Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Собянин сохранил систему власти, которая сформировалась при Лужкове. Бюрократия довлеет над всем. Коррупция процветает. Мы это видим на примере продажи "Банка Москвы": 103 миллиарда рублей Москва в бюджет не получила


Сергей Митрохин

Сергей Митрохин


Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии председатель российской демократической партии "Яблоко" Сергей Митрохин. Мы продолжаем общаться с лидерами российских партий.
Давайте мы начнем с отчетной в каком-то смысле части. Я хотел Сергея Сергеевича спросить: какое-то время назад было изменено законодательство, вроде как президент Российской Федерации решил улучшить положение непарламентских партий. Вы даже выступали в Государственной думе.
Какое у вас есть ощущение, за счет этих мер повысились ли влияние и возможности вашей непарламентской партии?

Сергей Митрохин:
К сожалению, все эти меры являются чисто косметическими или же микроскопическими. Это так называемые нано-реформы, которыми пока что сумел прославиться наш президент. В политической системе остаются фундаментальные изъяны, если не сказать – пороки. И главный порок – это, конечно, отсутствие политической конкуренции, неравные условия участия политических субъектов в политическом процессе. Отдельные субъекты не регистрируются, хотя они существуют. Мы знаем, что уже нескольким потенциальным партиям отказано в регистрации.
Но даже те партии, которые зарегистрированы такие как "Яблоко", например, могут участвовать в политическом процессе в неравных условиях исключительно и только в неравных условиях. Мы должны собирать подписи на выборах, мы ограничены в доступе к государственным средствам массовой информации, то есть таким СМИ, которые вещают на всю страну. Для парламентских партий приняли специальный закон о равном доступе к СМИ. Там, конечно, его тоже нет среди парламентских партий, но, по крайней мере, есть какой-то закон. Когда президент о нем отчитывался с большим пафосом, он оговорился и не сказал, что речь идет только о парламентских партиях. Он сказал в своем послании, что мы обеспечили для всех партий равный доступ к СМИ, мы приняли закон. Он забыл даже, что там идет речь только о парламентских партиях.
Таким образом, такую метафору я много раз повторял: мы такие бегуны, которые на стометровке стоим на 20 метров сзади бегунов, которые находятся в привилегированном положении. При этом у нас связаны ноги. На трибуне сидит снайпер, который в нас целится. Если мы слишком быстро побежим даже в таком состоянии, то нас просто снимут. Как известно, это, кстати, данные Центральной избирательной комиссии процент снятия на трех последних выборах у "Яблока" достигает 45, то есть снимают каждого второго нашего кандидата и каждый второй выдвинутый нами партийный список. Вот это есть тот снайпер, который нас отстреливает.
Как только региональная администрация чувствует, что "Яблоко" может набрать хороший процент, просто снимают нас с выборов и все. Как в этот раз произошло во Владимире. В соседнем Кольчугинском районе Владимирской области проглядели или может быть отмахнулись, не такой значительный район, и не стали нами заниматься, там оставили нас на выборах. Фальсификацию удалось предотвратить, потому что район маленький и все избирательные участки удалось закрыть наблюдателями, обучить их. В результате у "Яблока" 20% в Кольчугинском районе. А во Владимире сняли, потому что тоже там куда-то в эту сторону двигались. Вот система, которая сегодня сохраняется и, к сожалению, ее президент менять не собирается. По поводу сбора подписей из-за которого нас все время снимают, был разговор с президентом, когда мы с ним встречались.

Михаил Соколов:
И что он вам сказал?

Сергей Митрохин: Он сказал: да, это вообще-то неправильно, но мы когда-нибудь это отменим.

Михаил Соколов:
Они залог отменили, по которому раньше можно было зарегистрироваться без такого риска.

Сергей Митрохин: Это была как раз не реформа, а контрреформа, потому что Медведев действительно отменил избирательный залог. Это был спасательный круг для нас, потому что могли собрать эти деньги. Это была возможность зарегистрироваться, были более-менее равные условия. При Медведеве это равенство регистрации на выборах было ликвидировано под все эти разговоры о политической модернизации, свободах и правах и так далее. Здесь стало хуже, чем было при Путине. Медицинский факт.

Михаил Соколов:
Сергей Сергеевич, все-таки я хочу заметить, что у вас было участие в выборах в марте. И там, где вас зарегистрировали, результаты, мягко говоря, не слишком убедительны. Честно говоря, меня удивили две кампании, которые вы вели. В Калининграде вы пошли списком во главе с двумя бывшими членами фракции "Единая Россия", из Партии пенсионеров бывшей, которые занимались тем в основном, что критиковали организаторов массовых антипутинских митингов. Но и был второй вариант - Курская области, где во главе списка был бывший депутат "Единой России" Федулов.

Сергей Митрохин: Нет, в "Единой России" он не был – СПС.

Михаил Соколов: До этого в большинстве был тоже. Прославился яркими роликами с канканом, выступлениями, начинавшимися словами: "Шалом, дорогие куряне" и какими-то славословиями в адрес губернатора Михайлова. Почему у вас такие экзотические были экземпляры?

Сергей Митрохин: Я уже сказал, что там, где сильная позиция у нас, нас всегда снимают. Участвовать в выборах мы обязаны. Если мы не будем участвовать в выборах, нас разрегистрируют как партию. Какие есть организации, которые способны дойти до этой черты, такие и есть.
Я не хочу хвастаться, у нас далеко не во всех регионах, я бы так сказал, идеальная ситуация, там, где могут, как-то пытаются. Что касается Партии пенсионеров, то партия разнородная, она когда-то была довольно сильной, ее за это и закрыл Кремль, что она стала побеждать "Единую Россию" в отдельных регионах. Ее слили в "Справедливую Россию" в свое время. Потом из "Справедливой России" их вышибли, потому что они пытались какую-то свою позицию высказывать, это было ненужно.
Они думали где-то около двух лет, что им делать дальше, стали выбирать, какую партию выбрать, и выбрали партию "Яблоко". Они сочли, что программа партии "Яблоко" по защите прав пенсионеров их устраивает больше, чем программа других партий. Кроме того, в "Яблоке" есть возможность создавать фракции, в других партиях такой возможности нет. Поэтому они выбрали нас. Мы взяли перед ними определенные обязательства, мы готовы их поддерживать. Мы знали, что за это время часть региональных отделений разбрелись по разным партиям. Но хочу заметить, что в "Единую Россию" эти калининградцы, о которых мы говорим, не вступали.

Михаил Соколов:
Но во фракции "Единой России" они были.

Сергей Митрохин: Так же у нас и в Свердловской области из фракции "Единая Россия" вышел депутат, пришел к нам в список, потерял свой мандат из-за этого. Так же произошло и в Калининграде: лидер списка получил предложение от "Единой России" идти по одномандатному округу, но он отказался, пришел в список "Яблока", зная, что он рискует. Да, конечно, это люди с определенной ментальностью, с определенными политическими установками. Но в данном случае речь шла о наших обязательствах, речь не шла о том, что это члены "Единой России", они по закону не могут совмещать членство.
А то, что от нас уходят люди в том числе и из "Единой России", мне кажется, это положительный признак. Мы не должны людей отталкивать только по той причине, что они были в "Единой России". Хорошо, что их там сейчас нет, значит мы у "Единой России" их отобрали, я ничего плохого в этом не вижу.
А что касается результатов кампании, да, они были слабые. Главная ошибка была и в Курске, и в Калининграде в том, что практически отказались от наблюдения, то есть не обеспечили то, что было в Кольчугинском районе в этом марте.

Михаил Соколов: Деньги нужны, чтобы были наблюдатели. Бесплатно работать люди не хотят.

Сергей Митрохин: Огромные деньги нужны самим наблюдателям платить, нужно за их обучение. Естественно, денег мы много не можем выделять в больших количествах, мы же не партия олигархов как "Единая Россия". Поэтому, к сожалению, наблюдения не осталось. А тут уж чего пенять, сами не смогли защитить свои голоса от воровства, вот и получили то, что получили. Урок на будущее, но как этот урок учитывать, очень трудно понять. Потому что 90 тысяч участков, которые надо закрыть наблюдателями на выборах в Государственную думу - это практически нереальная задача.

Михаил Соколов: Надо объединять свои усилия с другими партиями, которые не состоят во фракции партии власти.

Сергей Митрохин: Много раз пытались объединять усилия и с коммунистами, и со "Справедливой Россией", и так далее, ничего не помогает, не дает никакого результата. Каждый все равно будет за себя. В результате пообещают потом принести протоколы свои, не приносят. Коммунисты громогласно заявляли, что они завалят всех протоколами после выборов в Мосгордуму, ничего никто не принес.

Михаил Соколов: То есть они прошли в Мосгордуму, оказались там.

Сергей Митрохин: "Справедливая Россия" тоже грозилась, она не прошла.

Михаил Соколов:
Но они в суд подавали.

Сергей Митрохин:
16 судов провела партия "Яблоко", все абсолютно возможности использовали для судов, нам никто помогать в этом не стал и присоединяться к нам никто не стал, к сожалению.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, я посмотрел, вы включились в такую антикоррупционную кампанию, требуете расследования разных сомнительных дел, скажем, губернатора Ткачева в Красноярском крае, теперь брянского губернатора Денина. Что вас побуждает к этому, писать какие-то запросы, на которые адекватных ответов не получается?

Сергей Митрохин: По указу президента, принятому год назад примерно, все политические партии и общественные объединения общероссийского охвата имеют право делать запроса о соответствии действительности деклараций о доходах и имуществе чиновников. Мы считаем, что депутатов тоже, мы так интерпретировали этот указ. И на самом деле это критерий истины для любой организации или политической партии, которая публично заявляет о своем несогласии с коррупцией. Сегодня же все про это говорят, даже "Единая Россия", все борются с коррупцией. Если походить на митинги, послушать выступления по телевидению.

Михаил Соколов: Вся страна борется.

Сергей Митрохин: Все партии борются. Хорошо, мы тоже боремся. К нам пришла известная организация "Трансперенси Интернэшнл", которая борется с коррупцией в мировом масштабе, составляет эти рейтинги, по которым Россия занимает 154 место по актикоррупционной устойчивости, и сказала нам: вот у нас есть материал на депутатов Госдумы. Мы, к сожалению, не обладаем таким статусом, который по президентскому указу позволяет нам, то есть "Трансперенси Интернэшнл" сделать этот запрос, поэтому мы пришли к вам. Вы сделаете этот запрос? Мы изучили материалы, поняли, что там действительно есть о чем спрашивать и по поводу деклараций Бориса Грызлова, и депутата Егизаряна, и еще пяти депутатов от "Единой России", одного коммуниста. И мы сказали: да, мы согласны. Они очень удивились. Они сказали: вы знаете, вы первая партия, мы уже обошли все, мы до вас были в пяти партиях, разумеется, кроме "Единой России", из семи, только вы согласились это сделать.
Это критерий истины, кто на самом деле борется с коррупцией, а кто просто кричит об этом по телевизору. Иногда так кричат депутаты "Единой России" о борьбе с коррупцией, что при этом они эту коррупцию покрывают и закрывают. Но это отдельная история. Поэтому на вопрос на ваш я отвечаю совершенно однозначно: я не могу поступать иначе. Если я говорю, что коррупция - это зло, что надо с ней бороться, надо с ней что-то делать, то я обязан выполнить свое право, реализовать свое право бороться реально, а не путем сотрясения воздуха.

Михаил Соколов: И получить отписку.

Сергей Митрохин: Не совсем отписка. По депутатам Госдумы нам написали, что их проверять некому, по мнению того же Нарышкина, который мне ответил, депутатов этот указ не затрагивает. Мы считаем, что затрагивает. То же самое нам ответила и комиссия по этике Госдумы, и почему-то еще отправили в Минздрав и в другие министерства. Все ответили, что да, депутатов мы не можем проверять. Но тем не менее, после этого Нарышкин внес в думу проект закона, который определяет, что депутатов будут проверять специально созданные комиссии при каждой из палат Федерального собрания. В конечном счете, они будут проверять сами себя.

Михаил Соколов: То есть унтер-офицерская вдова.

Сергей Митрохин: Но все-таки, тем не менее, какой-то шаг вперед. А теперь мы занялись уже чиновниками. Про них нам никто не может ответить, что их указ не касается. Мы сделали по Ткачеву.

Михаил Соколов: По даче?

Сергей Митрохин: По даче Ткачева мы сделали. Не только по даче, там есть другие странности в декларациях о доходах его и его жены. И сегодня мы сделали запрос по губернатору Брянской области Демину, у которого вдруг появилось больше пяти тысяч гектаров земли, которая не была указана в предыдущей декларации.

Михаил Соколов:
Он какой-то птицевод в прошлом.

Сергей Митрохин: Да, он птицевод и выяснилось, что от птицефабрики к нему пришел огромный участок земли в прошедшем году.

Михаил Соколов: Может быть, купил на законно накопленные деньги?

Сергей Митрохин:
На те деньги, которые он продекларировал, купить можно, конечно, но явно не по рыночной цене. То есть или получил в подарок, что тоже противоречит закону, не могут такие подарки получать чиновники.
О чем идет речь? Еще нас могут спросить: почему только этими занимаетесь, а другими нет? Указ президента посвящен проверке деклараций - это конкретная вещь. Мы проверяем декларацию за прошлый год и сопоставляем ее с декларацией за позапрошлый. Теперь уже благодаря "Трансперенси Интернэшнл" научились это делать сами, эту работу осуществлять, и партия теперь сама занимается. Если есть очевидные нестыковки в декларациях, значит есть предмет для разбирательства. На самом деле это то, чем должна заниматься исполнительная власть. Но исполнительная власть этим заниматься не хочет. Как известно, есть проблема статьи 20 международной конвенции о борьбе с коррупцией, которую Россия не подписала.

Михаил Соколов: Не ратифицировала.

Сергей Митрохин: Всю конвенцию ратифицировала, а самую важную статью 20, в которой требуют наказывать чиновников, не сумевших объяснить происхождение своих доходов и имущества, не подписала и не ратифицировала, эта статья не работает. А почему не работает, на это интересно ответил депутат "Единой России" господин Колесников, бывший зампрокурора, когда я с ним был на дебатах на одном телеканале. Он сказал так, что, извините, это статья антигосударственная. Потому что если мы ее ратифицируем, нам придется всех наказать, всех чиновников.

Михаил Соколов: То есть он, таким образом, признал, что Россия – коррупционное государство.

Сергей Митрохин: Фактически так.

Михаил Соколов:
Давайте мы примем вопрос. Мария из Нижнего Новгорода, пожалуйста, Сергей Митрохин отвечает.

Слушательница: Добрый вечер. Как раз тему, о которой я хотела спросить, немножко затронули. Меня интересует, как вообще продвигаются дела с дачей Путина, прочими незаконными застройками на Черном море. Потому что места уникальные, заповедные и очень хочется их сохранить.

Сергей Митрохин: Продвигается, надо сказать, очень смешно. По поводу так называемой дачи Путина, я говорю "так называемой", потому что это слухи, это молва, мы проверяем, чья это дача. Я не могу сказать точно.

Михаил Соколов:
Это дворец.

Сергей Митрохин:
Это не дача - скорее дворец. Наши активисты в Краснодарском крае совместно с Экологической вахтой по Северному Кавказу занимаются этим вопросом очень активно. Мы проводим и общественные инспекции и по этой даче Путина, и по даче Ткачева. Там еще есть место, где хотят построить дачу или дворец тот же самый для Медведева в уникальном заповеднике под называнием Утриш под Анапой.
А продвигается очень смешно. Сначала мы получили ответ по этой даче Путина, мы направили сначала генпрокурору Чайке, нам ответили из Генпрокуратуры, что наше обращение отправлено в прокуратуру Краснодарского края. А сегодня мы получили ответ, что оно спущено еще ниже - в межрайонную Геленджикскую прокуратуру. Теперь районные прокуроры Геленджика будут заниматься этим вопросом. Мы, конечно, знаем, с каким результатом. Тем не менее, я считаю, что публичная огласка сама по себе исключительно важна.

Михаил Соколов: Забавно, конечно, дворец, который принадлежит частному лицу, но почему-то охраняет федеральная служба охраны.

Сергей Митрохин:
Еще как охраняет. Наших активистов партии "Яблоко", которые туда пошли, а пошли на законных основаниях, потому что это земли лесного фонда, это земли общего доступа, туда имеет право попасть каждый гражданин. Они пошли как обычные граждане. Но они были остановлены сотрудниками ФСО, которые сказали, что это частный объект. Тогда непонятно, что они сами там делают. По закону они могут охранять только государственные объекты особых категорий. И очень жестко действовала милиция, которая в грубой форме с применением силы их задержала. Потом очень типично для нашей страны, даже с особо излишним рвением работали суды, которые упекли наших активистов в тюрьму на 7-10 суток.

Михаил Соколов:
За неповиновение?

Сергей Митрохин: За неповиновение, да. Вот так охраняются эти дачи. Даже не только коррупция, которая наверняка за этим стоит, и как этот участок из государственной собственности с участием управделами перешел в частную собственность и так далее - это само по себе, конечно, важно, это надо изучать. Если мы говорим о борьбе с коррупцией, ею надо заниматься конкретно, реально, а не только на словах. Но есть еще проблема огораживания огромных пространств на побережье Черного моря. Там, где люди привыкли гулять, ходить, местные жители, туристы, они теперь закрыты, уже туда попасть никто не может.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, вопрос, связанный с Москвой. Вы активно в свое время занимались московскими проблемами. По поводу Юрия Лужкова у вас позиция была достаточно двойственная, то есть критика была, но вы как-то не хотели, как вы говорили, присоединяться к кампаниям травли и так далее. В общем, такая осторожная позиция. Сейчас как вы оцениваете работу нового мэра Сергея Собянина, уже не находясь в Московской городской думе?

Сергей Митрохин:
Как раз буквально неделю назад, даже меньше, конференция московского "Яблока" приняла заявление об итогах первого полугодия пребывания мэра Собянина на посту мэра Москвы. Полгода все-таки значительный срок. Это, как говорится, такое время, когда пора прекращать подавать надежды, пора начать их оправдывать. К сожалению, до этой фазы правительство Москвы, с нашей точки зрения, не дошло.
Было много заявлений, и много правильного говорил Собянин и другие члены правительства. Например, ясно прозвучало осознание того, что город находится в кризисе, транспортная система в коллапсе, что все это необходимо менять. И даже были правильные с нашей точки зрения предложены рецепты отдельные, что надо идти по пути увеличения связанности городской сети, что надо действовать комплексно, вплоть до мелочей, что надо отменять идиотские турникеты в транспорте общественном.
Обо всем этом "Яблоко" очень давно и подробно говорило. Кстати, многие наши положения буквально дословно заимствованы, вплоть до велосипедных дорожек, например, о чем мы в свое время твердили. Но, к сожалению, пока мы абсолютно не видим конкретных шагов по реализации всего этого. Генеральный план Москвы подразумевает переуплотнение города, строительство чудовищных объемов офисно-деловых площадей в центре Москвы.

Михаил Соколов:
Вы за отмену Генплана лужковского?

Сергей Митрохин: К этому и клоню: мы боремся за отмену Генерального плана, начали при Лужкове, потом суды продолжились при Собянине. И что вы думаете, в эти суды ходила представитель мэра с той же самой позицией, что и при Лужкове, но уже от Собянина. Она выступала за сохранение Генплана, то есть это была официальная позиция мэра. Как можно с трибун и в интервью говорить одно, а на практике делать другое?

Михаил Соколов:
Они не хотят вам уступать, они сами потом его отменят. Так всегда бывает: у оппозиции берут какую-то идею, потом ее присваивают.

Сергей Митрохин: В политике не бывает плагиата. Они сами выглядят странно. Они все время говорят "халва", а во рту слаще не становится. Потому что Генеральный план – это закон.

Михаил Соколов:
Какие-то конкретные планы отменили, четвертое кольцо перестали строить.

Сергей Митрохин: Это не так уж однозначно, потому что все время говорят одно, а потом другое. Сейчас сказали, что отдельные участки четвертого кольца будут все-таки строить.

Михаил Соколов: Собирались ничего в центре не сносить, "Архнадзор" второй день воюет за дом Кольбе на Малой Якиманке.

Сергей Митрохин: Совершенно правильно. Что даже более крупное, что нас не устраивает в политике Собянина: он оставил в целостности и сохранности систему власти, которая сформировалась при Лужкове и которая является сверхцентрализованной. Бюрократия довлеет над всем, ее никто не контролирует, и у нее нет никакой обратной связи с городом, с москвичами. Вот эту систему Собянин полностью перенял у Лужкова, и он даже на уровне заявлений, в отличие, например, от транспортной ситуации, эту систему не оспаривает. Это система, при которой карманная Мосгордума, у которой даже формально изъяли те полномочия, которые были раньше. Это опущенное ниже плинтуса местное самоуправление, не имеющее вообще никаких полномочий, просто абсолютно никаких полномочий. Все это Собянин менять не собирается. А значит остаются системные предпосылки для процветания коррупции, и коррупция процветает. Мы уже сейчас видим на примере продажи "Банка Москвы", как это происходит.

Михаил Соколов:
За него получили неплохие деньги - 103 миллиарда рублей.

Сергей Митрохин: Кто получил?

Михаил Соколов:
Я не знаю. Москва, видимо.

Сергей Митрохин: Москва ничего не получила. Только что Мосгордума принимала поправки в бюджет на текущий год. То есть те деньги, которые появились, они должны были быть отражены в доходной части бюджета, этих поправок, там ничего нет. Эти 103 миллиарда либо остались у ВТБ, либо они остались у компании-посредника Московской топливной компании, которая получила без всякого конкурса, аукциона, что является нарушением закона. И по этому поводу я тоже обратился в Генеральную прокуратуру, чтобы она расследовала это действие. Пока не было ответа, но будем надеяться. Но это открытое нарушение закона. Даже Лужков себе такое не позволял.

Михаил Соколов:
Но он другое позволял - он жене выписывал кредиты через "Банк Москвы".

Сергей Митрохин:
Но я извиняюсь, даже тут есть разница. Тот кредит, который Батурина получила, она его возвращает по графику, никто не оспаривает, что она его возвращает. Как она его получила – другое дело, но она его возвращает. А здесь деньги делись неизвестно куда, никто, главное, не говорит. Мы выступили с заявлением, прошло по ряду сайтов наше заявление, куда делись деньги. Никто не отвечает, даже не собирается отвечать. Скажите, что мы чего-то не понимаем в этой механике.
На самом деле, кстати, это тоже жизнь по заветам Лужкова. Потому что при Лужкове последние несколько лет мы с этим боролись, но это произошло, Мосгордума лишилась возможности утверждать программу приватизации. Депутаты вообще в этот процесс не вмешиваются никак, им никто даже не сообщает, какие объекты будут готовиться к приватизации. "Мосводоканал" по некоторым постановлениям правительства Москвы.

Михаил Соколов:
"Метрострой" продали.

Сергей Митрохин: Представляете, что такое "Мосводоканал", вот так взять, и просто росчерком пера без какого-либо анализа, привлечения экспертов и даже депутатов, взять и передать в частные руки.

Михаил Соколов: А что, что-то бы поменялось, если бы им говорили? Хорошо, Путин выступал перед Государственной думой четыре часа, и что, это изменило ситуацию в России?

Сергей Митрохин: Когда я был в Мосгордуме, я пользовался теми полномочиями, которые есть у депутатов. Кстати, между прочим, мне запретили подавать запросы в государственные унитарные предприятия, депутатские писать, в тот же "Водоканал". Потому что я взял и засыпал их вопросами о том, как они тратят деньги, которые они получат за счет тарифов. Приняли поправку в закон о статусе депутата, то есть запретили всем депутатам только для того, чтобы запретить мне. Но с другой стороны, можно сделать вывод: если есть хоть один депутат, который хочет заниматься этими вопросами и есть такие полномочия, то их можно очень эффективно использовать на благо жителей города.

Михаил Соколов: Если есть депутат. Вопрос из Москвы. Михаил, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Сергей, вы в свое время взяли под защиту Лужкова, теперь, когда этот деятель так бесследно закончил свою политическую деятельность, вам не стыдно за это заступничество? И второе: насколько упал авторитет партии "Яблоко" за последние три года, когда отошел от руководства Григорий Алексеевич?

Сергей Митрохин: Во-первых, мы никого не брали под защиту. Вот уже Михаил сказал правильно: мы отказались участвовать в травле, которая была затеяна Кремлем. Она же началась не в последние месяц или два пребывания Лужкова у власти, она гораздо раньше началась – за год до этого. Мы знали прекрасно, что Лужков становится неугоден определенным руководителям, он будет снят, против него будут организованы кампании соответствующие. Мы свою критику Лужкова при этом не прекратили, мы по делу всегда его критиковали.
Мы добивались отставки префектов, которые были назначены Лужковым. Например, префекта Северо-западного округа Козлова. Мы постоянно вносили антикоррупционные инициативы, напрямую говорили о произволе, который творится в градостроительном комплексе, что с этим непосредственно связан Лужков. Я напрямую Лужкову это говорил сам и публично, и лично о том, что эта политика неприемлема.

Михаил Соколов: Но в думе вы голосовали за его переназначение.

Сергей Митрохин: Мы проголосовали только потому, что мы за это голосование выбили у него решение о запрете точечных застроек. И благодаря этому решению мы помогли десяткам тысяч москвичей избавиться от этого кошмара, который на них навалился, только благодаря этому голосованию. Он под это голосование согласился и принять постановление соответствующее, и прекратить несколько сотен таких точечных застроек в Москве. Так что это вопрос такой, мы использовали все возможности для того, чтобы защитить москвичей. Тем не менее, это не было поводом для нас прекратить разговоры и о коррупции московской, и напрямую об этом говорили даже на заседании Мосгордумы, я в своем выступлении прямо сказал Лужкову, что строительный комплекс Москвы коррумпирован, что он уничтожает жизненное пространство москвичей, на этом наваривает себе деньги. То есть все открыто говорили, боролись, снимали чиновников, когда могли, коррумпированных, не только префектов, но и других, и мы находились в оппозиции.
Когда мы поняли, что есть проект кремлевский, и Кремль прямо заинтересован, кстати, на это нам тоже намекали, чтобы в этом поучаствовали, мы в этом участвовать отказались, но при этом мы остались в оппозиции Лужкову, мы его не защищали.

Михаил Соколов: По поводу Явлинского спрашивал слушатель.
Здесь Александр написал: "Во времена Явлинского у "Яблока" было свое лицо. Какое это было лицо – это другой разговор, но оно было. Теперь "Яблоко" стало походить на ухудшенную копию КПРФ и ЛДПР одновременно".

Сергей Митрохин: Каждый имеет право иметь ту точку зрения, которую он имеет. Я так не считаю, например. Я не понимаю, чем мы походим на ЛДПР и тем более на КПРФ. Мы выступаем сейчас за тотальную десоветизацию государственной жизни. Эта наша деятельность началась год назад, когда я давно был председателем партии "Яблоко". Мы сначала говорили о десталинизации, сейчас был политкомитет, мы говорим о том, что лозунг десталинизации, который сейчас пытается реализовать даже администрация президента.

Михаил Соколов: Не вся администрация.

Сергей Митрохин: Совет, возглавляемый Михаилом Федотовым. Мы говорим о том, что это неправильно, потому что это только частный случай. Надо говорить о десоветизации, надо говорить о том, что был преступным сам большевистский переворот, государство должно это признать. Государство должно делать соответствующие выводы и провести тотальную десоветизацию нашего общества.

Михаил Соколов:
Явлинский даже предлагает Учредительное собрание когда-нибудь созвать.

Сергей Митрохин: Партия "Яблоко" предлагает, Явлинский эту позицию недавно транслировал. Все это происходит в последнее время. Поэтому утверждение, что мы похожи на КПРФ, я просто не понимаю – это о чем? Причем здесь ЛДПР, я тоже не понимаю. Вы имеете право так считать, но это не так, я вас уверяю.

Михаил Соколов: Давайте еще вопрос из Москвы. Анна, пожалуйста.

Слушательница: Добрый вечер. Я всегда голосовала за "Яблоко", а больше не буду, Сергей Сергеевич. Потому что вы нажимаете на болевые точки, а решения не предлагаете. А решение очевидно. Вы как "Единая Россия" бьете по советскому нашему прошлому – это неприемлемо для большинства населения. Потому что много хорошего, очень много было в советское время, и то, что вы все получили образование, и Григорий Алексеевич, и вы в том числе, и воспитание, и культура, и все. А что мы теперь имеем? Развалено во всех областях. Вы это все видите, все знаете, и начинаете десоветизацию и так далее. Не буду больше голосовать.

Сергей Митрохин:
Это ваше право. Если вы раньше за нас голосовали, значит вы ошибались, вам надо было голосовать за КПРФ. Потому что мы считаем, что советский период при всех положительных достижениях, о которых мы знаем, и полете в космос, и при всеобщем образовании, он был катастрофой для нашей страны, он привел к уничтожению огромной части нашего населения, он являлся во многих своих частях геноцидом народов, населяющих Россию, в том числе и русского народа. Он привел к вырезанию национальной элиты, и он по сути отбросил нашу страну в развитии на многие столетия назад.

Михаил Соколов: И сегодняшний день – это же тоже господство номенклатуры, это советское в значительной степени.

Сергей Митрохин: Безусловно. То, что не было преодолено советское наследие, осталась у власти перекрасившаяся советская номенклатура, те же самые карьеристы, которые делали свои карьеры при позднем Советском Союзе, они перебрались в кабинеты те же самые или более высокие, но уже под именем демократов, которыми они не являлись. И то, что они построили – это построили именно они.
И распад Советского Союза был заложен самими же коммунистами изначально, которые следовали ленинскому принципу национальной политики, когда были созданы советские республики, имеющие право выхода, они потом это все реализовали. Можно много про это говорить.
"Яблоко" считает, что многие беды нашего сегодняшнего периода, последнего 20-летия происходят из-за того, что мы не сумели расстаться с нашим коммунистическим наследием, оно хватает нас за пятки и тянет назад. Это как гири, висящие на нас.
Сами посудите, какие мы патриоты. У нас самые крупные почести оказываются человеку, на Красной площади лежащему в Мавзолее, который в то время, как Россия находилась в состоянии войны с другими странами, вел против нее войну на деньги врага. Он получал деньги в немецком Генштабе и на эти деньги разрушал собственную страну. И этот человек у нас лежит в Мавзолее на Красной площади, и мы на него молимся, получается, все с вами. Получается, что мы тоже, потому что мы граждане этой страны, а он тут самый главный герой. Это же у нас за такое патриотическое сознание?
У нас огромная часть населения, как, видимо, и эта радиослушательница, которая звонила, в качестве величайшего гения времен и народов почитает Сталина, который вырезал собственный народ, вырезал русских, татар, тех же самых грузин, но больше всего вырезал русских количественно. Это мы такие патриоты, что для нас это самый главный, самый великий вождь? Что же тогда с нашим народом происходит, мы, что народ самоубийц, у нас какие-то суицидальные комплексы доминируют в нашем национальном самосознании?
Так вот все это является признаком болезни нашего народа, нашей нации, эту болезнь надо лечить. "Яблоко" считает, что этим необходимо заниматься срочно, иначе мы останемся без страны.

Михаил Соколов:
Владимир из Нижегородской области, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Добрый вечер. Сергей, я не первый раз на Свободе слушаю вас и думаю, с каким вы багажом идете на выборы? А вы наверняка думаете попасть в думу. Кроме гаражей я ничего от вас не слышал, и теперь Лужков. Да Лужкова уже нет сколько уже.

Сергей Митрохин: Про Лужкова меня спросили, я ответил, что вы так переживаете? Это же не наша тема – это ответ на вопрос.

Слушатель: Вы постоянно говорите за Лужкова.

Сергей Митрохин: Это никакой не багаж.

Слушатель: С чем вы идете в думу на выборы?

Михаил Соколов: Вот тут еще и Наталья нам пишет: "У Митрохина в последнее время преобладает необоснованная самоуверенность, что только партия "Яблоко" что-то делает против коррупции, а другие демократы якобы нет. Это ошибочная позиция, которая вносит раскол в оппозицию. Теорией малых дел с коррупцией не справится, тем более в одиночку. "Яблоко" в одиночку пытается вразумить власть, которую вразумить невозможно. Нужно перестать быть Дон Кихотом и объединяться с оппозицией с требованием отставки кремлевской диктатуры". Вот что пишет вам Наталья. Тоже к выборам, наверное.

Сергей Митрохин: Отвечая на первый вопрос и на второй тоже, с чем мы идем на выборы в том числе, хотя выборов у нас нет в стране, но тем не менее, мы обязаны в них участвовать, мы будем в них участвовать, мы идем с альтернативой тому, что сегодня делает власть, тому, что делает Кремль, тому, что делает правительство. И здесь мы абсолютно последовательны. Мы в свое время были в оппозиции к Ельцину, мы были с самого начала в оппозиции к Путину, сегодня мы в оппозиции к Путину и к Медведеву. И мы не просто их критикуем, не просто требуем, чтобы они ушли, мы выступаем за то, чтобы все ушли, но только не отдельно взятый Путин - этим и отличается от ряда других движений, течений и так далее, которые считают, что Путин уйдет и все станет хорошо. Во-первых, непонятно, как он сам один по себе уйдет. А во-вторых, он уйдет, все остальные останутся. Мы считаем, что должны уйти все, начиная с партии "Единая Россия", естественно, включая Путина, и Медведева, и все той огромной армии коррумпированных чиновников, которую они возглавляют.
Мы предлагаем меры по ликвидации олигархического строя, который сформировался в России за последние 20 лет. Без ликвидации этой олигархии, без прекращения той ситуации, когда бизнес у нас тесно связан с властью, я имею в виду крупный бизнес, и зарабатывает свои доходы не за счет честной конкуренции, а счет близости к власти, эту систему надо мирным путем, конституционным путем, без попыток каких-то потрясений, революций, потому что революции в нашей страны всегда приводят к еще худшей ситуации и приводят к власти еще больших мерзавцев, но эту систему надо менять, ее надо трансформировать.
И в нашей программе, которую мы выносим на выборы, подробно написано, как это делать. Речь идет не только о тех мерах, о которых я сказал – отделение власти от бизнеса, очень жесткие антикоррупционные мероприятия, мы знаем четко, какие, могу перечислить, если будет такой вопрос. Но мы идем еще и с программой создания в России мощного класса собственников, которого сегодня нет. Обеспечение прав собственности для огромных масс нашего населения.
Сегодня такого касса у нас нет, потому что у нас олигархия, большая часть богатств контролируется олигархами, средний класс не контролирует собственность, приносящую доход. Так вот, при такой ситуации невозможно и создание стабильной демократии.
Как мы предлагаем это делать? Могу некоторые назвать наши предложения. Есть у нас программа, она называется "Земля. Дороги. Дома". Ее как раз разрабатывал Григорий Алексеевич Явлинский. Она посвящена проблема земли и еще одной очень важной проблеме – жилищной, которая у нас до сих пор не решена. Мы предлагаем перейти к программе массовой передачи земли тем, кто может на этой земле строить.

Михаил Соколов:
Сергей Сергеевич, это смогут люди в интернете прочитать. Короткий вопрос из Петербурга. Евгения.

Слушательница:
Вечер добрый. Хотелось бы услышать ваше мнение относительно такого абсолютно возмутительного вопроса, как отмена отсрочек для студентов и аспирантов, я имею в виду отсрочек от армии.

Сергей Митрохин: Да, мы этим вопросом занимаемся. В настоящее время "Яблоко", в основном молодежное "Яблоко", мы ему активно в этом помогаем, проводит целую кампанию за срочный, немедленный переход к контрактной армии. Потому что сейчас одногодичная служба ничего не дает для армии, она калечит молодых людей так же, как и калечила двухгодичная служба. У нас дошло до того, что в армию забирают в основном больных. Потому что здоровые имеют возможность убежать, откосить и скрыться, а больных несчастных забирают.
За один год нормально воинскому искусству обучить массовый контингент людей невозможно. То есть это все превратилось в полный маразм. И теперь этот маразм касается студентов, аспирантов с этой самой отменой отсрочек. Поэтому мы настаиваем на том требовании, которое выдвигали еще 10 лет назад, когда обсуждалась эта проблема.
Наши экономисты просчитали, что еще в то время, когда в России не такие доходы были от нефти в бюджете, уже можно было обеспечить нормальную контрактную армию, нормальную зарплату военнослужащим и жилье. Были такие деньги в бюджете уже тогда. А сейчас, когда зашкаливают цены на нефть в связи с ближневосточным кризисом, и подавно есть эти деньги. И сейчас их надо инвестировать в развитие страны, а не в резервный фонд и даже не в Олимпиаду, потому что Олимпиада не несет никакого развития.
Мы сейчас проводим кампанию за срочный переход к контрактной армии, отказу от призыва. На 13 мая в Москве намечена крупная акция напротив Министерства обороны, около памятника Гоголю. Молодежное "Яблоко" будет проводить акцию "Не дай себя забрить", будет призывать студентов распространять соответствующие материалы в вузах, рядом с вузами, вернее, потому что в самих вузах по закону нельзя, призывая студентов проснуться и наконец вспомнить о своем достоинстве, и в конечном счете, о своей судьбе. Придти и хоть раз в жизни выразить гражданский протест с совершенно позитивным требованием – переход, причем немедленный, к контрактной армии.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, в завершении хотел вас спросить: как вы объясните, что сейчас вдруг рейтинги и премьера Путина, и президента Медведева, и "Единой России" упали, причем членов этой парочки сразу на 16%? Что это дает оппозиции?

Сергей Митрохин: С точки зрения выборов это мало что дает, потому что результаты выборов у нас определяются, к сожалению, не гражданами, а самой властью, множеством способом, которых огромное количество, все о них прекрасно знают. Но в целом это отражает падение авторитета действующей власти. Она не способна больше вызывать доверие, уважение со стороны собственных граждан.

Михаил Соколов: Если не звать на выборы, то что делать оппозиции – звать на улицу

Сергей Митрохин: Надо идти на выборы. Потому что, к сожалению, высокий результат "Единой России" создается не ее избирателями, не ее электоратом, ее избирателей реальных не ее больше 15%, все остальные голоса ей дают те, кто не ходит на выборы, потому что их бюллетенями голосуют за "Единую Россию".

Михаил Соколов:
Значит надо ходить на выборы?

Сергей Митрохин: Обязательно.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG