Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Высший свет театрального общества на театральном фестивале в Петербурге


Юрий Любимов (фото с сайта www.kremlin.ru )

Юрий Любимов (фото с сайта www.kremlin.ru )


Марина Тимашева: В Петербурге проходил фестиваль лучших спектаклей европейских театров, приуроченный к вручению 14-й Европейской Театральной Премии и во второй раз премии ''Новая театральная реальность''. Рассказывает обо всех этих событиях Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Главным лауреатом одной из самых престижных премий мира в области искусства - Европейской Театральной Премии, учрежденной высшим исполнительным органом Европейского Союза - Европейской комиссией, стал немецкий режиссер Петер Штайн. Его имя тесно связано с русской классикой, которую он, по всеобщему признанию, замечательно интерпретирует. Специальную Премию Оргкомитета в этом году получил художественный руководитель Театра на Таганке Юрий Любимов. По решению международного жюри Премии '''Новая театральная реальность'' удостоены шесть лауреатов: Андрей Могучий (Россия), Кристиан Смедс (Финляндия), Вильям Дочоломански (Словакия/Чехия), Кэти Митчелл (Великобритания), исландский Театр Вестурпорт и португальский Театр Меридиональ. В основную программу фестиваля вошли спектакли лауреатов Европейской Театральной Премии. Говорит художественный руководитель Российского государственного театра драмы имени Пушкина театра Валерий Фокин.

Валерий Фокин: Событие это очень важное и, может быть, сегодня особенно важное. И не только в российском театре, но и в европейском театре. Профессия режиссера и уровень этой профессии сегодня, вследствие целого ряда причин, в общем, стремительно падает. Искусство репетиции, процесс репетиционный, все то, что связывает режиссера как исследователя, как человека, который ведет эту творческую экспедицию очень подробно, глубоко - все это, вследствие вызовов новой эпохи, стремительно теряет свои ориентиры. Молодые растеряны, условия, которые могут защитить их дебюты - крайне трудные, да еще на фоне того, что репертуарный театр сегодня подвергается такой серьезной атаке, достояние репертуарного театра, как главного, такого событийного института России, тоже начинает уходить, потому что очень много попыток сделать из репертуарного театра театр проектов. На этом фоне эти ориентиры и критерии крайне важны, и в этой профессии тоже . И то, что абсолютно уважаемые, достойные, замечательные представители этой трудной профессии, представлены эти замечательные режиссеры, мне кажется, что это здорово.

Татьяна Вольтская: Валерия Фокина поддерживает лауреат VIII Европейской театральной премии, художественный руководитель Малого драматического театра - Театра Европы Лев Додин.

Лев Додин:
Сегодня во всем мире гораздо слабее поддерживается театр в Европе, чем это было раньше, театр коммерциализуется, догоняет массовую культуру, уходит высота профессии, теряется и зритель в Европе, да и в России не очень растет. Поэтому мне кажется, что в дни такой болезни очень важно событие, которое обеспечивает высокий уровень искусства, которое обеспечивает высокую планку, ниже которой опускаться нельзя. И с этой точки зрения то, что премию получил Петер Штайн, мне кажется, давно заслуженную, один их крупнейших режиссеров мира, очень многое определивший в развитии российского театра своими гастролями, своими знаменитыми ''Тремя сестрами'', который вернул, напомнил нам, забывшим уже об этом, о Станиславском. Я рад, что среди лауреатов премии Юрий Петрович Любимов и режиссер Могучий. Я участвовал в двух церемониях премии - один раз, когда вручали мне, другой раз, когда вручали Гарольду Пинтеру, великому драматургу 20-го столетия - действительно крупнейшее театральное мероприятие мира, съезжается весь высший свет театрального общества. Это огромный комплимент для Петербурга и огромная заслуга. Найти средства для этого всегда непросто, иногда все это происходит в последний момент, когда находятся города, которые могут сконцентрировать средства для этой акции. Я чувствую этот праздник, как свой собственный.

Татьяна Вольтская: Кроме торжественной церемонии вручения, в программе премии - лучшие спектакли лучших театров Европы, презентация проектов 10-12 года Союза театров Европы, конференция ''Петербургская культурная политика в общеевропейском контексте'' и, конечно, встречи с лауреатами
XII Европейской Театральной Премии ''Новая Театральная Реальность''. В программе также - специальная конференция, посвященная творчеству Юрия Любимова, лауреата Специальной премии. Правда, не очень понятно, почему ее назвали конференцией - на сцене Учебного театра на Моховой за столиком с розами и мандаринами непринужденно беседовали двое - Юрий Любимов и ведущий Николай Сванидзе. Зрители разве что не висели на люстрах, ловя каждое слово Любимова - будь то воспоминания о том, как в советское время запрещали его спектакли, или размышления о том, почему с английскими актерами ему в эмиграции работалось легче, чем с русскими.

Юрий Любимов: Там актер старается сделать то, что я ему говорю. А потом уже, в свободное время, спросит: ''Почему вы так настаиваете, чтобы я сделал это? Допустим, в Достоевском, вот я положил фуражку, она упала. Почему вы заставляете меня это три раза делать?''. Я говорю: ''Потому что он волнуется на допросе, кладет ее плохо, она падает''. Понимаете, это - потом. Но он прекрасно это делал. ''А зачем вы спрашиваете? Вы же хорошо это делаете''. ''А я просто слушаю вас, а внутренне я не понимаю''. Значит, он потом, в свободное время спрашивает. Русский актер все время старается сделать наоборот. Он еще текста не знает, а уже говорит: ''А почему я должен отсюда? А можно оттуда?''. Я ему говорю: ''Оттуда нельзя — там - кирпичная стена''.

Татьяна Вольтская: А еще Юрий Любимов ответил зрителям на вопрос, хочет ли он снова поставить ''Гамлета''.

Юрий Любимов: Нет, ''Гамлета'' я не хочу ставить. Нет Высоцкого. Дело не в том, что Высоцкий - актер, Высоцкий - замечательный поэт, и поэтому я вряд ли такого актера найду. Он сам поэт и он мог понять Шекспира, поэтому я мог с ним обсуждать разные варианты, потому что он меня слушался беспрекословно и говорил замечательную фразу: ''Я не понял вас, покажите''. Я умею показывать, выйти и показать, как бы хотел, чтобы он играл. И он это понимал больше, чем мои словеса умственные. И вот я люблю таких актеров. Например, я бы с удовольствием поставил ''Идиота'', но пока у меня нет актера, который бы это сыграл.

Татьяна Вольтская: А вот филолог, писатель, автор книги ''Таганка. Личное дело одного театра'' Евгения Абелюк вспомнила ранний спектакль Любимова, проведя параллель со спектаклем, стяжавшим награду, - ''Мед''.

Евгения Абелюк: Мы впервые можем почувствовать, что такое вообще индивидуальный стиль художника, и об этом говорят письма, писем тысяча сохранилось в архивах. ''Десять дней, которые потрясли мир'' наверное, все присутствующие знают, начинался на улице. Точно так же как вчерашним зрителям спектакля ''Мед'' важно было пройти через сцену и почувствовать, как в таком лаконичном пространстве обычной жизни рождаются такие замечательные солнечные мозаики Гуэрры. ''Десять дней, которые потрясли мир'' начинались на улице, а потом, когда спекаться заканчивался, зритель должен был опустить билетик: понравился спектакль — в красный ящик, не понравился - в черный. Этим обычно не ограничивалось. И они писали записки. ''Нужно, чтобы хотя бы раз в месяц ваш театр мог все это показывать во Дворце Съездов''. Или: ''Теперь мне становится понятным, откуда берут себе пример всякие стиляги, подонки нашего общества. Перестаньте играть с упрощенными понятиями о нашей жизни для всяких пошляков. Создавайте хорошие спекали, чтобы люди получали заряд бодрости и верили, что мы строим лучшее общество, строим коммунизм''.

Татьяна Вольтская: Очень большое значение тому, что Европейская Театральная Премия приехала в Петербург, придает театровед Марина Дмитревская.

Марина Дмитревская: Это для нас такой, в общем, ликбез по европейскому театру, из первых рук столкновение с этой Европейской Премией происходит действительно впервые, и, дай бог, чтобы этот приезд оказался плодотворен и для питерского театра, и для российского театра. Я надеюсь, это будет каким-то толчком для размышления о театральном языке и, вообще, мы, наконец, не едем в Москву на Чеховский фестиваль, а смотрим здесь, что же привозит нам просвещенная театральная Европа. Имена первостатейные. Петер Штайн лет 20 назад возвращал России Чехова в станиславской традиции. С такой погруженностью в тот мир, который нами был утрачен, а вот им, немцем, сохранен, он был влюблён в эту эпоху. Я очень хочу посмотреть Кристиана Смедса, потому что фигура легендарная для авангардного театра, театра социального протеста. Сейчас же эпоха чудовищная, социальное напряжение копится, театр никак не отвечает на эти запросы, а Смедс - тот самый финский протестующий режиссер, который это все еще с художественностью сочетает, который пытался несколько лет назад разбудить спящее финское общество и объяснить финнам глупость их национальных фетишей. Это же тема, которая не может не волновать и на нашей земле.

Марина Тимашева: Итак, в Петербурге завершился фестиваль лучших спектаклей европейских театров, приуроченный к вручению 14-й Европейской Театральной Премии и 12-й премии ''Новая Театральная Реальность''. Она немного моложе — ей 12 лет Напомню, что Андрей Могучий, удостоенный премии ''Новая Театральная Реальность'', в конце прошлой недели получил еще и ''Золотую Маску'', как лучший режиссер – за спектакль ''Изотов'', поставленный им в Александринском театре. Значит, мнения европейских и российских коллег счастливо совпали.
Специальной, действительно специально учрежденной в этом году премии, был удостоен руководитель Театра на Таганке Юрий Петрович Любимов. Мы с Татьяной Вольтской поздравляем великого режиссера с наградой и желаем ему долгих лет жизни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG