Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Когда законопроект о повышений взносов в страховые фонды выносился, я выступал против данной инициативы". - "А голосовали как?" - "Голосовал "за". Партийная дисциплина…"


Владимир Груздев

Владимир Груздев

Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии - Владимир Груздев, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы России по Гражданскому, Уголовному, Арбитражному и Процессуальному законодательству.

Говорить мы будем о борьбе с коррупцией, о том, что, собственно, предлагает Владимир Груздев и та партия, в которой он состоит, а состоит он в партии "Единая Россия", во фракции "Единая Россия".

Владимир Сергеевич, я сразу быка за рога, о вашем личном опыте, личной жизни и личном примере. Вот газеты нам сообщили, что вы не только задекларировали, но и об этом рассказали даже раньше прессе, 2 миллиарда 227 миллионов рублей доходов вашей семьи за прошлый год. Вы готовы рассказать о том, как эта сумма была получена вами, депутатом, который вроде как не может заниматься предпринимательской деятельностью?

Владимир Груздев: Конечно.

Михаил Соколов: Рассказывайте! Это самое интересное.

Владимир Груздев: Да, я прекрасно понимаю, что это интересует больше всего. Да все очень просто, на самом деле. Основной доход состоял от продажи ценных бумаг, которые принадлежат мне и моей жене, этот доход составил примерно 90 процентов общей суммы. По нашему Налоговому законодательству, доходом является не разница между ценой приобретения и ценой реализации, а вся сумма реализации. Поэтому акции были у нас, мы их реализовали, эти акции, и, соответственно, включили в налоговую декларацию.

Михаил Соколов: То есть это акции "Седьмого континента", этой фирмы, где вы были совладельцем?

Владимир Груздев: Да, совершенно верно. Это остаток акций "Седьмого континента". И, соответственно, остальные доходы - это, скажем, машину я там продал - тоже включил в доход.

Михаил Соколов: То есть вы ничего не скрываете.

Владимир Груздев: Нет, и я считаю, что это совершенно правильно. А что скрывать? Давайте разберемся, вот я когда продал акции "Седьмого континента" в 2007 году, мы всей семьей заплатили 130 миллионов долларов подоходного налога. На 130 миллионов долларов подоходного налога можно построить в Москве, подчеркиваю, по московским ценам 15 школ на 600 человек каждая, 30 детских садов, 40 физкультурно-оздоровительных комплексов. Мне кажется, я, как человек, который вырос в Советском Союзе и в России, который получил образование в советской системе образование, то есть это московское суворовское училище, Военный краснознаменный институт, Московский государственный университет, юридический факультет, я полностью все свои долги, как гражданин, перед государством, перед моими согражданами отдал.

Михаил Соколов: Но это вы, правда, не учитываете то, что называют откатом, коррупционную составляющую. Это вы в каких-то чистых ценах все назвали. А если учесть, сколько будет из этих денег при строительстве школ, больниц и прочего уворовано, и мы знаем, что это постоянно происходит, то, конечно, ваш материальный вклад, скорее всего, поменьше, чем денежный, тут спора нет.

Владимир Груздев: Нет, денежный вклад я вам как раз говорю по тем ценам, которые у нас утверждены на строительство школ, детских садиков, физкультурно-оздоровительных центров. Поэтому, мне кажется, и вам надо стремиться работать получше, покачественнее, чтобы тоже заплатить такой подоходный налог, чтобы и вы...

Михаил Соколов: Сколько зарабатываем, столько и платим, вы не волнуйтесь.

Владимир Груздев: Да, я переживаю. Я, в отличие от вас, свою декларацию опубликовал. А вы свою опубликовали? (смеются)

Михаил Соколов: А моя не так интересна. Я все-таки не депутат, не политик. Так что...

Владимир Груздев: Вы больше. Вы - журналист.

Михаил Соколов: Ну, журналисты - люди маленькие, они воспроизводят то, что рассказывает нам жизнь.

Владимир Груздев: Не совсем так, мне кажется, вы еще все-таки формируете точку зрения. Поэтому ваша точка зрения и ваши мысли очень важны для нас.

Михаил Соколов: Я хотел спросить, вот вам уже перестал быть совсем интересен за время политической деятельности в Думе бизнес? Вы решили, что все, надо закрывать тему и больше к этим делам, так сказать, с ритейлом, с торговлей не возвращаться? Вы для себя эту тему закрываете совсем?

Владимир Груздев: Нет, не только с ритейлом, торговлей, но и вообще в принципе с бизнесом. Мне кажется, человек должен, чтобы хорошо работать, чтобы качественна была его работа, он должен сосредоточиться на той работе, которой он занимается. В Думе у меня очень много работы, я занимаюсь, как вы знаете, Уголовным и Уголовно-Процессуальным законодательством в Комитете по Гражданскому, Уголовному, Арбитражному и Процессуальному законодательству. Наш комитет один из самых насыщенных с точки зрения количества и качества рассматриваемых законопроектов. Ну, вот за три года мною лично было доложено на Государственной Думе, соответственно, подготовлено к рассмотрению в нескольких чтениях в Госдуме более 150 законопроектов. То есть это большая нагрузка, к каждому закону нужно подготовиться, это огромный объем поправок, огромный объем согласований. И очень сложные же законы. Посмотрите, закон о кратных штрафах, например, который вот Дума приняла совсем недавно в трех чтениях...

Михаил Соколов: За коррупцию, да?

Владимир Груздев: За коррупционную составляющую. Ну, это не только коррупционная, там уже и просто поборы, так называемые бытовые взятки, их коррупционными сложно назвать. Там уже нет коррупции, это в чистом виде поборы. Ну, идете вы в ЖЭК, а там вам говорят: "Хочешь справку без очереди - за 500 рублей давай, пожалуйста". Или там очереди в регистрационных палатах продают по 500 рублей, чтобы зарегистрировать или сдать документы на регистрацию. Купили квартиру, продали квартиру...

Михаил Соколов: С землей чаще всего безобразия происходят.

Владимир Груздев: Да. Вот только за очередь, чтобы сдать документы, в Москве - я специально подъезжал, узнавал - 500 рублей.

Михаил Соколов: Ну, это еще немного.

Владимир Груздев: Так это же только за то, чтобы сдать документы. Это не значит, что вам их потом зарегистрируют, это только за то, чтобы сдать. А если зарегистрировать, если у вас ошибки найдут, это приостановка, и так далее. Это в чистом виде поборы, их коррупцией назвать сложно.

Михаил Соколов: Ну, этим не победишь. Систему надо менять. В Грузии, например, поменяли так, что вы паспорт можете получить за один день, какие-то документы такого рода - за пару дней, регламенты все работают. Разогнали старых жуликов и создали систему, в которой чиновники уже не могут работать так, как они раньше работали.

Владимир Груздев: Знаете, в Грузии населения немножко поменьше, и объем операций примерно раз в 150 поменьше...

Михаил Соколов: Количестве чиновников на одного человека примерно то же самое.

Владимир Груздев: Может быть, по количеству чиновников на количество населения - да, а с точки зрения количества операций - нет. Это первая история. А вторая история, хочу вам сказать, что этот законопроект - он один из тех кирпичей в том фундаменте, который создается, безусловно, он один все не решает, но в следующий раз человек подумает, а нужно ли ему эти 500 рублей брать, чтобы тут же угодить под уголовную ответственность да еще под большой штраф.

Михаил Соколов: Вот в этом вся ваша партия и состоит, чтобы бороться с мелочами этими, с поборами, как вы называете, не трогать самый высокий уровень коррупционный.

Владимир Груздев: Наоборот, по самому высокому уровню установлен самый высокий уровень штрафа. Вот вы, как всегда, Пастернака не читали, но все-таки... Вы же законопроект не читали, наверное.

Михаил Соколов: Но вы-то рассказываете про поборы, а не про это, а я вас вывожу сразу на чистую воду.

Владимир Груздев: А я вам хочу сказать, что как раз большое взяточничество и большие коррупционные составляющие - это уже не только коррупция, это уже, скажем так, организованное преступное сообщество, где четко расписаны роли, кто что делает, выполняет, и это гораздо более комплексная история.

Михаил Соколов: Ну, да, кооператив "Озеро" какой-нибудь там...

Владимир Груздев: Но там история гораздо сложнее. Сложнее она тем, что ответственность, которую установили, там кроме штрафов, кратных, которые устанавливаются в стократном размере, но не более, правда, 500 миллионов рублей, мы ограничились, подумали, что 500 миллионов - пока нормально, на начальном этапе достаточно.

Михаил Соколов: Гуманистическое решение, да.

Владимир Груздев: Но при этом еще и установлена уголовная ответственность в виде лишения свободы, то есть в данном случае штрафы работают как дополнительное наказание.

Михаил Соколов: Штраф - это такая форма, заменяющая конфискацию имущества, я правильно понимаю?

Владимир Груздев: Нет, конфискация имущества также сохранена.

Михаил Соколов: Тоже будет?

Владимир Груздев: А как же, конечно!

Михаил Соколов: Преступно нажитого, правильно?

Владимир Груздев: Преступно нажитого и объект. То есть сама сумма взятки конфискуется, преступно нажитое конфискуется, штраф стократного размера и также лишение свободы при особо крупных взятках. Особо крупные взятки - это миллион рублей и более - там от 7 до 12 лет лишения свободы. Все вместе. Так что мало не покажется.

Михаил Соколов: И еще за посредничество.

Владимир Груздев: За посредничество - точно такие же штрафы. Единственное, посредничество ведь часто состав незаконченный, когда посредник бегает между взяткополучателем и взяткодателем и пытается разводить что одного, что второго, а в последний момент раз - и почему-то деяние не происходит. Но само посредничество есть, и мы установили, что оно карается точно такими же штрафами, как и получение взятки, а если деяние не было совершено, а была попытка посредничества, значит, тоже может быть посредник включен в уголовную ответственность, и в данном случае будет минимальный размер штрафа - 25 тысяч рублей, меньше приговорить не могут. Ну, и хочу напомнить, что у нас в Уголовном кодексе, в общей части, существовала минимальная сумма штрафа в рамках уголовного наказания - 2,5 тысячи рублей, мы тоже ее изменили, сделали 5 тысяч рублей.

Михаил Соколов: Вот нам Алла Павловна пишет: "Господин Груздев, лидер вашей партии Путин, президент и вообще все партийцы много говорят о борьбе с коррупцией. Буквально на днях "Московский комсомолец" опубликовал статью о реальных доходов министров Христенко и Голиковой, и ни ваша партия, ни ваш лидер, ни президент эту информацию не приняли к сведению, сплошное молчание, как будто ничего нет. Где же ваша борьба с коррупцией, где поручение Прокуратуре исследовать факты, изложенные в прессе?" Где ваш запрос депутатский?

Владимир Груздев: Слушайте, я, на самом деле, даже не читал.

Михаил Соколов: Как не читали? Вам рассказать?

Владимир Груздев: Да.

Михаил Соколов: Газета "Московский комсомолец" напечатала статью о том, что, в частности, министр Христенко является совладельцем крупного пакета акций разных металлургических предприятий, в том числе Магнитки. А у госпожи Голиковой в министерстве всякие безобразия происходят, о чем нам господин Рошаль, известный российский врач, рассказал. А еще она лоббирует закупки «Арбидола», который выпускает фирма какого-то приятеля. В общем, все выглядит очень нехорошо. Ну, надо было бы исследовать.

Владимир Груздев: Почитаю с удовольствием. Но хочу сказать, что, мне кажется, любая публикация, тем более в "Московском комсомольце", чаще всего заканчивается: "Прошу считать данную статью официальным запросом туда-то".

Михаил Соколов: Это ваш коллега депутат Хинштейн пользуется таким приемом, это он всегда приписывает.

Владимир Груздев: Нет, почему, любое средство массовой информации...

Михаил Соколов: Но теперь Следственный комитет отдельно, а прокуратура отдельно.

Владимир Груздев: При чем здесь это? Следственный комитет рассматривает вопрос о возбуждении уголовного дела, а проверку все равно проводят либо органы внутренних дел, либо, соответственно, органы прокуратуры. Поэтому почитаю, посмотрю.

Михаил Соколов: И можете потом помочь борьбе с коррупцией конкретно. Скажите, а с чем связано то, что ваша партия, ваша фракция до сих пор блокирует ратификацию ряда пунктов Конвенции о борьбе с коррупцией, где предписывается, например, контроль за расходами чиновников?

Владимир Груздев: А откуда у вас такая информация?

Михаил Соколов: Это оппозиция вас все время обвиняет.

Владимир Груздев: Лжет оппозиция!

Михаил Соколов: Расскажите, как дело обстоит на самом деле?

Владимир Груздев: На самом деле дело обстоит очень понятно. Как раз те законопроекты, которые направлены на борьбу с коррупцией, эти законопроекты являются приоритетными, и они принимаются в приоритетном порядке, рассматриваются Госдумой. Поэтому как только документ поступает, а тем более документ, касающийся ратификации международной...

Михаил Соколов: Но она ратифицирована без ряда пунктов.

Владимир Груздев: Слушайте, она была ратифицирована без ряда пунктов в каком году? В 2002 году, по-моему. А я в Думу пришел в 2004 году.

Михаил Соколов: Нет, сейчас и "Справедливая Россия", и Компартия предлагают вернуться к этой конвенции.

Владимир Груздев: Давайте четко двигаться по дистанции. Как только документ поступает в Государственную Думу, то Дума становится ответственной за рассмотрение данного документа. Как он только к нам поступит, мы его сразу рассмотрим.

Михаил Соколов: К вам в Комитет не поступал?

Владимир Груздев: Его в Думе нет. Он был ратифицирован в том виде, в котором вы говорите.

Михаил Соколов: А сейчас предлагают доратифицировать.

Владимир Груздев: Еще раз повторяю, кто предлагает?

Михаил Соколов: "Справедливая Россия", коммунисты.

Владимир Груздев: "Справедливая Россия" в данном случае не может быть инициатором рассмотрения, внесения в Думу документа о международных ратификациях, это вносится Министерством иностранных дел, готовятся документы.

Михаил Соколов: Понятно, то есть действующая власть не внесла.

Владимир Груздев: Это вопрос в том, что есть процедура, которая соблюдается. Как только в Думу поступает, тут же рассматривается.

Михаил Соколов: Понятно. Ну, хорошо, а вы не думаете самостоятельно ввести для чиновников, для депутатов декларации о крупных расходах?

Владимир Груздев: Не то что не думаем, а мы над этой темой работаем.

Михаил Соколов: Рассказывайте, как работаете?

Владимир Груздев: У нас в 1998 году был принят закон о расходах, который касался вообще не только чиновников и депутатов, он касался вообще всех граждан Российской Федерации, и все приобретения, которые подлежат регистрации, квартиры, земельные участки, машины, дома, самолеты, пароходы и так далее, включая изделия из драгоценных металлов, и любые расходы стоимостью свыше, если мне память не изменяет, 300 тысяч рублей подлежали государственному контролю. То есть, соответственно, налоголательщик, совершая те или иные приобретения, должен был об этом проинформировать налоговые органы. Год проработала эта система, в 1999 году коммунистическая, либеральная Дума отменила этот закон, сославшись на то, что вот, а что мы граждан мутузим...

Михаил Соколов: В 1999 году это было?

Владимир Груздев: Да.

Михаил Соколов: Это первая путинская Дума.

Владимир Груздев: Путинская Дума была избрана в декабре 1999 года, отменен он был в августе 1999-го, это еще была, так сказать...

Михаил Соколов: Это была прогрессивная Дума тоже, да.

Владимир Груздев: Это была не прогрессивная Дума, это была как раз коммунистическая, либеральная Дума.

Михаил Соколов: Которая утвердила Владимира Владимировича Путина, вашего любимого премьера, исполняющим обязанности премьера.

Владимир Груздев: Да, утвердила.

Михаил Соколов: А вы ее как-то подкалываете - коммунистическая... Да не была она коммунистической.

Владимир Груздев: В чистом виде коммунистическая Дума.

Михаил Соколов: Она была смешанная по составу.

Владимир Груздев: И эта Дума тогда, сославшись на заботу о гражданах, в преддверии как раз выборов, взяла и вместо того, чтобы убрать оттуда только граждан, а оставить чиновников, депутатов и весь люд, который является распорядителем кредитов в государстве и имеет определенные контрольные функции, взяла и просто закон ликвидировала. Вот сейчас мы возвращаемся к тому, что мы понимаем, что без контроля... Вот депутаты, в отличие от чиновников, при всех выборах всегда декларировали свои доходы и имущество. Вот сейчас чиновники начали декларировать, соответственно.

Михаил Соколов: А законопроект есть новый?

Владимир Груздев: Законопроекта пока нет, но в этом составе Государственной Думы, в этом созыве мы законопроект внесем и рассмотрим.

Михаил Соколов: То есть к выборам как раз. Примете или рассмотрите?

Владимир Груздев: Я думаю, что примем, конечно.

Михаил Соколов: А что туда вносить надо, в этот законопроект, на ваш взгляд?

Владимир Груздев: Давайте так, прежде всего, кто должен декларировать? Прежде всего это все государственные и муниципальные служащие, государственные служащие федерального и регионального уровня, а также муниципальные служащие. Кроме этого, должны отчитываться все руководители в органах внутренних дел, начиная с районного руководителя органов внутренних дел, должны подавать такого рода декларации. Ну, и соответствующих федеральных служб. То есть рядовой полицейский - какой смысл с него декларацию спрашивать? Смысла не имеет, если у него заработная плата - 35-40 тысяч рублей. Соответственно, и расходов подобного рода у него не должно быть. Значит, какие расходы должны контролироваться? Это любое приобретение любого имущества, которое подлежит регистрации, то есть земельные участки, акции, квартиры, машины, дома. Кроме этого, приобретение драгоценностей на сумму 600 тысяч рублей, мы обсуждаем эту сумму, и иные расходы. Скажем, есть турпоездка за 600 тысяч рублей - будь любезен задекларировать. Все имущество, которое не попадет под декларирование, данное имущество будет подлежать конфискации.

Михаил Соколов: В судебном порядке?

Владимир Груздев: В судебном, конечно. Не переживайте, "троек" предлагать не будем.

Михаил Соколов: Ну, всяко бывает с вашей партией. То рыболовов там заставите деньги платить, то еще что-нибудь.

Владимир Груздев: Знаете, на нашу партию не грешите. Благодаря нашей партии страна за последние 10 лет сделала огромный рывок!

Михаил Соколов: Ага, в борьбе с демократией.

Владимир Груздев: А если бы не наша партия, то вы, как человек, судя по всему, сильно ограниченный в праве голоса... Вот вы выступаете, критикуете, и у вас есть все возможности.

Михаил Соколов: "Ваше декларирование доходов не пример. Вы бы лучше от имени "Единой России" извинились перед избирателями, что 2 миллиона детей не посещают школу, астрономия отменена, новый мэр не принял никаких действий по сохранению научно-производственного потенциала Москвы", - пишет вам Сергей. Видите, другого от вас хотят!

Владимир Груздев: Сергей, спасибо большое за комментарий. Просто то, о чем говорите, это одна из частей моей работы, но опять же 2 миллиона детей, которые школу не посещают, - не поддавайтесь коммунистической пропаганде, не читайте выступления Геннадия Зюганова.

Михаил Соколов: Почему же не читать Геннадия Зюганова?

Владимир Груздев: То есть читайте, но читайте правильно! На самом деле, у нас 2 миллиона детей, как он сказал, ежегодно не идут в школу, что полная ложь, на самом деле. Очень такие популистские выступления. Эта цифра, конечно, не соответствует действительности.

Михаил Соколов: "Еще в начале 19-го века русские люди знали, что когда коррупцию бьют по голове, а не по пальцам, она прячется. При власти медвепутов и голова и пальцы чувствуют себя в полной безопасности. Пока это не изменится, говорить о борьбе с коррупцией бесполезно", - пишет вам Александр. Видите, не убеждаете вы наших слушателей, переживают они.

Владимир Груздев: Это хорошо, что люди переживают. Конечно, переживают, потому что любые коррупционные влияния - это те деньги, которые мы с вами платим в виде налогов, и это те деньги, которые...

Михаил Соколов: Нелегальных налогов, скажем. Коррупционный налог, коррупционная составляющая.

Владимир Груздев: Не совсем так. Скажем так, те деньги, которые мы с вами платим в виде налогов, это те деньги, на которые должны ремонтироваться улицы, строиться больницы, детские садики. Если эти деньги разворовываются, значит, мы этого не получаем. Поэтому, мы, конечно, переживаем, и я переживаю.

Михаил Соколов: Николай с вами не согласен, говорит, что "в 2001 году покупал квартиру и отчитывался по закону о расходах, так что то, что в 1999 году закон был отменен, это неправда, он еще в 2001-м действовал".

"Господин Груздев, опять противоречие ваших слов с делом. Следователи и работники МВД, которые вели дело Магнитского, у них явно доходы не совпадают с расходами, расходы в десятки раз превышают доходы, то есть зарплаты. Несколько лет прошло, где расследование по этим фактам? Вся мировая пресса об этом пишет. Вы, похоже, не читаете ее", - пишет слушательница. Владимир Сергеевич, читаете про дело Магнитского? Там новые есть обстоятельства.

Владимир Груздев: Почитываю, почему не читаю...

Михаил Соколов: Там сотрудница налоговой службы, бывшая теперь уже, служит в Министерстве обороны, купила особняк в Абу-Даби, особняк на Рублевке строит. Ни дня, я так понимаю, в бизнесе не работала, в отличие от вас. Славные люди, правда? Пропустила возврат НДС, по-моему, на 200 миллионов долларов, как утверждают некоторые, незаконно.

Владимир Груздев: А нет перспективы у этих людей.

Михаил Соколов: В Швейцарии возбудили уголовное дело, а в России нет.

Владимир Груздев: А перспективы нет у этих людей все равно.

Михаил Соколов: Почему?

Владимир Груздев: А потому что по этим делам нет срока давности, там все равно все эти истории не сейчас, но...

Михаил Соколов: То есть не будет вашей партии у власти, не будет Путина у власти, Медведева у власти - тут-то и разберутся.

Владимир Груздев: Давайте поговорим по делу. Для того чтобы контролировать те же расходы, как мы с вами выяснили, оказывается, закона о контроле за расходами нет. И как раз президент Медведев - это тот человек, который вносит эти законы, которые мы сегодня рассматриваем и принимаем. Это и законы о кратных штрафах, и закон о том, что сегодня у нас за организацию преступного сообщества, за такие вот деяния - это уже не только коррупционная составляющая, но, в том числе, и организация преступного сообщества фактически, потому что люди вступают в сговор и так далее, там срок - до пожизненного лишения свободы. Поэтому вот вы правильно говорите, те законы, которые сегодня принимаются, они еще в полной мере не заработали, но пройдет время - год, два, когда эти законы заработают в полной мере, и поверьте мне, вот все эти истории будут иметь большое продолжение.

Михаил Соколов: Это лет 10 ваша партия рассказывает, пока она у власти, что вот придем в светлое будущее, и вы разберетесь. Слушайте, в Швейцарии достаточно было недели после публикации. А в России?

Владимир Груздев: Вы меня все время перебиваете! Если вы будете неуважительно отзываться о моей партии, партии "Единая Россия", я тогда…

Михаил Соколов: Я очень интересуюсь деятельностью вашей партии.

Владимир Груздев: Еще раз говорю, не перебивайте меня! Тогда я не буду просто с вами вести беседу в дальнейшем. Если вы хотите, я могу прекратить ее сейчас! Значит, пожалуйста, ведите себя корректно по отношению к нашей партии.

Михаил Соколов: Вам был задан слушателем конкретный вопрос!

Владимир Груздев: Я отвечаю так, как считаю нужным, и вы меня, пожалуйста , не корректируйте, как мне отвечать!

Михаил Соколов: Вся мировая пресса об этой истории пишет!

Владимир Груздев: Я еще раз повторяю, я буду отвечать так, как считаю нужным!

Михаил Соколов: Будьте любезны, отвечайте!

Владимир Груздев: И пожалуйста, без своего ерничества! Относитесь, пожалуйста, к людям, которые представляют здесь "Единую Россию", с уважением, корректно! Договорились?

Михаил Соколов: Слушательница задала вам вопрос!

Владимир Груздев: Еще раз спрашиваю, договорились?

Михаил Соколов: Мы обо всем договорились!

Владимир Груздев: Тогда, пожалуйста, с уважением относитесь!

Михаил Соколов: Будьте любезны, ответьте на вопрос слушательницы Аллы Павловны.

Владимир Груздев: Алле Павловне я ответил. Задавайте следующий вопрос.

Михаил Соколов: Геннадий из Ленинградской области, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Груздеву.

Слушатель: Добрый вечер! Почему в докладе Владимира Владимировича Путина только вскользь прозвучало решение проблем коррупции, тотального воровства чиновников различного ранга, слабое исполнение законов?

И почему ни один депутат "Единой России" не задал ему подобного рода вопросы?

Владимир Сергеевич, вы хотите, чтобы партию "Единая Россия" уважали, но пусть партия "Единая Россия" уважает и свои подданных, чего лично я не ощущаю. Спасибо!

Владимир Груздев: Спасибо большое за вопрос. На самом деле, вы знаете, я прошу, когда мы находимся в беседе, если мы выбираем какой-то разговор неконструктивный, а с точки зрения "сам дурак" – это одна позиция, а если мы пытаемся выяснить и найти основное вот такое здравое зерно в очень сложной проблеме - проблеме борьбы с коррупцией, эта проблема не решена ни в одной стране мира. Вопрос только в том, насколько это деяние приобретает те или иные масштабы.

Если вы заметили, выступление, отчет правительства в Государственной Думе длился больше 4 часов, без перерыва, 2 часа 15 минут Владимир Путин выступал с докладом, в котором он коснулся всех вопросов деятельности правительства за прошедшие три года, очень сложные три года - это и кризисные времена, и выход из кризиса, и создание условий для роста экономики. И кроме этого, еще задавались вопросы, от каждой фракции по регламенту мы установили, что каждая фракция задает по три вопроса. Во всех этих вопросах, в том числе в отчете Владимира Путина, говорилось о том, что вопрос борьбы с коррупцией - это один из основных вопросов. Потому что те поручения, которые были даны президентом Медведевым после заседания комиссии по модернизации в Магнитогорске, 10 конкретных поручений, эти все поручения направлены на создание нормального, эффективного инвестиционного климата, и без решения вопроса коррупции это невозможно. Поэтому я все эти вопросы услышал, и я понимаю, что нужно делать, и этим занимаюсь в Государственной Думе.

Михаил Соколов: Слово "коррупция" во время доклада, я хочу просто вам уточнить, прозвучало только один раз. Вас это не удивило?

Владимир Груздев: Нет. Меня как раз в большей степени интересовали вопросы социального характера. То есть социальной защищенности наших граждан на выходе из кризиса.

Михаил Соколов: Ну, да… Вот, например, в Минздраве по итогам проверки закупки медицинской техники на 7 миллиардов рублей заведено 17 уголовных дел.

Владимир Груздев: А вы говорите, что нет борьбы с коррупцией.

Михаил Соколов: Есть, есть. А может быть, дело в системе – одних сажают, а другие продолжают воровать? Значит, систему надо менять.

Владимир Груздев: А разве те законы, которые мы с вами обсуждаем, это не изменение системы?

Михаил Соколов: Ну, пока она не изменилась, судя по количеству даже этих уголовных дел. А некоторые дела не возбуждаются.

Владимир Груздев: Это как раз то, о чем я с вами говорил, о том, что деяния иногда, срок возбуждения уголовного дела за то или иное деяние, он происходит не сразу, то есть проходит год, два, три, а потом дела возбуждаются. Поэтому в данном случае это как раз нормальный показатель, когда дела возбуждаются по закупкам. Ну, это же не секрет, когда помощник президента говорит о том, что из 10 триллионов расходной части нерационально, условно скажем, был потрачен практически триллион рублей. Вот по оценке по 2009 году.

Михаил Соколов: Томографы по тройной цене покупали…

Владимир Груздев: Это вот как раз тот триллион, который мог быть потрачен более эффективно. Я вот как раз по томографам занимаюсь одним интересным делом. Один из предпринимателей из Екатеринбурга выиграл тендер на поставку томографа в одну из больниц Ульяновска. Так вот, сначала его не допустили до тендера, он обжаловал итоги тендера в Федеральной антимонопольной службе. Федеральная антимонопольная служба, рассмотрев его ходатайство в итоге тендер отменила, провели повторный тендер, он тендер выиграл, причем цена, по которой он предложил томографы, составила… ну, там 43 миллиона он предложил, а цена была – 57, то есть разница практически 14 миллионов. Так вот, этого предпринимателя душат уже четвертый месяц, с выемкой документов. Причем приезжает в Екатеринбург "КаМАЗ" документов, вывозят вплоть до трудовых книжек сотрудников и так далее. Вот этим делом мы с моим коллегой Игорем Бариновым занимаемся сейчас, и мы доведем его обязательно до логического конца. Причем сразу, как он только выиграл, ему сказали: откажись, лучше не участвуй в тендере, либо вот есть дорожка, по которой тебе надо идти.

Михаил Соколов: В общем, силовые структуры им занялись.

Владимир Груздев: Занимаются, да. Вот так вот, видите, выигрывают тендеры, непросто.

Михаил Соколов: "Проблема с коррупцией практически решена в Сингапуре. Когда Ли Куань Ю спросили, как он добился процветания страны, он ответил: независимые суды и 12 ближайших друзей за решеткой". Вы можете себе представить за решеткой 12 друзей Путина, господин Груздев?" – спрашивает Александр.

Владимир Груздев: Вы знаете, Александр, я к Владимиру Путину отношусь с большим уважением. Во-первых, потому что у нас с ним во многом биографии схожи, мы с ним коллеги по прошлой работе. И хочу вам сказать, сравните то, в какой стране вы живете в 2011 году и в какой стране вы жили в 1999 году. И та разваленная страна, которая досталась Владимиру Путину, за эти 12 лет значительно преобразилась.

Михаил Соколов: Цены-то на нефть какие были?

Владимир Груздев: А вы знаете, это не только вопрос цены на нефть. А то, что сегодня у нас… Я опять же по примеру своей семьи. У меня мама преподаватель химии и биологии в школе. Она проработала в школе 43 года и продолжает работать и сейчас, хотя уже не пенсии. Я ее спрашиваю: "Был ли когда-то уровень зарплаты московских учителей такой, как сейчас?" Никогда не было! У нас средняя зарплата…

Михаил Соколов: Владимир Сергеевич, вам сейчас скажут про учителей в провинции, там совсем другая картина.

Владимир Груздев: Вы знаете, я избирался от Москвы и отвечаю за тот регион, в котором я…

Михаил Соколов: Это плохо, что вы не хотите на какую-нибудь, я не знаю, Вятку посмотреть. Там в деревнях учителя очень мало получают.

Владимир Груздев: Я по России езжу очень много, на самом деле, и все это вижу, точно так же как и вы. Но, в отличие от просто огульной критики, я еще занимаюсь делом. Поэтому я к Владимиру Путину отношусь к огромным уважением, и хочу сказать, что благодаря этому человеку у нас в стране произошло очень много позитивных изменений. Очень много!

Михаил Соколов: Владимир Сергеевич, но вопрос был задан немножко не об этом. Может ли такой человек, которого вы так уважаете, Владимир Путин, сделать так, чтобы кто-то из его соратников за конкретные нарушения оказался в тюрьме? Ни один из министров, например, правительства за последние годы там не оказался, даже не был снят с должности. Неужели это все абсолютно чистые, кристальные люди? Давайте будем верить, конечно, что они чистые и кристальные…

Владимир Груздев: Давайте двигаться, что называется, поступательно. Был скандал у нас с прокуратурой Московской области, прошло время для служебной проверки, и генеральный прокурор принял решение, в соответствии с которым прокурор Московской области освобожден от занимаемой должности, переведен на другую, а те прокуроры, которые нарушали этику сотрудника прокуратуры, эти люди не только освобождены, но и уволены за нарушения устава.

Михаил Соколов: Ну, бывает такое.

Владимир Груздев: Поэтому, вы знаете, работа по борьбе с коррупционными составляющими – это работа правоохранительной системы. И эта система…

Михаил Соколов: Да, но вы же формируете ее теми законами, которые принимаете, правильно?

Владимир Груздев: Мы даем инструментарий. Мы не формируем законами, мы даем инструментарий. Законы – это тот инструментарий, которым правоохранительная система должна с этим бороться. А благодаря, кстати, средствам массовой информации мы с вами задаем определенный импульс, что мы недовольны качеством этой борьбы. Поэтому этот вопрос нужно адресовать не Владимиру Путину, а в Генеральную прокуратуру, в Следственный комитет и в органы внутренних дел. Это те органы, которые должны, невзирая ни на чины, ни на звания, есть нарушения закона – они обязаны возбуждать уголовное дело.

Михаил Соколов: Давайте мы из Московской области примем звонок. Александр Иванович, пожалуйста.

Слушатель: Во-первых, я свидетельствую свое уважение к вашему гостю и к вам и к его партии. Пусть он не воспримет мои вопросы как стремление кому-то сделать нехорошо. Первый вопрос. Неужели вы не понимаете, что вся ваша громадная работа – это все равно что гора, которая даже мышь не родила? Все ваши горы законом могут не стоить ломаного гроша, потому что, основываясь на законе 59, статье 3, весь тот поток жалоб на самоуправство, произвол, беззаконие местных властей, который идет на уровень Путина, Медведева, Генеральной прокуратуры, совершает кульбит и ложится на стол тем чиновникам, на которых люди жалуются. И никто не контролирует, как этот чиновник отвечает на эти вопросы. Естественно, мы знаем как он может ответить. Сочувствую вам, вы работаете в поте лица, а КПД – как у паровоза, когда 99 процентов пара уходит в свисток, а 1 процент идет в дело.

Второе, посмотрите, что творится в медицине, тяжелейшего положение! Там все стандартизируется, за исключением только онкологии. Там люди должны до операции проходить специальные курсы лечения, химиотерапию системную, а стандартов нет, и в результате тяжелейший больной вынужден бегать, высунув язык, выбивать квоты на это лечение, а эти квоты выдает врач, который ничем не зарегулирован. Как вы можете терпеть на посту министра здравоохранения не врача по специальности? В стране еще живы люди, пережившие Первую мировую, революцию, Гражданскую, Вторую мировую, восстановление, тяжелейшее положение со здоровьем. Тяжелейшее положение!

Владимир Груздев: Александр Иванович, спасибо за комплекс вопросов. Действительно, что называется, это крик души. Да, действительно, могу констатировать, что в попытках стандартизации или скажем так, наведения порядка в предоставлении услуг, это касается не только медицинских услуг, есть вопросы недоработки. Но здесь нужно уже в каждом конкретном случае разбираться, почему та или иная услуга не предоставлена качественно, и в случае, если выявляется определенная тенденция, эту тенденцию надо просто править. Вынужден констатировать, что действительно многие изменения происходят, скажем так, недостаточно эффективно, но здесь благодаря обратной связи мы реагируем…

Михаил Соколов: Так вот про обратную связь слушатель и сказал, что жалобы возвращаются тем, на кого жаловались.

Владимир Груздев: И я теперь хочу вернуться к первому вопросу, что жалобы возвращаются тем, на кого жаловались. Вот я каждую неделю, а у нас заседания три раза в неделю происходят – по вторникам, средам и пятницам, каждую неделю ко мне приходит, каждый день во время заседаний приходят старшеклассники, 10-11 классы московских школ. И вот мы с ними обсуждаем, в том числе и прежде всего вопросы образования, конечно, ребят интересуют, и второе – почему местные власти, скажем, работают неэффективно.

И когда мы доходим до самого главного, до вопроса выборов, не нужно выбирать, Александр Иванович, такую власть! Выбирайте других людей. Местная власть – вы этих людей сами знаете. Это ваши соседи, вы знаете их…

Михаил Соколов: А, кстати, выборы-то отменяют прямые, например, мэров. Вот вы Александру Ивановичу советуете власть выбирать, а ваша партия, извините, навязывает сити-менеджеров, которых выбирают.

Владимир Груздев: Во-первых, не навязывает, а рекомендует, это первое. И это касается только крупных городов, столичных городов, в которых располагаются региональные центры. Чаще всего это происходит для того, чтобы достаточно быстро и эффективно можно было поменять нерадивого сотрудника, вот и все. Чтобы вот таких вот отписок не было, о которых Александр Иванович говорит, когда ему пишешь, а ему что в лоб, что по лбу.

Михаил Соколов: Александр Иванович спрашивал, все-таки должен ли врач возглавлять Министерство здравоохранения? Или должен возглавлять экономист, как сейчас?

Владимир Груздев: Вы знаете, я так хочу сказать, что финансовая составляющая, она важна, конечно, но на мой взгляд, должен быть все-таки человек специалист. Хотя менеджмент в данном случае тоже срабатывает, но без специального образования будет сложно.

Михаил Соколов: Петр из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер! В Великобритании годовой доход – 150 тысяч фунтов, приходится заплатить 50 процентов подоходного. В Швеции и того больше. А вот "Единая Россия" и уважаемый господин Грызлов, они просто напрочь стоят, утверждая, что если прогрессивную шкалу ввести, то налоговые сборы будут огромные, которые сейчас и без того 40 процентов составляют о того, что нужно собрать. Готов ли господин Груздев платить не 13 процентов и не 180 миллионов долларов подоходного, а 600 миллионов в год, как происходит в развитых странах, где бизнес, кстати, гораздо более легитимный?

Михаил Соколов: В общем, идеи "Справедливой России".

Владимир Груздев: Спасибо, Петр, за вопрос! Будет закон – буду платить столько, сколько установлено законом. Ну, для чистоты цифры еще раз повторю, что я заплатил 130 миллионов подоходного налога, а не 180. Ну, потому что у нас ставка – 13, а сумма сделки, по которой я…

Михаил Соколов: А товарищ выступает за прогрессивную шкалу. Вы против?

Владимир Груздев: Вы знаете, я против. И объясню почему. Когда с 2005 года или с 2004-го… нет, с 2005 года устанавливали плоскую шкалу, то мы сказали, что плоскую шкалу мы устанавливаем на 10 лет. И для чего? Для того чтобы вывести заработные платы из тени. И мы, на самом деле, видим рост по собираемости налогов по доходу на физических лиц. Но приведу вам и другой пример. Вот сейчас с 1 января увеличили взносы в страховые фонд, бывший ЕСН – с 26 процентов до 34-х.

Михаил Соколов: И недобор теперь.

Владимир Груздев: И с 1 квартала уже сразу мы при больше ставке, ставка выросла на 30 процентов, мы получаем меньше, чем в первом квартале прошлого, очень непростого 2010 года. Вот вам, пожалуйста, пример. Потому что весь малый бизнес, который имел возможность, он ушел в тень…

Михаил Соколов: Или закрылись.

Владимир Груздев: …или закрылись, да. А средний бизнес, соответственно, сокращает людей. Вот и вся история.

Михаил Соколов: То есть вы признаете, что была допущена ошибка "Единой Россией", которая голосовала за этот закон? И теперь президент просит его поменять.

Владимир Груздев: А я хочу вам сказать, что когда этот законопроект выносился, я выступал против данной инициативы.

Михаил Соколов: А голосовали как?

Владимир Груздев: Голосовал "за".

Михаил Соколов: Вот в этом-то вся ваша замечательная позиция – выступать против, а голосовать "за"! Нет ли здесь раздвоения личности?

Владимир Груздев: Вы знаете, нет, раздвоения личности нет. Партийная дисциплина…

Михаил Соколов: Партийная дисциплина – колебаться с генеральной линией, как говорил товарищ Сталин.

Владимир Груздев: Вы все знаете! Может быть, вы опять начнете говорить уже один тогда?

Михаил Соколов: Владимир Сергеевич, не расстраивайтесь. Я же вам не все вопросы слушателей читаю, а то вы обидитесь.

Владимир Груздев: Вы мне распечатайте. Я не обижаюсь. Хочу сказать, что на заседании президиума фракции я как раз выступал и говорил о том, что повышать вот так вот, огульно, единый социальный налог нельзя. И прежде всего он коснулся предпринимателей и предприятий, работающих по упрощенной системе налогообложения – у них была ставка 14, стала – 34. Но было принято иное политическое решение, и я уже здесь, как член фракции, член партии, подчиняюсь тому решению. Это нормально, по-другому в партии быть не может и во фракции быть не может. В противном случае это будет не партия, а колхоз какой-то.

Поэтому вот как раз толику критики в адрес министра здравоохранения я тоже привнесу. Инициатива повышения взносов была предложена именно ею, потому что ее епархия отвечает за Пенсионный фонд, и это было как раз бухгалтерское предложение – взять и просто повысить единый социальный налог. Соберем, типа, побольше – дыру в Пенсионном фонде уменьшим. А вот сами видите, какая история получается. Причем первый квартал – это самые высокие сборы, первый и второй. Первый – потому что только год начинается, а второе квартал – потому что физические лица отчитываются и доплачивают налог. А дальше – третий и четвертый квартал – вообще провалы будут. Там же регрессия начинает, больше 460 тысяч рублей.

Михаил Соколов: Вот спрашивают: "Не пора ли объявить амнистию для предпринимателей? Масса сидит по сфабрикованным для отъема бизнеса и вымогательства делам".

Владимир Груздев: Это вот та проблематика, которой мы тоже занимались. В прошлом году, если вы помните, по инициативе президента Медведева был принят закон, запрещающий заключать предпринимателей под стражу до приговора суда. А сейчас мы приняли закон, отменяющий нижние пределы или устанавливающий их в соответствии с общей частью Уголовного кодекса. И хочу вам сказать, что количество тюремного народонаселения с 1 января 2010 года на 1 января 2011 года уменьшилось на 44 тысячи человек. И, соответственно, мы очень надеемся, что в тюрьмах должны находиться люди, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, а люди, совершившие преступления малой и средней тяжести, должны привлекаться к уголовной ответственности, принцип неотвратимости наказания должен срабатывать четко и всегда, но должны применяться альтернативные виды наказаний: штрафы, обязательные исправительные работы, условное наказание… То есть это те виды наказания, при которых мы с вами не криминализируем наше общество, а действительно уголовный кодекс несет на себе процедуру воспитательную.

Михаил Соколов: Как вы объясните, что ваша партия принял несколько решений, раздражающий разные социальные группы? Там платная рыбалка, штрафы 3 тысячи рублей в Москве и Петербурге за неправильную парковку. Теперь ваш коллега Федоров вносит законопроект о запрете ночных магазинов.

Владимир Груздев: Давайте, наверное, со штрафов начнем. Я сейчас ехал к вам на эфир, опоздал на пару минут, и связано это прежде всего с тем, что справа и слева машины припаркованы в два ряда. Так вот как раз те люди, которые паркуют машину во втором ряду, и которых вообще не интересует, что будет происходить с движением, я считаю, что в отношении таких людей должны быть штрафы.

Михаил Соколов: Ночные магазины?

Владимир Груздев: Ну, по ночным магазинам такого решения не принято. Это одна из инициатив, о которой я пока еще не слышал, одного из наших коллег. Обсуждаем.

Михаил Соколов: Платная рыбалка?

Владимир Груздев: А платная рыбалка – я вам хочу сказать, это как раз пример тех нерадивых региональных чиновников, которые пытаются, что называется, набить свой карман. Вовремя по рукам им дали, а если мозгов еще не хватит, еще и в тюрьму посадим.

Михаил Соколов: "Как вы относитесь к тому, что оппозиционные партии называют вашу партию "партией жуликов и воров"? Проводите ли вы исследования по поводу этого или издаете законы против других воров?" – спрашивает Роза.

Владимир Груздев: Вы знаете, Роза, хочу вам сказать, что я как раз собственным примером пытаюсь быть максимально открытым и честным, за что, кстати, получаю от наших граждан часто очень по голове. Потому что у нас пока в стране не принято признавать какие-то истории успеха. Поверьте мне, что у нас очень приличные люди, которые работают у нас в партии и во фракции, люди, которые являются патриотами и очень порядочным людьми.

Михаил Соколов: А как вы объясните, что рейтинги президента Медведева и премьера Путина упали на 16 процентов вдруг? Конечно, они высоки, но не так, как раньше.

Владимир Груздев: Честно говоря, статистика, которую смотрел, социологию, там более 50 процентов рейтинги.

Михаил Соколов: И у партии вашей тоже самые низкие рейтинги за все время.

Владимир Груздев: Вот сегодня публиковали социологию, что если бы выборы состоялись вчера, то за "Единую Россию" проголосовало бы 55 процентов избирателей.

Михаил Соколов: А я видел 44.

Владимир Груздев: А я вот сегодня видел – 55. Соответственно, при распределении мандатов это больше 60 процентов.

Вы знаете, здесь нужно четко и быстро реагировать на критику наших граждан, но при этом граждане, критикуя нас, прекрасно понимают, что мы единственная политическая сила, которая может продвигать страну вперед.

Михаил Соколов: В это верит Владимир Груздев, первый зам председателя Комитета Госдумы по законодательству.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG