного сообщества в ликвидации конфликта. Мы собрались, были ведущие российские балканисты, руководство Министерства иностранных дел Российской Федерации, для того, чтобы понять, как можно избежать подобных ошибок в будущем. Потому что, к сожалению, сегодня понятно, что не получилось идеального выхода из тех событий. Потому что потенциал перемен, который был начат 20 лет назад, реализован далеко не полностью, ни на Балканах – это мое личное мнение, так и у нас на родине. Вот почему мы собрались сегодня для того, чтобы это обсудить.
Эта конференция, может быть нашим слушателям будет это интересно, это еще и шаг в подготовке следующего крупного международного события, форума на высшем уровне, который состоится скоро очень, 1 июня в словенском городе Мариборе, где соберутся общественные деятели, руководители стран, втянутых так или иначе в тот 20-летней давности балканский конфликт, и нынешние руководители независимых балканских государств и там будут, естественно, видные российские руководители. Потому что существует в обществе, в кругу экспертов, люди понимают – опасность эта не преодолена возникновения новых конфликтов. Мы видим, что сегодня происходит на севере Африки, на Ближнем Востоке. К сожалению, нам так и не удалось преодолеть негативных сторон нашей жизни. Национализм, который был главной причиной войны 20 лет, гражданской войны на Балканах и многих жертв, он жив и сегодня. Это, к сожалению, не изжито из нашей практики. Не знаю, может быть мой коллега Сергей Романенко со мной не согласится.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, предвещали ли события 91-го года в Югославии и столь кровавую развязку?

Сергей Романенко: Вы знаете, я хотел бы начать с того, развить то, о чем говорил Сергей Петрович Грызунов. Мне кажется, что распад Югославии, равно как и Советского Союза, давайте не будем забывать еще одну федерацию – Чехословакию, он был обусловлен несколькими системными кризисами. Во-первых, это кризис экономической системы, потому что
Это кризис однопартийной вождистской политической системы. Это кризис этнотерриториальной федерации как формы национального самоопределения
социализм во всех его вариантах показал свою нежизнеспособность. Это кризис однопартийной вождистской политической системы. Это кризис этнотерриториальной федерации как формы национального самоопределения. И в особенности это касается Чехословакии и Югославии – это кризис славянской идеи, единства славянских народов и основанного на этом государства. Что касается, предвещало или нет? Скажу вам честно, я в тот период занимался больше историей Австро-Венгрии, хотя так случилось, судьба меня забросила в 90-м году как раз в период, когда проходил 14 внеочередной съезд Союза коммунистов Югославии, на котором собственно эта партия и закончила свое существование, я даже с одной стороны не очень понимал, что происходит, потому что я современной страной тогда не занимался.
А с другой стороны, я был в Загребе, был в Белграде и видел, как национализм, о котором мы много сегодня говорим, он буквально проникает во все поры югославского общества, независимо от национальности. Национализм, несмотря на разные цвета, не буду называть никаких национальностей, однотипен. Получалась такая трагическая ситуация, когда коммунистическая идеология изжила себя, а на смену ей пришел консервативного типа этнический национализм. И то, что либерально-демократические реформистские силы оказались очень слабы и разобщены, наверное, это следствие победы Тито, которую он одержал над реформистскими силами в 71-72 годах. Причем это связано не только с "хорватской весной", о которой очень много говорят, были побеждены реформистские течения и в Сербии, и в Словении, и в Македонии, и в других республиках. Оказалось, что нет людей, которые могли в условиях 80-х годов предложить какой-то выход из тех трудностей, которые стала переживать страна. Единственное, на что они были способны – это повторять идеи Тито, которые постепенно уже изживали себя.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Бабурин, бывший вице-спикер Государственной думы, винит в случившемся трагическое стечение неблагоприятных обстоятельств.

Сергей Бабурин: Причина балканского конфликта, который начался 20 лет назад, многообразна. Это и искусственные границы внутри социалистической Югославии, и нежелание Европы сохранять это государство. Признание со стороны Германии Хорватии, Словении без каких-либо условий и гарантий мира в этом регионе. Конечно, эгоизм ряда политиков внутри Боснии, ряда упертых политиков в Белграде и многие другие.

Полный текст программы "Грани времени"

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG