Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Фукусима" дотянулась до Дальнего Востока?


Экспедиция Русского географического общества начинается в плавание (справа - глава экспедиции Артур Чилингаров)

Экспедиция Русского географического общества начинается в плавание (справа - глава экспедиции Артур Чилингаров)

22 апреля из Владивостока стартовала экспедиция Русского географического общества. Руководитель - известный российский полярник, депутат Госдумы Артур Чилингаров. Основная задача – изучить степень радиационного загрязнения флоры и фауны у берегов Дальнего Востока после аварии на японской АЭС "Фукусима-1".

Научно-экспедиционного судно "Павел Гордиенко" отправилось в плавание с "благословления" российского премьера Владимира Путина.
Независимые экологи в принципе согласны с необходимостью подобного мониторинга, но недовольны тем, что их в поход не пригласили. Руководитель энергетического отдела Гринпис России Владимир Чупров в комментарии Радио Свобода высказал сомнение в том, что официальные российские эксперты будут объективны. Свои сомнения он мотивировал так:

– Посылка географического судна изучить последствия аварии на "Фукусима-1" – один из эпизодов в череде каких-то нестыковок, противоречивых заявлений высшего политического руководства страны. С одной стороны, президент Медведев заявлял, что в районах цунами и землетрясений не нужно строить атомные станции. При этом Россия подписывает соглашение о строительстве АЭС "Аккую" в Турции; местечко, которое известно своими землетрясениями. Аналогичная ситуация с плавучими АЭС: решение по отказу от их строительства до сих пор не принято, плавучая АЭС на Камчатке – всего в 800 километрах от места трагедии в Японии – строиться будет. Как говорится, все идет по плану.

С другой стороны, власти всегда заявляли: "не нужно паниковать, все нормально". При этом посылают зачем-то корабль изучить какие-то последствия. Если власти уверены, что все нормально, то зачем тратить государственные деньги на доказывание очевидного для властей факта? Насколько нам известно, в составе экспедиции нет представителей общественных организаций. Там есть политики, есть атомщики – то есть люди, которые могут быль заинтересованы в том, чтобы скрыть реальную информацию о "Фукусиме". Вот почему уровень доверия к такой экспедиции у нас, к сожалению, низкий.

– Если бы вас взяли с собой, на что бы вы в первую очередь обращали внимание?

– В первую очередь мы бы проверили в своих лабораториях морскую воду – как минимум, чтобы понять уровень концентрации вредных веществ. Далее – отбор проб воздуха, это более сложное мероприятие; здесь нам бы хотелось иметь на борту организации, которые могли бы сделать независимый анализ. Пробы рыбы, морских организмов – все это, конечно же, тоже нужно взять.

Я бы, честно говоря, не доверял структурам, связанным с Росатомом. Сегодня мы видим, что Росатом пытается принизить масштаб катастрофы на "Фукусиме". Взять хотя бы заявление Росатома о том, что заявленный правительством Японии седьмой уровень наивысшей опасности радиационного события на "Фукусиме-1" некорректен, что шестой уровень – это вполне достаточно для такой аварии. Хотя все расчеты четко показывают, что на "Фукусиме" уже на вторую неделю после аварии был седьмой уровень. Поэтому возникает опасение, не организована ли эта экспедиция специально для того, чтобы доказать: никакого седьмого уровня нет, все нормально, можно продолжать строить атомные станции в Японии, на Камчатке, в Тунисе, в Чили. То есть там, где существуют коммерческие – еще раз повторяю, коммерческие! – интересы Росатома по расширению географии своего бизнеса.

– На данный момент у независимых экспертов, у официальных властей есть ли какие-либо данные о том, что авария на "Фукусиме-1" каким-то образом повлияла на обстановку на российском Дальнем Востоке?


– К сожалению, данных для того, чтобы сделать однозначный вывод или какой-то объективный прогноз, нет. Нужно решать эту задачу в три этапа. Первое – знать, сколько у нас на входе этой радиации; этого мы не знаем, потому что японская сторона не дает такую информацию. Второе – нам нужно иметь модели, которые показали бы, как эта радиация распространяется по воде; сегодня это, наверное, самое уязвимое место, потому что по воздуху выбросы прекратились. С помощью моделей можно определить, сколько этой радиации и в какой концентрации дойдет до российских берегов. Третье – ихтиологи, биологи должны показать, сколько этой радиации концентрируется в организме рыбы, других морских организмов, чтобы понять, насколько опасен её уровень для продуктов питания. На всех трех этапах у нас недостаточно знаний, информации.

– То есть когда нам говорят, что в России все в порядке, – это лишь означает, что у нас нет никакой информации, чтобы объективно судить о ситуации?

– Да. Фактически пока это очень и очень субъективные предположения, под которыми нет реальных расчетов и экспериментальных данных. Очень надеемся, что экспедиция привезет эти расчеты. Но вопрос опять же в том, как верить этой экспедиции, в которой участвует Росатом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG