Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдеп в "Твиттере"


В Египте "Твиттер" был вполне революционным инструментом. Каир, 5 февраля 2011 г

В Египте "Твиттер" был вполне революционным инструментом. Каир, 5 февраля 2011 г

Волна выступлений за демократические перемены в странах Ближнего Востока и Северной Африки совпала с началом проекта Государственного департамента США в сервисе микроблогов "Твиттер". Сотрудники департамента теперь общаются на девяти иностранных языках, включая русский.

Госдепартамент США решил активно использовать социальные сети в интернете, чтобы получить возможность в реальном времени общаться с жителями стран Ближнего и Дальнего Востока, а также Азии. Официальные страницы Госдепартамента на арабском, китайском, персидском, русском, хинди и других языках читают многие. Например, страницу в "Твиттере" на арабском постоянно просматривают около 6 тысяч человек. Страница на персидском помогает иранским оппозиционным активистам передавать другим информацию о происходящем.

Глава Госдепартамента США Хиллари Клинтон считает, что интерактивное общение помогает "поддерживать контакты с теми, с кем раньше не было возможности общаться":

– Мы стараемся идти в ногу со временем. Общение с общественными активистами, пользующимися интернетом в разных странах, позволяет нам с легкостью определить, требуется ли им наша помощь. При этом мы используем самые разные возможности и готовы противостоять угрозам, с которыми сталкиваются активисты. В то время как авторитарные режимы пытаются заблокировать работу какого-то одного сайта, мы переходим на другие, – сказала Хиллари Клинтон.

Несмотря на то, что "Твиттер" дает новые возможности коммуникации с общественными активистами, в блогах можно найти, в основном, официальную информацию или заявления Госдепартамента в виде кратких сообщений. Как оценивает эту инициативу эксперт по социальным сетям и интернету, профессор Клэй Ширки: речь идет о демонстрации потенциала общения онлайн, или же в большей степени о том, что Госдепартамент стремится не отставать от жизни?
Госдепартамент очень ограничен в своих действиях. Изменить это не способно даже разнообразие средств коммуникации

– Государственный департамент не может ориентироваться на внешний эффект, ведь эта организация находится под непрерывным контролем. Я думаю, проблема немного в другом. Даже если Госдепартамент стремится максимально использовать возможности социальных сетей, в частности, "Твиттера", внешняя политика для этого подходит не лучшим образом. По крайней мере, если речь идет о демократическом государстве, каким являются Соединенные Штаты.

У нас есть два находящихся в противоречии обязательства. С одной стороны, мы являемся демократической страной, и хотели бы, чтобы такими были и другие страны мира. Это кроме прочего дает нам большую защищенность. С другой стороны, мы должны наладить двусторонние отношения с каждой страной на Земле. Следовательно, мы обязаны быть добросердечными и с недемократическими государствами. В прошлом нам это удавалось, так как по разным телеканалам мы передавали разную информацию. Сегодня речь идет об одной официальной позиции Госдепартамента, которая транслируется, скажем, ведущими воскресного телешоу, а эксперты, имеющие более глубокие знания в какой-то определенной области, подробно анализируют эту информацию. Одновременно существуют закулисные дипломатические разговоры, с которыми мы могли ознакомиться благодаря WikiLeaks. И что действительно потрясает – я в данном случае говорю об использовании Госдепартаментом "Твиттера" – абсолютно очевидно, что они не могут сказать всем одно и то же.

– Не могли бы вы привести какой-то конкретный пример этой дилеммы?


– Когда пресс-секретарем Госдепартамента США был Филип Кроули, он публиковал в "Твиттере" сообщения, которые можно было расценивать как завуалированные послания нашим союзникам на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Это происходило в то время, когда в Египте и Тунисе вспыхнули революции. Тогда бывший президент Египта Хосни Мубарак нерешительно пообещал провести какую-то бессмысленную реформу, а Кроули отреагировал на это сообщением: "Теперь Мубарак должен подкрепить свои слова конкретными действиями". Это подразумевало: "Мы поддерживали этого парня тридцать лет, и мы знаем, что он ничего не собирается делать". Я интерпретирую его слова как попытку общения с нашими союзниками в этом регионе. Разумеется, общения в очень скрытой форме, но очевидно, что жители Туниса и Египта тоже читали страницу Кроули в "Твиттере", и это выставляет Соединенные Штаты не в самом лучшем свете.

– Как вы думаете, способен ли Госдепартамент США в будущем избежать публикации подобных сообщений в "Твиттере"?

– Возникающая при передаче отдельных сообщений Государственного департамента напряженность подсказывает мне, что они никогда не будут способны использовать "Твиттер" абсолютно открыто. Частично это связано с тем, что на деле поставленные ими цели противоречат друг другу. Невозможность сказать одно и то же всем противоречит возможностям используемой технологии. Невозможность сказать одно и то же – суть внешней политики. Поэтому я надеюсь, что люди смогут получить от них какую-то информацию, общаясь в "Твиттере", скажем, на португальском. Иными словами, мне кажется, что в использовании "Твиттера" нет ничего революционного. И даже больше. Я не думаю, что революционность вообще возможна, так как Госдепартамент очень ограничен в своих действиях. Изменить это не способно даже разнообразие средств коммуникации.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG